Именно такими были юность и молодость многих ровесников, когда хотелось жить по справедливости и совести, дышать полной грудью, потому что именно этим человеческим добродетелям учили нас отцы и матери.

Жизнь сложилась, как и у многих ровесников 70-х годов прошлого века. Школа, там, кстати, начал редактировать стенгазету, а в девятом классе написал первую заметку в городскую районку. Затем — служба в армии, работа в райгазете, инструктором по спорту на автопредприятии, обучение на журфаке в КГУ... Таким обычным намечался путь к карьере у большинства ровесников. Логичным шагом для меня было дальнейшее вступление в партию, потому что искренне верил в ее идеалы, порядочность тех, кто был в ее рядах. Словом, хотел быть среди строителей светлого будущего. Однако, как показала жизнь, реалии были очень далеки от провозглашенных идей, постановлений, решений «руководящей и направляющей силы общества»!

Подхалимство, очковтирательство, вранье на вранье очень сильно въелись в ту систему! Причем на всех уровнях — от первичной ячейки и вплоть до высоких партийных кабинетов в Москве. Говорю это объективно, потому что не раз искал там правду-матушку, слепо верил в партийный устав, где утверждалось, что все члены партии равны и имеют право обращаться в любой орган, вплоть до центрального. Об этом говорил на приеме у одного чинуши московского ЦК. Он меня, якобы, сочувственно выслушал, а в завершение беседы сказал, дескать, стену головой не пробьешь. Такой была правда на бумаге и в жизни. За те мои наивные обращения «наверх» пришлось немало пострадать. Бесконечные партийные разборы, увольнение с работы, травля семьи. Когда и этого оказалось мало, направили домой врача-психиатра с рекомендациями немедленно ехать на консультацию в облпсихдиспансер. Я эту рекомендацию выполнил. Но в другой области, где врачи сказали и записали в медкарте, что никаких оснований для лечения у психиатра у меня нет. Когда и этого оказалось мало, партийные боссы напустили на меня прокуратуру, милицию и даже КГБ, которые полгода вели дело в связи с «незаконным использованием путевки на лечение в санатории». Дело, наконец, закрыли, однако сколько крови попили на тех бесконечных допросах, которые проводились, как позже признался следователь, по прямому указанию партийного босса.

Вот и пришлось искать работу в другой сфере и больше не беспокоить своим наивным желанием добиться справедливости в грязном болоте партчиновников. Та система действительно была стеной для всех честных людей.

К счастью, после тех моральных пыток моя жизнь начала налаживаться, а прошлое понемногу забываться. Возможно, этому поспособствовала так называемая перестройка, когда в обществе стало легче дышать. Я закончил еще один — педагогический — вуз. Из партии, конечно, вышел. Работал учителем, преподавателем техникума, редактором газеты, директором МЧП, издал более десятка краеведческих книг. У меня хорошая семья. Вдвоем с женой воспитали двух прекрасных сыновей, есть внучка. Все нормально. Оба — с женой Антониной — на пенсии.

Что касается партийности, то зарекся на всю жизнь! Теперь знаю точно, что жить честно и справедливо, по совести можно вне какой-либо политической организации. Не так ли?

Новоград-Волынский

Житомирской области.