Во время посещения «Фукусимы-1» украинской делегацией.

Тридцать пять лет назад человечество почувствовало смертоносное дыхание разрушенного ядерного реактора. Произошло это в 1986-м на Чернобыльской АЭС. Во второй раз «мирный атом» заставил изрядно волноваться в марте 2011 года, когда стихия в Японии стала причиной аварии на станции «Фукусима-1». С тех пор мир усвоил немало уроков, сделаны определенные выводы, впрочем, окончательно риски ядерных катастроф никуда не исчезли и становится все понятнее, что приоритетами на пути развития цивилизации должны быть здоровье и жизни людей. В этом направлении продолжается сотрудничество украинских ученых, общественных активистов с коллегами из Японии.

«Тесное сотрудничество по вектору ЧАЭС — Фукусима создает возможность для поиска оптимальных путей преодоления последствий аварий, наработки базы знаний по безопасности АЭС, которые могут быть полезны для будущих поколений», — так недавно прокомментировал ситуацию председатель Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения Сергей Костюк. Стоит отметить, что в апреле 2017 года подписана и начата реализация украинско-японской программы SATREPS, направленной на поиск ответов на глобальные вопросы, на распространение и обмен опытом в ликвидации последствий Чернобыльской аварии и аварии на АЭС «Фукусима-1». Следует также напомнить, что правительство Японии было одним из тех многих вкладчиков Чернобыльского фонда «Укрытие», за средства которого построен новый конфайнмент — единственное в своем роде сооружение, которое на 100 лет обезопасило окружающую среду и нас с вами от воздействия разрушенного 4-го энергоблока ЧАЭС.

Впрочем, сотрудничество Японии и Украины продолжается не только на официальном и государственном уровне. Многие годы руку помощи подает нам общественная организация из Страны восходящего солнца «Фонд безопасности пищевых продуктов и жизни», которую возглавляет друг Украины Джуничи Ковака (на снимке). Он неоднократно бывал в нашей стране, хорошо знаком с ситуацией и очень проникся проблемами, которые стоят перед Украиной после самой страшной техногенной катастрофы человечества.

Свести негативное влияние к минимуму

Офис фонда расположен в японском городе Сайтама (в агломерации Токио). А свою работу он начал еще в 1984 году с изучения влияния на здоровье человека продуктов, содержащих консерванты, канцерогены и другие вредные вещества.

Впрочем, когда взорвался Чернобыль, добавились и вопросы радиации. А когда произошла авария в префектуре Фукусима, интерес к злободневным вопросам здесь только углубился.

Как выяснилось, взрослые и дети, которые живут на загрязненных радионуклидами территориях, чаще жалуются на головную боль, на боли в суставах, другие болезни. Растет число онкологических заболеваний. Поэтому, по словам Дж. Коваки, его фонд стал уделять еще больше внимания противодействию радиационного загрязнения пищевых продуктов и улучшению здоровья детей — то есть будущих поколений. В настоящее время структура, объединяющая более четырех тысяч неравнодушных соотечественников Джуничи Коваки, между прочим, представителей разных профессий, издает журнал, публикует актуальные статьи по этой проблематике и реально помогает многим людям не только у себя на родине, но и пострадавшим от последствий ядерной катастрофы в Украине. К слову, в свое время в журнале вместили и статью корреспондента «Голоса Украины».

На средства фонда пролечили детей из десятков семей нашей полесской глубинки. Исследовав глубже тему, японские друзья прислушались к консультациям украинских ученых и посоветовали жителям вносить в почву на территориях, подвергшихся воздействию радиации, калийно-магниевые минеральные удобрения. Объяснение здесь простое. Оказывается, цезий и стронций на молекулярном уровне похожи на калий и магний. Если этих полезных элементов растению не хватает в почве, оно будет питаться радиоактивными и так насытит ими продукцию сельского хозяйства, затем попадающую на наши столы.

Целесообразно упомянуть и еще один совет ученых: добавлять в рацион скота фероцин (это берлинская лазурь, известная в быту как «синька»). Вещество добавляют в корма корове из расчета всего 3 г в день — то есть на год нужно до 1,2 кг.

Поэтому хозяин, потратив примерно 350 грн в год на одну корову, получит от нее молоко значительно чище и безопаснее. Советуют также не пить молоко, а перерабатывать его на молочные продукты, поскольку радионуклиды почти не накапливаются в жировой части молока. К примеру, во время сепарирования 85—90% цезия и стронция остается в обрате и 8—15% — в сливках. В домашних условиях из загрязненного молока можно приготовить пригодные для употребления сметану и масло. Переработав молоко на творог, содержание цезия в продукте уменьшится в 8—10 раз, содержание стронция — на 20%, говорят ученые. Для уменьшения радиационной загрязненности молока и мяса коров очень важно и профилактическое мероприятие — выпас скота на окультуренных пастбищах (перепаханных и удобренных участках). Это касается и сенокосов, напоминают специалисты. Японцы также предостерегают от употребления опасных «даров природы» (лесных грибов и ягод и мяса дичи).

Благодаря снижению загрязненности продуктов радионуклидами люди избавляются от болей, вызванных внутренним воздействием радиации (она повреждает мягкие мышечные и нервные клетки), пишет в своих статьях Дж. Ковака. Когда средний показатель загрязненности продуктов составил 5 Бк/кг, у большинства детей симптомы заболеваний проявлялись, а после снижения уровня менее чем до 1 Бк/кг школьники чувствовали себя здоровыми.

Не скрывать, а помогать

В свое время находясь в Украине, Дж. Ковака дал интервью нашему корреспонденту и отметил, что в Японии, так же, как и в Украине, чиновники пытаются преуменьшить последствия аварии. К тому же в Японии отселенных жителей префектуры Фукусима сейчас активно приглашают возвращаться. Чтобы поощрить к этому, даже отменили налог на недвижимость. И люди понемногу возвращаются. Впрочем, проблемы остаются. Правда, население, живущее в районах, прилегающих к зоне АЭС, говорит Ковака, может пройти медицинское обследование, и если врачи докажут, что человек заболел, то лечение бесплатное. Как бы там ни было, у японцев почти наибольшая продолжительность жизни. И как отметил японский коллега, долголетие базируется на трех китах: образе жизни, питании и физической культуре. Хороший пример и для нас. Но это отнюдь не означает, что можно игнорировать внутреннее радиационное облучение, важно минимизировать его влияние на организм.

— Направления нашей работы таковы: улучшить здоровье детей, помочь неизлечимо больным, исследовать влияние продуктов на организм человека, — рассказывал тогда Ковака. — Много времени потрачено на изучение ситуации на загрязненных территориях, поиск нестандартных приемов в решении вопросов, применение теоретических знаний на конкретных проблемах. Проведенные нами опыты и приобретенный опыт по результатам аварии на Чернобыльской АЭС пригодился, когда аналогичная беда пришла к нам в Японию.

В последние годы программа Японского проекта в Украине (под этим названием он известен в обоих государствах) существенно расширена, налажено сотрудничество с отечественными учеными в области радиобиологии и медицины.

Благодаря их исследованиям и консультациям в рамках проекта, а также подготовленным экспертным заключениям и рекомендациям введен системный контроль качества питания и употребления безопасных продуктов участниками эксперимента. Проведена и рекультивация почв под выпас скота, внесены минеральные удобрения на приусадебные участки жителей.

Готовят обращение в ООН

Дж. Ковака считает, что в рамках исследований, в том числе и тех, которые в последние годы проведены в дюжине украинских населенных пунктов, достигнуты положительные результаты. Из них можно сделать вывод: и Япония, и Украина, и многие другие государства утвердили в свое время либеральные стандарты разрешенной концентрации активности радионуклидов в пищевых продуктах. Он уверен, что нужно добиваться от крупнейшей межправительственной структуры — Организации Объединенных Наций — радикально изменить имеющиеся стандарты, чтобы активность радионуклидов в продуктах не превышала 1 Бк/кг (Бк — единица измерения активности радионуклида). Это тот показатель чистоты продуктов позволяющий не подвергать человеческий организм опасностям внутреннего облучения, следствием которого становятся боли и заболевания. Когда исследователи фиксировали средний показатель загрязненности продуктов — 5 Бк/кг, у большинства детей, которые в районах, прилегающих к зоне отчуждения ЧАЭС, потребляли обычные местные продукты, симптомы заболеваний проявлялись, а после снижения уровня менее чем до 1 Бк/кг школьники чувствовали себя здоровыми (обратим внимание: в Украине допустимый норматив содержания 137Cs в молоке — 100 Бк/л, в Японии — 50 Бк/л).

А среди его выводов по проведенной в последние годы работе есть и такой: и в Украине, и в Японии действующий стандарт содержания цезия-137 в пищевых продуктах не может защитить здоровье человека, поэтому не устает повторять, что его надо снизить.

В то же время доцент Национального университета биоресурсов и природопользования Украины кандидат биологических наук Николай Лазарев, который в Киеве консультирует инициаторов Японского проекта и хорошо знаком с украинскими реалиями, в своих выводах осторожен. Для нашей страны этот уровень пока, кажется, недостижим: если его утвердить, то почти все 2200 населенных пунктов Украины окажутся в категории критических.

К сожалению, в нашей стране не слишком беспокоятся, что оставляем будущим поколениям, в отличие от Японии, которую мы привычно считаем образцом в отношении к экологии и к технологиям. Там активны общественные движения, которые свою обеспокоенность хотят передать и нам. И роль их организации действительно важна — как у той щуки из известной поговорки, которая для того в реке, чтобы карась не дремал.

Фото Сергея ШЕВЧЕНКО.