Воин «Аллигатор».

История, которая уже стала банальной. В мирной Украине война не ощущается, она только в телевизоре, где-то далеко, на востоке Украины. Но для бойцов, которые стоят на передовой, война — это ежедневная жизнь. Тягучая и скучная, как весенняя грязь в окопах. Неопределенная, как сама весна, — то дождь, то солнце. То тихо, то стреляют. То все живы, а то кто-то гибнет. С нынешним обострением и сосредоточением российских войск на наших границах хотелось, чтобы мы понимали, что погиб один из нас.

Да даже здесь, в районе боевых действий, все кажется странным. Ты только что был на позиции, и спустя пять минут в мирном селе Золотое-4. (Относительно мирном!) У бабушки Кати за огородом поле, в нескольких километрах терриконы, на которых сидит враг. Женщина рассказывает, что выстрелы бывают довольно часто, и пули залетают в дом. «Но я не боюсь и отсюда никуда не уеду, — говорит пожилая женщина, — однажды я была на огороде, и туда упала мина, осколки меня обошли. Но они залетели и в дом, мой муж сидел на стуле и за минуту до прилета встал со стула. Именно туда и попала горсть металла».

Огороды обработаны, в селе пусто, работает школа, там 27 учеников. Как раз по улице шла женщина с двумя детьми. «Я, Галина Ивановна, работаю поваром в школе. А это мои внуки — Ульяна и Максим. Возвращаемся из школы. Мы учим детей, как вести себя во время обстрела. Они это понимают — когда прятаться, когда падать на землю, присесть за деревом. Муж даже во дворе сделал какие-то укрытия, например, поставил шкаф, за которым можно спрятаться от осколков», — рассказывает женщина. Она говорит, что молила Бога, чтобы в село не пришел «русский мир». «И, возможно, Бог меня услышал. Вот мы сейчас на краю свободной, не оккупированной Украины. На Новый год после двенадцати услышали на улице канонаду. Подумали — салют, и вышли с детьми посмотреть. Но это был обстрел наших бывших «братьев» — говорит Галина Ивановна.

Из села можно выехать, много волонтерских и благотворительных организаций предлагают помощь даже в приобретении жилья. «Но я не хочу. Здесь мой дом, и я сказала детям — сюда вы всегда можете вернуться. А о войне думала, что она закончится скоро. Но...»

Хоть многие люди и выехали отсюда.

На другой улице мы встретили и мужчину с другой точкой зрения. Приблизительно она звучит так — это вы «укропы» развязали войну, и это вы везде стреляете. Спорить с ним нет никакого смысла, он в этом уверен, и убедить его невозможно.

Через 20 минут после встречи с тем мужчиной мы услышали несколько взрывов. Стреляли со стороны терриконов чем-то тяжелым...

На участке фронта в районе населенного пункта Золотое-4 идем по траншеям. Командир хвастается, что у него самый чистый участок. И действительно — грязи здесь меньше и чисто, нет мусора. Воин с позывным «Аллигатор» рассказывает, что накануне обстрел длился где-то полтора часа — «Били из всего... Когда дождь — не стреляют, а как только выйдет солнце — начинается».

Также во вторник во время обстрела ночью от снайперского огня на этом участке фронта погиб 49-летний младший сержант Виктор Гелебранд.

На одном из домов в Золотом-4 висят три мемориальные доски в честь трех ребят, которые погибли здесь в 2015 году. Много таких памятных знаков по всему фронту...


Погибшим воинам.
 


 Галина Ивановна с внуками Ульяной и Максимом.

 

Фото Александра КЛИМЕНКО.