Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.

На снимке: роторный экскаватор на карьере Вольногорского ГОК.

Фото предоставила Гаяне Евтушенко (газета «Вільногірськ»).

Титановая промышленность — одна из самых прибыльных отраслей нашей экономики. Каждая вложенная здесь в производство гривня может принести 10 гривен чистой прибыли! Парадоксально, но сегодня отрасль находится на грани... почти полного уничтожения.

По инсайдерской информации, в Министерстве по вопросам стратегических отраслей промышленности заинтересовались планом Института электросварки имени Е. Патона. Отметим, что и план развития отрасли, который предлагали ученые запорожского Института титана, и планы Министерства промышленности, и нынешний «патоновский» план едины в одном: отрасль должна быть сориентирована на производство продукции с высокой добавленной стоимостью.

От гибели Запорожский титано-магниевый комбинат (ЗТМК) осенью прошлого года спасло, кажется, только неравнодушие дежурного Службы безопасности. Офицер понял, что все серьезно, нашел телефон известного специалиста — Григория Осауленко — и немедленно позвонил ему... Утром они стояли в приемной Премьер-министра.

Дело в том, что ЗТМК набрал долгов за электричество на 260 миллионов гривен и комбинат хотели отключить от тока. Но его неожиданная остановка могла вызвать взрыв хлора, что обернулось бы серьезной экологической бедой. А ЗТМК, сердцевина нашей титановой промышленности, остановился бы навсегда! Если бы не решение, быстро найденное в кабинете Дениса Шмыгаля, комбинат, наверное, уже дорезали бы на лом...

Куда «пошли» деньги отрасли?

Обидно, но ситуация — не случайная. Наша титановая промышленность медленно идет на дно, а команду «Закрыть кингстоны!» громче всего слышно как раз на Запорожском титано-магниевом комбинате. Он сел на рифы давно, еще в начале 90-х. Исправить положение пытались неоднократно, но в лучшую сторону так ничего изменить и не сумели.

Нет оснований для радости и на других предприятиях отрасли. И ведущих горно-обаготитетельных комбинатах (ГОК). И химических, а также металлургических заводах... Везде! О полнейшем упадке лучше всего свидетельствует следующий красноречивый факт: из стран, имеющих титановую промышленность, мы — единственное государство, которое наращивает... импорт титановой продукции.

— Отрасль — на грани полного уничтожения, — резюмирует Григорий Осауленко. — Еще полтора-два года — и она пройдет «точку невозврата».

Когда слышишь все это, хочешь воскликнуть: «Невероятно! Этого просто не может быть! Ведь стартовые возможности нашей титановой отрасли — просто уникальные!».

Во-первых, мы имеем 20 процентов мировых запасов титановых руд (ильменитовых, рутила, лейкоксена, циркона). Только это способно сделать нашу страну одним из мощнейших в мире игроков на рынке сбыта титана. Во вторых, мы входим в тройку стран, где есть замкнутый «титановый» цикл, начиная с добычи руды и заканчивая производством двуокиси титана. А еще недавно в Алчевске, Енакиево, Каменском, Николаеве и Никополе действовали металлургические станы, катавшие титановый прокат, профили и трубы, а на заводах Киева, Запорожья и Днепропетровщины производили из «металла будущего» готовые изделия.

Собственно, Украина и стала пионером создания титановой промышленности, опередив Соединенные Штаты. В 1955-м на Днепропетровщине, поблизости села Вольные Хутора, возле гигантского Самотканского месторождения ильменит-рутил-циркониевых руд начали возводить новый город — Вольногорск и мощный ГОК, а уже в следующем году в Запорожье ввели в действие первый в мире титано-магниевый комбинат, где опять же впервые в мире выплавили промышленную партию титановой губки — фабриката, необходимого для изготовления металлического титана.

В 1956-м на Житомирщине, на Иршанском ГОКе, произвели первые партии ильменитового концентрата, который тоже поставили в Запорожье. Позднее оба комбината стали сырьевой базой для всех титановых предприятий Союза.

Благодаря украинскому титану в СССР осуществили революционные прорывы в освоении космоса, авиастроении и оборонной сфере, в судостроении. Позднее титан пошел и в другие сферы производства. Если два-три десятилетия назад 80 процентов металла шло на авиа- и ракетостроение, а также на оборонные заказы, то сейчас 60 процентов продукции используется во многих других сферах производства. Неудивительно, что отрасль стремительно развивалась.

— На ЗТМК за счет самофинансирования освоили новые производства — кремния, германия и трихлорсилана, — рассказывает Григорий Осауленко. — Комбинат за собственные средства создал четыре новых предприятия — запорожские «Гамму», «Кремнийполимер», завод полупроводников и Донецкую химико-металлургическую фабрику. Финансировали серьезные научные исследования. На комбинате действовали научно-исследовательская лаборатория титана и магния и ЦНИЛ полупроводников. Здесь работали более 70 известных ученых, 14 из которых стали лауреатами Государственных премий.

Перспектив отрасль не теряла даже в кризисные годы. Показательный факт. Понимая, что за титаном — будущее, мудрый Борис Патон в середине 90-х годов создал при Институте электросварки новое подразделение— ГП Научно-исследовательский центр «Титан», где производятся титановые слитки, необходимые для трубной промышленности. Позднее возникли Закарпатский завод порошковой металлургии и частные предприятия, которые плавили слитки, — «АNTARES», «Велта», «ФИКо»...

Всем этим потенциалом нужно было только разумно распорядиться.

«Румб норд-вест-тень-вест!»

О том, какой надо было держать курс, два года назад много говорили во время Международной научной конференции «Титан-2018: перспективы и применение в Украине», прошедшей в июне 2018 года в Институте электросварки имени Е. Патона под эгидой Национальной академии наук.

А в ноябре прошлого 2020 года — на брифинге для СМИ, который провели Украинский институт будущего и ООО ПКФ «Велта». Организаторы рассказали о двух возможных негативных для экономики сценариях развития событий в титановой отрасли и презентовали свое видение стратегии авральных работ на отечественном «Титанике». В конце концов, о стратегии развития отрасли, которая «может стать мощным драйвером экономики страны», тысячу и один раз писали наши ведущие ученые-металлурги.

Дело в том, что титановые концентраты — сравнительно недорогие. Самый ценный — цирконовый, средняя цена которого на мировом рынке немного превышает 1300 долларов за тонну. Рутиловый стоит 1100 долларов за тонну. А наиболее распространенный — ильменитовый — до 200, иногда — до 250 долларов за тонну.

Понятно, что стоимость продукции на каждом следующем переделе неизменно растет. Двуокись титана стоит от 1700 долларов. Губка — от 13 тысяч (при себестоимости семь тысяч). Слитки — еще дороже, а титановый листопрокат превышает цены на ходовые марки стали в 35 раз! На конференции «Титан-2018» отмечалось: если бы мы плавили слитки, катали прокат и производили хотя бы минимальную номенклатуру готовых изделий, добавленная стоимость выросла бы от 600 до 12000 процентов! По сравнению с тем, что мы теряем, продавая только руду и концентраты, рентабельность отрасли достигла бы 5000 процентов.

Недаром ученые Национальной металлургической академии Андрей Педько и Лариса Губаренко уверены, что «если бы выбирали отрасль промышленности, которая определяет технологическое лицо экономики Украины, эксперты выбрали бы именно титановую промышленность!

Таким образом, экономическая политика государства должна была заключаться в том, говорили ученые, чтобы регуляторными, рыночными методами стимулировать производство — хотя бы титановых слитков. Этот передел целесообразнее всего было бы сосредоточить в Запорожье — на ЗТМК и, наверное, «Мотор Сичи», то есть в регионе, являющемся сверхмощным производителем электроэнергии (Днепрогэс, наибольшие в Европе Запорожские ТЭС и АЭС). А все предприятия отрасли — выстроить в стройную кильватерную колонну. Где ГОКи поставляли бы сырье, с одной стороны, производителям двуокиси титана, а с другой — на ЗТМК и дальше, по технологической цепи, — на металлургические заводы.

Металлический титан имел постоянный спрос на внутреннем рынке. В нем нуждались «Южмаш» и КБ «Южное», АНТК «Антонов», запорожские «Мотор Сичь» и КБ «Прогресс», Харьковский авиазавод, многие предприятия Укроборонпрома, машино-строительные «Завод «Кузница на Рыболовецком» и КБ «Луч» (Киев), «Зоря-Машпроект» (Николаев), харьковский ФЭД...

Но основным направлением сбыта титана должны были стать США и страны ЕС. Здесь потребителями украинского металла могли быть Airbus, The Boeing, European Space Agency (ESA), Embraer Brasileira de Aeronautica, Lockheed Martin Corporation, Mitsubishi Aircraft Corporation, Space Exploration Technologies Corporation (Space X) и многие другие.

И это совсем не маниловщина. Во второй половине 90-х на переговоры в Киев приезжали ведущие ученые-титанщики США, в частности, звезда первой величины — американский профессор украинского происхождения Андрей Муравьев-Апостол. Переговоры шли на уровне Президента Украины. «Главным» в них Леонид Кучма назначил заместителя главы Министерства промышленности Григория Осауленко.

— В поставках из Украины были заинтересованы целый ряд крупных титановых производителей США, — вспоминает специалист. — Так что наработали серьезный документ, который обуславливал основные пункты будущего сотрудничества. Главная идея состояла в создании международного консорциума, в который вошли бы и наши предприятия. За счет этого они могли начать технологическое перевооружение. В частности, фирма DuPont могла поставить нам уникальные плавильные печи стоимостью 20 миллионов долларов.

Словом, команда с капитанского мостика могла быть одна: «Румб норд-вест-тень-вест!». Она четко указывала курс — на максимально возможное сотрудничество с США и странами ЕС.

Переговоры немного приостановились, так как Григорий Осауленко, выполняя чрезвычайно важную задачу Президента и Премьер-министра, отбыл в Казахстан, откуда должен был наладить дополнительные поставки газа, с чем он успешно справился. А когда вернулся, вопреки распоряжению Президента, его... не восстановили в должности, уже в Минпромполитики, образованном на базе Минпрома.

Но и без консорциума все у нас могло быть хорошо. Повторим: продукция всех переделов отрасли очень дорогая. Предприятия всегда имели значительную прибыль и могли за собственные деньги вести технологическое перевооружение и инвестировать в производство... Что же случилось? Как у нас умудрились доконать отрасль, которая казалась мощным, непотопляемым «Титаником»?

Загадочная аренда

По мнению экспертов, отрасль стала жертвой своей... прибыльности. Именно поэтому ее охватил «объединительный синдром», что как начался в нулевые годы, так и не может закончиться даже сегодня. Впрочем, вот факты, а выводы сделайте сами.

Вольногорский и Иршанский ГОКи — монополисты по добыче титано-циркониевых руд. Они — база всей титановой промышленности, которая обеспечивает сырьем металлургические предприятия и огнеупорную, керамическую, лакокрасочную и химическую промышленность. 60 процентов продукции комбинаты экспортировали в страны дальнего зарубежья. Уровень рентабельности обоих ГОКов достигал 30 процентов, а в целом комбинаты имели 400—500 миллионов долларов прибыли в год!

Казалось бы, от добра добра не ищут. Но не в наших широтах. В 2004-м эти сверхприбыльные ГОКи вдруг... отдали в аренду на пять лет ПАО «Крымский титан» (49 процентов акций его принадлежало Ostchem Holdining AG, представлявшего холдинг Grоup DF, остальное — государству). К тому же, отмечают ученые, за арендную плату, которая выглядела сугубо символической (21 миллион грн/год). Но платить даже те копейки арендаторы считали делом совершенно излишним.

Ради объективности скажем: и раньше, и сейчас в СМИ хватает публикаций, которые эту аренду оценивают положительно. Так, в 2018 году в одной уважаемой газете вышла статья, автор которой, сдержанно симпатизируя Group DF, доказывал, что «известный украинский олигарх» хотел «создать транснациональный титановый концерн». Однако «политические и правоохранительные ведомства разных стран не позволяют ему приступить к реализации задуманного».

Но большинство специалистов и обозревателей такая аренда просто возмутила. В 2014 году Кабмин ее определит «как скрытую приватизацию». Негативно будут оценивать научные работники. Так, ученые Днепровской металлургической академии Андрей Педько и Лариса Губаренко констатировали: «Получение контроля над большинством добывающих и перерабатывающих предприятий отрасли происходило по непрозрачным, малозатратными (для арендаторов) схемам. Инвестиционные обязательства — не выполнены». А потому «вполне логичный» выход из ситуации видели в том, чтобы расторгнуть соглашения и вернуть предприятия отрасли под государственный контроль.
Глава первичной организации Независимого профсоюза горняков ВГОК Сергей Годько на брифинге для СМИ рассказывал: «Раньше устроиться на комбинат было почти нереально. Здесь были высокие зарплаты и стояла очередь из желающих работать. Сейчас зарплаты небольшие, многие профессионалы вынуждены увольняться...».

Зарубежные смежники обращали внимание премьера Николая Азарова: на арендованных ГОКах уменьшаются объемы производства, прежде всего — циркониевого концентрата. Они просили Кабмин начать в Вольногорске строительство нового карьера и обогатительной фабрики.

— Отрасль начала приходить в упадок именно с момента передачи комбинатов и Запорожского титано-магниевого комбината (ЗТМК) под контроль частных структур! — такой вывод делал Григорий Осауленко.

Неожиданное решение

Казалось, команда «Право руля!» прозвучит в 2009-м, когда заканчивался срок аренды комбинатов. Но «Крымский титан» их не вернул!..

Когда же дошло до суда, выяснилось неожиданное. Фонд госимущества должен был проинформировать «крымчан» о том, что аренду не продлят, за три месяца до ее окончания. Но «забывчивые» работники ФГИУ прислали сообщение всего за полтора месяца. Так что в Армянске считали: соглашение автоматически пролонгировано. Начались суды.

Общественность, все специалисты, которым была небезразлична судьба украинского «Титаника», неудачная «Одиссея» которого существенно затянулась, стали на сторону Кабмина. Все бросились информировать государственные инстанции о критическом состоянии дел в ведущей отрасли экономики, предлагая решения, которые вывели бы ее на новый уровень развития.

Депутатские запросы на имя Президента Украины направили народные депутаты Юрий Кармазин и Сергей Соболев. Большая группа специалистов — письма Премьеру, Генпрокурору, главе Счетной палаты Валентину Симоненко, в СБУ и СНБОУ...

Поэтому представьте себе разочарование специалистов, когда 5 декабря 2011 года Кабмин издал распоряжение № 1323-р, которым предлагал заключить между сторонами мировое соглашение, по которому аренду комбинатов... продлили еще на пять лет! Причем на те ж условиях!

Правда, арендаторы пошли на «большую уступку» государству. Они согласились уплатить долги за аренду. Да и то «в рассрочку», в течение двух лет... В ответ ФГИУ «благородно» простил им пеню в размере 7,8 миллиона гривен.
Неизвестно, вспомнили бы в ФГИУ об аренде ГОКов, если бы не принципиальность Григория Осауленко, который не уставал заглядывать на ходовой, сигнальный и прожекторный мостики «корабля власти» и напоминал об интересах страны.

20 мая 2014 года вице-премьер-министр Виталий Ярема направил письмо в Минэкономразвития, ФГИУ, Минфин и МВД, в котором для «защиты интересов государства» предлагал рассмотреть вопрос «прекращения договоров аренды целостных имущественных комплексов ВГОК и ИГОК». В июне ФГИУ наконец своевременно сообщил «крымчанам», что аренда расторгнута...

Иршанск — Вольногорск — Запорожье.

Окончание в следующем номере.