В государственных учреждениях обсуждается и прорабатывается проект «Концепции развития юридического образования» (далее — Концепция). 6 ноября 2020 года на официальной веб-странице Комитета Верховной Рады Украины по вопросам науки, образования и инноваций (далее — Комитет) опубликован последний проект Концепции. В Комитете 11 ноября 2020 года состоялись слушания по Концепции. Автор этой статьи, к сожалению, на слушаниях не присутствовал, но внимательно ознакомился с проектом этого документа. Далее речь пойдет о сути Концепции.

В «Перечне терминов и сокращений» неправильно указывается, что «высшее юридическое образование — это высшее образование степени магистра по специальности 081 «Право» области знаний 08 «Право», полученное на основе полного общего среднего образования». Здесь проигнорировано, что высшим юридическим образованием является и образование тех, кто уже ранее окончил юридический бакалаврат и дальше в магистратуре не учился. Высшее юридическое образование имеют и выпускники юрфаков бывшего СССР, которые о бакалаврате и магистратуре и не слышали. Высшее юридическое образование есть также у магистров права, получивших эту степень после окончания предшествующего обучения на юридическом или другом бакалаврате (магистратуре) и перед поступлением в юридическую магистратуру, имевших перерыв в обучении. Предположим, если в дальнейшем основная масса магистров будет готовиться на основе полного общего среднего образования, то все-таки будут люди, которые хотели бы учиться на магистра права с других стартовых уровней, в частности упомянутых выше. Степень магистра права могут захотеть штурмовать лица с другим незаконченным и законченным высшим образованием, незаконченным юридическим бакалавратом и т. д. Концепция этого не учитывает. В качестве стартового уровня для обучения в магистратуре Концепция берет лишь школьную парту. Реальная жизнь намного разнообразнее.

Правником (юристом) согласно Концепции считается лицо, которое получило высшее юридическое образование с учетом указанного выше. Юристом по Концепции считается только магистр. Это — бессмыслица. Получается, что выпускники юрфаков бывшего СССР и украинские бакалавры и младшие бакалавры юристами не являются. А кто же они тогда? Концепция не считает правниками древних римских юристов, глоссаторов, постглоссаторов, Гуго Гроция и других светил, потому как они магистратуру не оканчивали.

В «Перечне терминов и сокращений» есть и «Единый государственный квалификационный экзамен» (ЕГКЭ). Составителям Концепции кажется, что это — необходимый инструмент контроля полученных знаний. А на практике ЕГКЭ станет подталкивать к тому, что все юрфаки между собой будут похожи, как инкубаторные цыплята. У юрфаков не будет своего лица. Желательно, чтобы юрфаки имели свои «козыри». Ими могли бы быть дисциплины, которые глубже изучаются на этих юрфаках. Специализация юрфаков происходила бы самостоятельно и в течение определенного времени. За год или два такие вопросы не решаются.

Не касаемся рубрики Концепции: «Миссия высшего юридического образования», «Цель юридического образования», «Проблема, нуждающаяся в решении», «Масштаб проблемы», «Острота проблемы», «Динамика проблемы». В этих бюрократических рубриках слишком много того, что известно как «каучук», и мало конкретики. Утверждается, что в Украине чрезмерное количество заведений высшего образования, которые готовят юристов. Если под «юристами» понимать только магистров, то, возможно, это и так, но ведь нынешняя магистратура в Украине является карикатурной. В нормальных странах между бакалавратом и магистратурой существует разрыв в несколько лет. За это время бакалавр набирается жизненного и профессионального опыта и решает вопрос, нужна ли ему магистратура. Потребность в магистратуре может быть у тех, кто собирается заниматься преподавательской и/или научно-исследовательской работой. Основная масса наших юристов должны быть бакалаврами. Наш бакалаврат не должен быть хуже, чем юрфак советских времен. Из Концепции вытекает, что диплом юриста является пропуском к важным должностям в области права (прокурора, судьи, следователя, адвоката). Считаем, что занятие таких должностей должно происходить на основании сдачи специальных экзаменов (тестов).

Диплом юриста должен рассматриваться не более чем документ о получении образования. Полученные юридические знания могут использоваться домохозяйкой в быту или писателем детективного жанра для правильного отображения в произведениях событий. Юридические знания абсолютно не помешают предпринимателям. Юридические знания никому не повредят. Вот, например, харьковское издательство «Клуб семейного досуга» в 2015 году на странице четвертой книги — Эдгар По «Заколдованный замок» предупреждало: «Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме». Издательство явно не дружит с правом. Учитывая годы жизни Э. По, его произведения уже давно вышли из-под охраны авторского права и являются общедоступными для публикации теми, кто этого желает. Потому не следует философствовать о нынешнем чрезмерном количестве юрфаков, а удовлетворять спрос на юридические знания и дипломы. Объем государственного заказа — это отдельный вопрос. Госзаказ обязательно должен быть для бедных вундеркиндов, чтобы они могли получить доступ к высшему юридическому образованию. Остальные студенты пусть за этот доступ платят.

В Концепции упоминается «общее толерирование академическим сообществом «академической добропорядочности». Не помешало бы «толерирование» дать на украинском языке и объяснить, что такое «академическая добропорядочность».

Концепция не признает юристами юристов-международников. Это неправильно. Они являются юристами хотя бы потому, что изучают «Международное частное право» («высшую математику юриспруденции»), «Международное публичное право», «Международное гуманитарное право» и ряд других юридических дисциплин.

Концепция предусматривает «установление стандартов юридического образования». Это — голословность. Козьма Прутков отмечал, что нельзя объять необъятное. Подготовка юриста — это не производство сливочного масла, где можно установить нужные параметры. Не надо носиться с понятием «стандарт» как «дурень с писаной торбой». Предполагает также Концепция овладение нашими юристами всеми официальными языками Евросоюза. Это нереально. Официальными языками в ЕС являются языки всех стран-членов. Было бы хорошо, если бы наши юристы владели английским, французским, немецким, испанским — языками ООН. Хотя бы одним из них в совершенстве.

В Концепции описаны десять «стратегических целей». Писанины много, а толку мало. Это — бюрократические затеи. У нас любят реформировать так, чтобы никаких реформ на самом деле не было. Никакого развития юридического образования Концепция не обеспечит. Целью этой Концепции является не развитие юридического образования, а уничтожение подготовки младших специалистов и бакалавров и подготовка карикатурных магистров. Концепция — это приглашение в разрушение и хаос. Ни словом не упомянуто в Концепции о принципе «liberal arts education». Он уже давно воплощается в Америке и Европе, а в Украине — «лежит под сукном». Настоящая реформа юридического образования в Украине — это внедрение указанного принципа.

Иван ДАХНО, профессор.