На снимке: Андрей Садовой.

Городской голова Львова и лидер «Самопомочі» Андрей Садовой, у которого еще вчера были президентские амбиции, сейчас оказался в неудобном положении. Его партия после выборов в Львовском горсовете — в меньшинстве. Большинство голосов для принятия решений имеет его главный конкурент на выборах — фракция «Европейская солидарность», которая создала коалицию и контролирует городской совет. Ни одного голосования в сессионном зале нельзя провести без ее согласия. А отвечать за городское хозяйство придется все-таки ему — Андрею Садовому. Как теперь живется городу, руководитель которого не имеет реальной власти, хоть за него проголосовало большинство избирателей?

Между двух огней

Городской голова Львова Андрей Садовой в четвертый раз побеждает на выборах. Его считают блестящим политтехнологом, хорошим дипломатом и опытным руководителем, который умудряется выстоять между двух огней. С одной стороны, на него наступают политические оппоненты из «Европейской солидарности», с лидером которой на Львовщине Олегом Синюткой они боролись за кресло городского головы. Борьба была напряженной и жесткой. Разочарованные последними событиями в стране избиратели решили ничего не менять. Лишь бы не хуже. Андрей Садовой выстоял, но партия «Самопоміч» рассыпалась и проиграла. В поражении своего детища Андрей Иванович ныне обвиняет олигархов, в руках которых кнопка от телевизора и весомое влияние на формирование общественного мнения.

Экспертная политическая среда несколько иного мнения. Лидеру «Самопомочі» не хватило решительности и смелости. До сих пор не могут забыть, как по его инициативе во Львове в 2014-м запустили акцию «Львов говорит по-русски». За окном война, добровольцы с Майдану идут на фронт, а Андрей Садовой надеется на умиротворение врага и разговаривает на русском.

Еще один шаг назад городской голова сделал, когда ему, руководителю Львова, который динамично развивался, предложили должность Премьер-министра. Аргументы были весомые: «Самопоміч» имела фракцию в парламенте, а город — авторитет у Украины, вводил интересные инновации, наращивал развитие ІТ-отрасли и расширял развитие туризма. Львов — мощной научный и производственный центр Западной Украины, здесь часто возникали инициативы, которые распространялись по всей стране. Впрочем, как утверждают социологи, львовские идеи через неделю-две, как правило, ширились по всей стране и находили поддержку общественности и политических партий.

Андрей Садовой тогда сказал «нет». Главный аргумент: «Самопоміч» не имеет большинства в парламенте, мне придется выполнять чужую волю, чужие установки».

Спустя несколько лет ситуация повторилась. Андрей Садовой в городском совете в меньшинстве и выполняет чужую волю — своих оппонентов из «Европейской солидарности». Сразу после выборов они поднесли ему первый урок: провели сессию городского совета без городского головы, который после второго тура выборов еще ждал решения городской избирательной комиссии об утверждении результатов голосования.

Впервые в истории Львова провели первую сессию новоизбранного совета, несмотря на протесты городского головы, политических партий «Самопоміч» и «Голос».

По результатам выборов в ратушу прошло пять политических сил: «Европейская солидарность» (31,5%), «Самопоміч» (19,43%), «Голос» (8,91%), «Варта» (6,96%) и «Свобода» (6,85%).

Андрей Садовой в скандальной сессии обвинил бизнесмена Григория Козловского, самого богатого депутата городского совета предыдущего созыва, который контролирует табачную фабрику и является владельцем большого количества недвижимости. И еще — Игоря Кривецкого, которого считают главным финансистом «Свободы».

Деловое лобби

Ныне Андрей Садовой учится работать в меньшинстве и шлифует свои дипломатические способности, как бегать между капелек и оставаться сухим. И не собирается оставлять кресло городского головы. Он — большой оптимист, когда говорит, что у 60% депутатского корпуса горсовета нет депутатского опыта, но они хорошо разбираются в менеджменте и управлении, и он дает возможность им предлагать оригинальные идеи.

А что на самом деле? Все решения сейчас принимаются почти единодушно, но городской голова влияния на них не имеет. Такова реальность.

Что касается падения рейтинга «Самопомочі», то Андрей Садовой кивает на «Голос», который забрал ее голоса. По его мнению, большинство партий куплены бизнесменами, чтобы решать свои вопросы.

А и вправду, бизнесмены и деловые люди во Львове меняли партии как перчатки. Начали с РУХа и КУНа, потом НДП и СДПУ(о). Когда председателем ОГА стал аграрий Михаил Гладий, все бросились поднимать село — массово вступали в

Аграрную партию. Дальше были «Фронт смен», «Наша Украина», «Самопоміч», «Солидарность». А потом очереди начали строиться к местным олигархам, которые щедро финансировали рейтинговые партии и расставляли своих людей на ответственных должностях.

В настоящее время в городском совете политические партии не играют решающей роли. Самая большая партия — это партия бизнеса, решающая деловые вопросы. Поэтому почти единогласно голосуют за выделение земельных участков или распределение жирных кусков городского бюджета.

Этого не скрывает и Андрей Садовой, когда после выборов заявил, что многие депутаты за свою жизнь поменяли разные партии, так как больше занимаются лоббизмом, а не отстаиванием интересов громады Львова. По его мнению, ситуация на партийных фронтах улучшится через 5—10 лет, когда кардинально изменится информационное поле и олигархические кнопки от телевизоров заменят социальные сети.

А пока что в городском совете бал правит бизнес. И очень большая очередь на решение земельных вопросов, которых накопилось сотни, а и то тысячи. И очередь очень медленно двигается. А Львов тем временем быстро застраивается, скоро нечем будет дышать.

Репортаж из Северного микрорайона

Как живется среднестатистическому горожанину в условиях, когда ратуша оккупирована теми, кто видит перед собой одну цель — зарабатывать деньги, попробуем выяснить на примере одного микрорайона Львова. Это так называемая улица Топольная, официальное название которой ныне — улица Гетмана Мазепы.

Когда-то тихая и спокойная улица сейчас напоминает транспортный ад. Автомобили едва двигаются, часто останавливаются из-за многочисленных светофоров.

В начале улицы построили большой торговый центр и установили два светофора. Вблизи еще сооружают новые жилые дома, едва ли не на каждом шагу. Чтобы спастись от застроек, на свободном клочке жители установили часовенку и по выходным проводят богослужения. Дорожки здесь ухожены, лавочки окрашены, а вокруг море цветов и деревьев. Теперь сюда точно никто не сунется. Не снесут часовенку с крестом.

Едем дальше — снова светофоры и базар Балатон. По обе стороны две остановки пассажирского транспорта, на которые вплотную надвигаются магазины, киоски и даже кнайпа. Эдакой себе, сервис по-львовски. Сошел с маршрутки, врезал сто граммов и подшофе пошел домой.

Еще сто метров — и многолюдный рынок, обставленный многожеством киосков. Без вкуса, без толку, лишь бы ближе к пешеходной дорожке.

А что дальше? Пешеходную дорожку «приватизировали» и накрыли крышей с рынка. Всюду идет оживленная торговля, транспорт заполонил улицу, трудно проехать.

Если свернете налево, столкнетесь с еще одним объектом бизнеса, закрывшем площадку для прогулок детского сада.

Со всех сторон на улицу и пешеходные дорожки наступает бизнес.

Перед поворотом к больнице скорой помощи выросло еще одно многоэтажное страшило. Здесь бы стоянки для автомобилей сделать, чтобы посетители поликлиники и больницы могли где припарковаться. Но где там, свободную площадь снова застроили влиятельные депутаты.

Улица настолько перегружена, что проблематично добраться до больницы скорой помощи даже «скорым» с больными. Это самая большая больница города.

Идем дальше. Сразу за Топольной раскинулось городское кладбище — Голосковское, к которому, следует отдать должное депутатам, обустроили современную дорогу. Городские власти ныне жалуются, что негде хоронить покойников, просят расширить территорию за счет вырубки леса. Однако же рядом с Голосковским кладбищем — десятки гектаров заброшенных временных дачных участков, которые позарастали и напоминают джунгли. Земли заброшены, еще не приватизированы. Но до поры, до времени. На них уже положили глаз бизнесмены. Несколько гектаров недавно приватизировали — и сразу рядом с покойниками повырастали особняки. Другой участок отдали под жилую застройку многоэтажек. А кладбище расширят за счет леса?

Это лишь несколько небольших штрихов, как живется в городе, когда бизнес руководит в городском совете.

Львов.

Фото из открытых  источников.