Автор поднял важную тему необходимости создания целостного государственного медиапространства для обеспечения публичной власти, надлежащего информационного сопровождения важных государственных социально-экономических и культурных программ, внешнеполитической деятельности, формирования позитивного имиджа как среди украинской общественности, так и в глазах мирового сообщества.

На днях попалась на глаза информация от пресс-службы Генштаба ВСУ о собрании по коммуникации. При всем уважении к ГШ этот материал напоминает выдержку из устава или рапорт о выполненной работе. Всегда меня удивляло ранее, удивляет и сейчас, как можно рассказывать об армии, «сближать ее с народом» такой формой подачи и «уставным языком». Многие годы задавала этот вопрос разным сотрудникам пресс-служб МОУ и пресс-секретарям министров обороны. Ответ один: пойми, это же армия… Да, понимаю, что эта структура меняется очень медленно, что страдает она фантомными болями Советской армии… Но ведь на седьмом году российско-украинской войны и гибридной агрессии РФ свой информационный фронт мы так и не открыли. До сих пор в этом важном направлении противостояния с нашей стороны действуют разрозненные локальные партизанские информационные отряды… Общаясь с участниками российско-украинской войны, интересовалась: откуда они там, на передовой, узнают новости? Кто как, говорят, в основном из социальных сетей…

Информационную гибридную войну, к сожалению, мы стране-агрессору проиграли давно и надолго… Потому что многие годы в независимой Украине игнорировалась государственная информационная политика. А ее надо поднимать с нуля, как в 2014-м возрождали нашу армию. Тогда как возможности информпространства активно применяются во время войн и агрессий, что приводит к преобразованию информации из коммуникационного фона в реальное оружие.

«Ситуация в информационном пространстве Украины в течение всего периода независимости остается в зоне активных и мощных внешних негативных влияний, направленных на дестабилизацию ситуации внутри государства и подрыв его авторитета на международной арене, уничтожение доверия граждан к институтам власти, сеяние раздора и недоверия в обществе и т. п. Особую активность в этом направлении проявляет нынешний политический режим Кремля, проводя, кроме вооруженной агрессии, целенаправленную, последовательную и довольно креативную политику погружения украинского общества в иную, созданную технологическими и инфраструктурными возможностями РФ, реальность. Целью такой коммуникационно-контентной антиукраинской деятельности является политико-ментальное возвращение Украины в зону российского управления при одновременном сохранении ее имитационной самостоятельности и независимости» — об этом пишут в книге «Контент негатива» ее авторы Григорий Любовец и Валерий Король.

В 2018—2019 годах ученые НИЦ Военного института КНУ им. Тараса Шевченко по заказу МОУ проводили исследование публично-контентных негативов в современных динамиках разноформатных гибридных агрессий. По его результатам разработаны предложения по усовершенствованию информационной политики военного ведомства, повышению действенности информационно-медийных структур ВСУ, проведению упреждающих мер противодействия негативному коммуникационно-контентному влиянию со стороны агрессора на личный состав… Эти выводы (и не только) положены в основу монографии «Контент негатива», которую недавно напечатал «Видавничий дім «Києво-Могилянська академія». В ней научно и обстоятельно рассказывается о том, как защитить себя и страну в условиях тотального информационного противостояния.

Информационный компонент гибридной агрессии рассматривается на фоне тектонических сдвигов геополитики и глобальных угроз, не только военных, существующих в разных регионах планеты.

На фоне пандемии и локальных проблем разные страны становятся все разрозненнее. А Россия продолжает манипулировать миром, в том числе, благодаря мощной и весьма эффективной системе пропаганды, дезинформации, продвигающей в публичное пространство свои ценности и нарративы, направленные на уничтожение демократических ценностей.

Авторы приводят примеры, как путинская система работает с информацией. Так, речь новоизбранного Президента Украины Владимира Зеленского на Мюнхенской конференции по безопасности в 2020 году, по их убеждению, с точки зрения имиджевого продвижения на международном уровне, была удачной. Он провозгласил четкие тезисы-послания международному сообществу. А именно: «без прекращения огня на востоке Украины и возвращения Крыма мы не можем починить поврежденную систему региональной безопасности в Европе». Также активизировал вопрос о нарушении РФ Будапештского меморандума 1994 года, гарантировавшего Украине территориальную целостность в обмен на отказ от ядерного оружия.

Однако заявленная позиция Украины через Президента Зеленского, что война не в Украине, а в Европе, не стала трендом Мюнхенской конференции. Ее вообще не услышали, потому что мысль не имела соответствующей информационно-медийной поддержки. А вот тезис о совместном с представителями ОРДЛО (с уточнением — территориальной полиции) патрулировании затмил всю историю участия украинцев в этом международном мероприятии.

Россия построила целостную действенную систему не только влияния, но и полного погружения определенных территорий и даже государств в нужную ей коммуникационную среду, где создается другая публичная реальность и где формируются выгодные Кремлю мировоззренческие позиции. При этом круглосуточно привлекается поточный контент, который при необходимости масштабируется на весь мир.

В глобальном мире пропагандисты Кремля применяют демократические возможности свободного общества в распространении информации. Они подают собственные наработки как информационный «плюрализм мнений», выдвигают критические, а чаще антагонистические взгляды на событие или факт. Манипулируют трактовкой информации, учитывая аудиторию, на которую она распространяется…

В качестве примера приводится: суд итальянского города Павия вынес приговор украинскому гражданину, экс-военнослужащему Нацгвардии Виталию Маркиву — 24 года заключения. «Технологически-креативные действия путинских пропагандистских центров продолжительное время погружали население городка в нужную Кремлю атмосферу ненависти к Украине и ее гражданам, виновности украинских властей и особенно гвардейца Маркива в гибели в 2014 году итальянского журналиста на оккупированной путинскими террористами территории Украины. Доказательность в публикациях и программах местных СМИ и ведущих масс-медиа страны была подменена эмоциональностью, градус которой искусственно поддерживался в течение всего времени, что, в конце концов, и определило решение присяжных».

Публичный негатив в условиях постоянной кризисности распространяется. Украинцев объединяют негативные, а не позитивные сообщения, и это угроза для информационной безопасности страны. Такое обобщение сделали во время презентации всеукраинского социологического исследования «Противодействие российской пропаганде и медиаграмотность», которое провели ОО «Детектор медиа» совместно с Киевским международным институтом социологии (КМИС) в 2018 году.

«Исследование показало, что в головах наших людей — хаос. У них нет постоянной картинки мира, кроме негативного отношения к экономической ситуации в стране, эффективности борьбы с коррупцией и сотрудничеству с Международным валютным фондом. Страну объединяют лишь негативные месседжи, ни одного позитивного. Опрос показал, что информационная политика Украины, мягко говоря, неэффективна. Во время внешней агрессии граждане не доверяют и не поддерживают власти, нет преобладания государственнической позиции», — подытожила тогда руководитель ОО «Детектор медиа» Наталия Лигачева.

К сожалению, сейчас мало что изменилось к лучшему. Негатив царит в СМИ. И такая информация действительно правит миром. Более того сейчас она создает свою реальность.

Авторы «Контента негатива» обращают внимание еще на одну особенность современного информпространства: «Во время коронавирусной паники мы наблюдаем странную вещь — у нас нет достаточного количества нужной информации о нашей среде (населенном пункте), однако нас постоянно «бомбардируют» сообщениями о глобальных событиях. Пандемия высветила проблему нашей незащищенности…

Перевод внимания с масштаба громад на общегосударственный или международный уровень является рецидивом недемократических принципов бывшей коммунизированной действительности. Тогда эти системы управления направлялись на то, чтобы уничтожать наше понимание и ориентацию в пределах собственной жизни и переключать внимание громад на интересы монополии. Как отметила украинская писательница Оксана Забужко, эти навыки прошлого привели к тому, что мы стали «…первыми на фронте глобального мирового эксперимента по созданию идеально манипулируемого общества». Должны от этого избавиться на индивидуальном уровне и на уровне общества».

Исследователи контента негатива отмечают: если явление гибридности сегодня признают все, то агрессивно-креативное мессианство в действиях путинской России многие из специалистов не воспринимают как серьезную угрозу. Именно имперский мессианизм, замаскированный под разноформатные коммуникационные проникновения в среду громад, является причиной наших поражений на так называемом информационном фронте, если классифицировать ситуацию по традиционной терминологии.

Примером гибридно-мессианской агрессии Кремля, по мнению Григория Любовца и Валерия Короля, стала презентация «12 шагов к усилению безопасности в Украине и евроатлантическом регионе» на площадке Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2020 года. Этот «план прекращения войны» разработали три международные организации в сотрудничестве с Российским советом по международным правам. В частности, двенадцатый пункт — о запуске всеукраинского общенационального диалога об определении новой идентичности Украины, который учтет взгляды наших соседей, в частности РФ (а темами диалога должны стать вопросы истории, национальной памяти, языка и т. п.), несомненно, вписали по указанию Москвы.

По убеждению авторов книги «Контент негатива», так происходит глобальная легализация путинского плана разрушения мира, в котором Украине отводится роль инструмента торпедирования собственного института соборного государства.

Дескать, этот опыт Москва со временем будет применять в других странах.

В утонченные формы гибридно-мессианских агрессий зачисляется и кинематограф. В «Контенте негатива» упоминается лента датского режиссера Симона Леренга Вильмонта «Лай собак вдалеке», ставшая победителем Peabody Awards (международная премия им. Джорджа Фостера Пибоди, которая вручается за выдающийся вклад в области массмедиа). До того этот режиссер снимал документальные фильмы о детях, выраставших в безопасных обеспеченных частях мира. Но определенные жизненные обстоятельства выбивают их из колеи, однако они находят путь обратно…

«Лай собак вдалеке» рассказывает о мальчике, который живет поблизости от линии столкновения ВСУ с террористическими группировками. Снимали фильм в селе Гнутово в 2015—2017 гг. Однако эта работа «не совсем документальный фильм», утверждают авторы монографии. Они усматривают в этой истории признаки сценарно выстроенной спецоперации коммуникационно-контентного характера. «Авторская группа, осознанно или нет, подыгрывает путинским террористам, создавая в сознании зрителей запрограммированную картинку негатива украинской действительности. «Когда солдаты пришли, люди ушли», — говорит героиня фильма на фоне кадров с украинскими военными. Эти произнесенные мимоходом слова, подыгрывающие «той стороне», не являются радикальными, но все же выполняют свою завуалированную функцию — скрыто влияют на сознание зрителей, формируют дополнительный пласт негатива в отношении Украины, на контекстном уровне моделируют резко враждебное отношение и неприятие всего украинского», — аргументируют Григорий Любовец и Валерий Король.

Кстати, в 2020-м эту ленту номинировали на престижную американскую телевизионную премию «Эмми» в категории «Выдающийся документальный фильм о современных событиях». Авторы «Контента негатива» предполагают, что это далеко не последнее художественное произведение, где события российской агрессии против Украины будут трактоваться в выгодных Кремлю аспектах, а такие международные знаки отличия станут коммуникационно-контентной броней для путинцев, которые будут доказывать миру вину Украины в «гражданском конфликте» и отрицать присутствие на оккупированных территориях российских войск.

А еще авторы исследования небезосновательно утверждают, что язык имеет значение в противостоянии гибридно-мессианской агрессии. И предлагают социолингвистику «призвать» в Вооруженные Силы Украины. Речь идет не только о применении украинского языка, но и о формировании и воплощении нашей терминологии, слов-мемов и т. п. Сленговые термины имеют широкое толкование и применяются для скорейшей ориентации в конкретной ситуации. Такие слова-мемы, как «отечество, оккупант, боевик, враг, сепар, гибрид и т. п.», применяются по обе стороны линии столкновения, и для международного сообщества это нередко является доказательством гражданского конфликта в Украине. Поэтому должны продуцировать адекватные ситуации слова-мемы, которые бы указывали на то, что против нашего государства действуют внецивилизационные, террористические силы нынешнего политического режима РФ. Исследователи считают целесообразным переквалифицировать аббревиатуру ОРДЛО, заменив «отдельные районы Донецкой и Луганской областей» на «оккупированные». В таком случае следует добавлять персонализацию, которая бы четко указывала на агрессора, как-то «путинская Россия» и т. п. Так же следует употреблять аббревиатуру АРК с уточнением — «оккупированная».

Таким образом, авторы монографии констатируют: единство международного сообщества в поддержке нашего государства и украинского общества в борьбе против глобального гибридного агрессора базируется на традиционных (устаревших) подходах к международной и национальной безопасности. Мир давно изменился, и в ХХІ веке мы сталкиваемся с другими, отличающимися от прежних, явлениями. Даже несмотря на определенную внешнюю схожесть событий, ситуаций, поступков и т. п.

Авторы настаивают на адекватном реагировании на информационное влияние Кремля и технологии, которые он использует. А для этого надо расширить взгляд, рассматривать ситуацию не локально, а воспринимать информацию через видение глобального мира. И реагировать на нее, вырабатывать свою позицию должны быстро, ведь от этого зависят успех или поражение.

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.