Бесконечное «штампование» законов, межгрупповые конфликты, работа в режиме «придатка Банковой» явно свидетельствуют о том, что страна двигается куда-то не туда, а точнее, потеряла намеченный вектор развития. Вспоминаются слова Президента из внеочередного послания в сессионном зале после парламентских выборов. Тогда он пригрозил, что либо девятый созыв станет лучшим в истории, либо его распустят. Новоизбранный Президент дал парламенту год «испытательного срока». Этот срок давно истек, ситуация обостряется, общественное недовольство растет, а за ряд грубых нарушений никого не наказывают.

Не везет с кадрами и Кабмину. В свете последних замен руководителей министерств хочется верить, что ситуация стабилизируется, однако пока слышим слишком много слов вместо действий, а с доверенной ролью «мессии» руководитель правительства явно не справляется. О том, есть ли условия для выхода страны из состояния турбулентности и следует ли ждать реальных реформ, в интервью рассказал депутат от ОППОЗИЦИОННОЙ ПЛАТФОРМЫ—ЗА ЖИЗНЬ, заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам правоохранительной деятельности Григорий Мамка (на снимке).

— Верховная Рада девятого созыва трудится почти два года. Согласно Конституции, работа парламента не должна зависеть от Президента, но на самом деле мы видим противоположную картину. Как бы вы охарактеризовали результаты этой работы за неполных два года?

— Говоря о результативности девятого созыва, следует учитывать уровень профессионализма депутатов, которые творят современную историю парламентаризма. Народ, который доверил этому созыву представлять его интересы, надеялся, что депутаты будет профессионально относиться к законотворческой работе и реально что-то менять. Два года прошло, но я не увидел развития в институции парламентаризма и законодательной ветви власти. К тому же парламент второй год работает без коалиционного соглашения. И это при том, что в президентской партии обещали его подписать, говорили о наличии наработок. Но все до сих пор остается на уровне слов. Согласно статье 83 Конституции Украины, принципы формирования, организации деятельности и прекращения деятельности коалиции депутатских фракций в Верховной Раде устанавливаются Конституцией и Регламентом Верховной Рады.

У нас за неполных два года были не в состоянии внести изменения в Регламент, чтобы мы имели четкое понимание обязанностей коалиции и оппозиции. На изменения в Регламент нет воли и желания. Законодательная система погружена в хаос. Одним законопроектом монобольшинство может внести изменения в часть действующего закона, а о другой части забыть. Если пересмотреть львиную долю законопроектов за эти неполных два года, мы найдем много примеров того, как не нужно делать в законотворческой практике.

— Нынешнему созыву в самом деле похвастаться нечем?

— Да. Главные проблемы людей: вопросы безопасности, преодоление коронавируса, сохранение социальных гарантий, коммунальные тарифы, показатели ВВП — все это требует первоочередного решения. На деле монобольшинство занимается другими вопросами, которые не пересекаются с базовыми потребностями людей. Ответственность за это несет не только парламент, но и Президент вместе с Кабинетом Министров. Власть находится в одних руках и де-юре у нас парламентско-президентская республика, а де-факто — президентская республика. У нас есть все рычаги для того, чтобы сделать какое-то ноу-хау в государстве, которое бы реально повлияло на рост уровня жизни людей. Но то, что мы имеем сейчас, — это явная имитация работы и на это тратятся бюджетные средства. К тому же Кабмин до сих пор работает без программы. Прошлым летом скорректированная программа деятельности правительства не была поддержана, а согласно Конституции, при отсутствии принятого программного документа деятельности Кабмин не имеет иммунитета. Так что о качестве работы нынешнего созыва и этого состава правительства говорить рано. Необходимо менять подход работы: вместо освоения бюджетных средств переходить к их рациональному использованию.

— Создается впечатление, что работа правительства без программы кому-то выгодна и дать объективную оценку при таких условиях невозможно?

— Оценку нужно давать комплексно Кабинету Министров, Президенту и монобольшинству. В прошлом году Верховная Рада отправила в отставку тогдашнего премьера Алексея Гончарука и его правительство. За полный провал экономической политики до сих пор никто не понес ответственности. Нынешний Премьер-министр Денис Шмыгаль надеется на такой же ход событий. Но монобольшинство до этого времени не утвердило программу работы правительства. Кабмин работает в «ручном режиме», выполняя указания из Офиса Президента. По моему мнению, это позорное явление, и оценивать работу правительства без программы просто нереально.

— Что необходимо для того, чтобы Украина имела эффективный Кабмин и нормальную программу?

— Необходимо новое правительство. Важно внимательно относиться к подбору людей на управляющие должности. Голосовать нужно за того Премьер-министра, который уже придет с наработанной программой. Депутаты должны понимать, что голосовать надо не за личность, которую вносит Президент, а за программу — тогда у нас будет порядок. Нужно выгнать «суперспециалистов» из правительства и набрать эффективных специалистов на высокие зарплаты, которые могут организовать развитие экономики в государстве, обеспечить качественную вакцинацию и лечение от COVID-19. Претенденты на должности министров должны сперва представить собственное видение решения ключевых вопросов в своих ведомствах. Голосовать нужно отдельно за каждого министра, а не пакетом, как это делается у нас «по указанию».

— Как вы оцениваете последние инициативы президентской команды? Например, санкции против контрабандистов, введенные СНБО, или заявление о внесении в ближайшее время в Верховной Раде законопроекта о статусе олигархов?

— Совет национальной безопасности и обороны Украины возглавляет Президент. СНБО имеет свои полномочия и функции, и только глава государства своим указом вносит то или другое решение и запускает его в действие. Поэтому необходимо говорить больше о Президенте. Тот, кто формирует повестку дня заседаний СНБО, четко осознает, что коллективной ответственности не существует. По моему мнению, она будет существовать в будущем, как совершение тех или других действий группой лиц. Орган, имеющий перечень определенных полномочий и не относящийся к судебной ветви власти, не имеет права принимать решения и делать выводы вместо суда или органов правоохранительной системы. В таком случае необходимо лишать правоохранительную систему определенных полномочий и передавать их СНБО. Так же нужно поступать и с судебной ветвью власти. А у нас решением СНБО в феврале 2021 года были применены санкции против телеканалов «112 Украина», Newsone, ZIK. Далее шли санкции против контрабандистов. Это все временные меры. Пройдет время, все станет на свои места, а вот за убытки, причиненные действиями СНБО, придется кому-то отвечать. Я считаю, что в будущем за эти незаконные санкции будут возбуждены уголовные производства. Обязательно найдутся специалисты, которые оценят убытки и будут привлекать виновных к ответственности.

— Вы были одним из инициаторов законопроекта относительно разблокирования деятельности комиссии по проведению конкурса на должность директора ГБР. Запуска работы комиссии мы так и не дождались. Сколько еще времени орган будет работать без руководителя?

— Проблема в том, что Украина выполняет указания международных партнеров. Это и рекомендации по поводу принятия законопроектов, освобождения или назначения людей на те или иные должности. В 2019 году парламент принял законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюро расследований» относительно усовершенствования деятельности ГБР». Этим законом сняли руководителя органа и заместителей с должностей. Этого нельзя было делать, потому что процедуры снятия руководителя с должности, который выиграл конкурс, не существует. На данное время орган работает без руководителя более года. Конкурс на избрание руководителя заблокирован. В МИД говорят, что у них нет специалистов для проведения конкурса. В свою очередь, фракция ОП—ЗЖ регистрировала проект, которым можно было бы позволить Кабинету Министров определиться с представителями в комиссию, кроме иностранцев, но этот законопроект не выносится властью на голосование. Для проведения конкурса не хватает политической воли. Поэтому правоохранительный орган барахтается сам, как может. Исполняющий обязанности директора ГБР не может полноценно руководить работой органа. Ситуация зашла в состояние правового паралича, потому что исполняющий обязанности не может отвечать за работу в полной мере. К тому же и.о. — это временная мера, которая не может продолжаться долго. А у нас эта история тянется уже второй год.

— Что должно произойти, чтобы работа комиссии наконец запустилась?

— Президент должен осознать, что иногда следует адаптировать все здоровые инициативы. Ответственность за создание комиссии по проведению конкурса на занятие должности директора ГБР лежит на нем. Все мы понимаем, что попытка перезапустить ГБР была провалена. В этой ситуации нужна политическая воля, иначе у нас еще неизвестно сколько времени будут замороженные кадровые решения.

— Из вопросов, которые в последнее время рассматривались Комитетом по вопросам правоохранительной деятельности, все громко обсуждали расширение условий для использования электрошокеров полицией. Комитет отправлял законопроект МВД на доработку, однако в конце апреля этот проект попал в парламентский зал и провалился. В президентской партии обещают, что его обязательно примут. Каковы ваши прогнозы?

— Я неоднократно подчеркивал, что у нас пока отсутствуют четкие основания для применения шокеров. Это свидетельствует о нежелании власти реально менять правоохранительную систему. В Законе «О Национальной полиции» есть основания для применения спецсредств и огнестрельного оружия по одним и тем же причинам. Нужно определиться с тем, как быть полицейскому, которому надо за считанные секунды сориентироваться на месте задержания, какие конкретные основания у него есть для применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Отдельные критерии применения оружия и специальных средств должны быть обязательно отработаны. После этого можно расширять основания применения электрошокеров полицией.

— У нас есть два решения Конституционного Суда относительно НАБУ. Учитывает ли все необходимые изменения касательно приведения статуса НАБУ законопроект № 5459-1, недавно принятый в первом чтении?

— Я считаю, что этот законопроект не будет отвечать всем решениям Конституционного Суда. Относительно изменений в закон о НАБУ регистрировалось более 30 проектов, в зале было вынесено четыре. По проголосованному в первом чтении проекту конкурсный отбор на должность директора бюро должна организовывать и проводить конкурсная комиссия, в которую входят шесть человек, из которых три человека определяются Кабинетом Министров и три человека — Кабмином на основании предложений партнеров по развитию. Считаю, что это неправильно. В альтернативном законопроекте № 5459-2, где я являюсь соавтором, предлагалось предоставить право определять шесть кандидатур КМУ единолично. Это может уберечь нас от ситуации, которую мы получили с ГБР. Напомню, что орган более полутора лет работает без руководителя из-за того, что комиссия, которая проводит конкурс по его избранию, заблокирована из-за невозможности предоставить нам международных партнеров.

Также принятым законопроектом предлагается во внешний независимый аудит по эффективности деятельности Бюро завести партнеров по развитию. По моему мнению, нужно менять саму процедуру проведения внешней независимой оценки эффективности деятельности Бюро. Будет намного эффективнее, если оценку деятельности ГБР будет проводить комиссия по проведению внешней независимой оценки (аудиту) эффективности деятельности в составе трех человек, назначенных правительством. Также следует помнить, что КСУ признал неконституционным назначение действующего директора НАБУ. Почему-то у нас не хотят выполнять это решение, а согласно заключению Венецианской комиссии, игнорирование решения Конституционного Суда равнозначно игнорированию Конституции.

— Ситуация с ликвидацией ОАСК для многих остается непонятной. Зарегистрировано два проекта, один из которых — президентский. Ими предлагается ликвидировать ОАСК и образовать Киевский городской окружной административный суд. Но, по сути, кардинальных изменений, кроме названия, не предлагается?

— На самом деле это очередная история о смене вывесок. Президент почему-то считает, что такая инициатива положительно повлияет на доверие к судебной ветви власти. Но эффект будет прямо противоположный: получим затягивание рассмотрения дел, увеличение исков в ЕСПЧ, также это приведет к имиджевому проигрышу Украины на международном уровне. При передаче Киевскому окружному административному суду дел, которые нынче имеются в ОАСК, нагрузка на каждого судью увеличится в несколько раз. Судьи физически будут не в состоянии рассмотреть такое количество дел в разумные сроки. Разумно было бы передать все дела на рассмотрение реформированного Верховного Суда. Это дало бы возможность укрепить принцип верховенства права, обеспечить гарантии независимости правосудия, а также доступа к нему. Все это детально описано в моем законопроекте 5370-1, который является альтернативным президентскому.

— В целом вы удовлетворены работой вашего профильного комитета?

— В работе Комитета по вопросам правоохранительной деятельности, к сожалению, отсутствует структурный подход к решению многих вопросов, волнующих граждан. В то же время законодательные инициативы монобольшинства ничего нового не предлагают, кроме увеличения штрафов (почти 90 процентов от обще поданных проектов). Вспомним, каким резонансным стал закон о повышенных штрафах за нетрезвое вождение или принятый в прошлом году законопроект, который усиливает ответственность за сжигания сухой растительности в экосистемах. Следует осознать, что заоблачными штрафами мы не решим проблемы в стране. Нужно начинать с изменения механизмов контроля — только тогда мы получим качественные результаты.

Печатается в счет квоты фракции Политической партии «ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА — ЗА ЖИЗНЬ».