Представители СМИ, в частности, спрашивали, связан ли запрет каналов с переговорами министра иностранных дел Дмитрия Кулебы с представителем Госдепа США Энтони Блинкеном, кто был основным докладчиком на СНБО и предоставил ли председатель СБУ Иван Баканов доказательства финансирования терроризма. Интересовались и тем, почему же глава парламента воздержался от подписания соответствующего решения.

Комментировать разговор Дмитрия Кулебы и Энтони Блинкена Дмитрий Разумков отказался, поскольку не присутствовал на этой встрече. А по поводу остальных вопросов дал такой комментарий: «Считал, считаю и буду считать, что мы уже не первый год живем в стране, где идет война. Война гибридная и информационная. Бороться с этими вызовами надо, и у нас есть различные службы, которые за это непосредственно отвечают. Такой позиции я придерживаюсь сегодня, как и семь лет назад. Но если речь идет о санкциях, то их можно вводить в отношении тех, кого мы не можем наказать здесь. Это иностранные государства, зарубежные субъекты хозяйствования, которые находятся за пределами возможностей украинских правоохранительных органов и органов, отвечающих за национальную безопасность, и не могут предстать перед украинским судом. Все хорошо знают, что каждый, кто финансирует терроризм, помогает так называемым «ДНР», «ЛНР» или замечен в сотрудничестве со страной-агрессором, должен нести ответственность согласно действующему законодательству. У нас во многих законах заложено именно это. И возможностей сегодня достаточно».

«Если речь идет о терроризме и эти люди находятся на территории нашего государства, если есть информация, что они помогают финансово или хоть как-то «ЛНР», «ДНР» или стране-агрессору, то должна быть срочная информация на Генерального прокурора, представление, подозрение и, на основании действующего законодательства, украинский суд в рамках верховенства права должен принять соответствующее решение и вынести суровое наказание, — продолжил Д. Разумков. — Придерживаюсь принципа: закон должен быть один для всех. Я это пропагандирую в стенах Верховной Рады в отношении себя и моих коллег». Резюмируя сказанное, глава законодательного органа власти подчеркнул: «Если человек виновен в финансировании терроризма, то речь идет не о санкциях, а об уголовной ответственности».

Дмитрий Разумков также проинформировал, что решение СНБО о закрытии телеканалов принималось не во время очного заседания, а путем письменного опроса. «Дополнительной информации от представителей специальных служб не было в том пакете документов, который был передан на ознакомление мне лично, — сказал он. — К сожалению, информации от главы СБУ я также не слышал. Обсуждения в классическом понимании этого слова как такового не было».

«У отечественного законодательства имеется достаточно механизмов для того, чтобы закрыть каналы, уличенные в сотрудничестве со страной-агрессором, — отметил глава парламента. — У нас есть лицензии, которые выдаются государством и могут быть отозваны государством. Но моя позиция остается неизменной: ко всем каналам должны быть единые условия и подходы». В то же время он выразил убеждение: если у представителей СБУ есть информация о финансировании терроризма, то она должна быть в открытом режиме. Дескать, общество и журналисты должны понимать, хотя бы о каком базовом фактаже идет речь, а уже следующим шагом должна стать реакция правоохранительных органов.

твечая на вопрос, Дмитрий Разумков подчеркнул, что остается членом команды Президента и продолжает работать. «Я — государственный служащий, Председатель Верховной Рады и действию исключительно в рамках закона», — отметил он. А также добавил: «Несмотря на напряжение в обществе и СМИ, парламент продолжает работать, все выполняют свои функции, за что и получают деньги от налогоплательщиков. Народные депутаты выражают свою позицию и голосуют. Надеюсь, парламент и в дальнейшем будет оставаться органом, выполняющим свои функции». В то же время он опровергнул информацию о возможном закрытии некоторых других каналов.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.