Григорий ОСОВОЙ.                                                             Василий ШИЛОВ.

В украинском парламенте, как в чертогах Снежной королевы из сказки «Снежная королева» (1844), все слова складываются из льдинок. Однако некоторые слова из льдинок сложить невозможно. Поэтому вы не найдете их в современных законопроектах, например, «социальная справедливость», «социальный диалог», «достойная работа», «социальное равенство». Все идет к тому, что особенно упрямые представители неолиберальной волны запретят их употреблять, как и упоминать о социальном советском. Нельзя игнорировать принципы. «Рынок непременно все исправит и все отрегулирует! Ведь капитализм — это трезвый расчет и чистая прибыль!».

Постоянное тиражирование давно поблекших «лейблов» — отображение дефлорации нынешней социальной политики. Лейблы широко используются в законодательных актах и распорядительных документах, меняя до неузнаваемости «правовой дизайн» социальной по конституционному определению государства Украина. За годы независимости в украинской юриспруденции создан современный эзоповский язык, призванный скрывать истинное содержание принятых документов. В отличие от тайнописи в литературе, тайнопись в законотворчестве призвана маскировать подлинные намерения авторов законопроектов, а также их назначенцев в органах исполнительной власти. Раб Эзоп не мог в своих баснях прямо указывать на недостатки господ, поэтому он заменил их образы животными с соответствующими характеристиками. Власть не может прямо заявить о ликвидации социального государства и столетних завоеваний рабочего класса, поэтому и вынуждена использовать «социальные» лейблы, что ведут к общественной амнезии.

В фундаментальной работе Льва Лосева «On the beneficence of censorship: Aesopian language in modern Russian literature» (О пользе цензуры. Эзопов язык в современной российской литературе) подчеркивается важный признак присутствия эзоповского языка — это противоречия между художественным текстом и текстом, стилистически обусловленным социально политическим контекстом. Аналогичный конфликт может возникать между текстом законопроекта и реальной социально-политической ситуацией в стране.

В литературе эзоповский язык использовался с конца XVIII века для обхода цензуры. В современном законотворчестве он используется для протягивания законопроектов, призванных ограничить права тех или иных слоев населения, становясь частью практики подготовки законодательных актов вне цензурного давления со стороны общества. В этом случае такой цензурой должны быть профсоюзы, которые могут и обязаны раскрывать завуалированное содержание антисоциальных законопроектов. Если до недавних пор в Украине имела место эволюция трудового и социального законодательства, оно в основном формировалось без «полного разрушения» бывшего законодательства, а реформировалось и корректировалось, то с переходом в руки олигархического капитала в результате приватизации основной части государственной собственности и формирования подконтрольных парламентских партий количественные изменения стали переходить в качественные, ведя к полному «ползучему» демонтажу социальной защиты.

Среди основных причин — неспособность власти обеспечить продуктивные реформы, которые бы привели к динамическому экономическому росту и воплощению человекоцентрической политики, что обеспечило бы стойкость государства как важного элемента обеспечения национального единства и консолидацию гражданского общества и власти. Каждое очередное правительство начинало и заканчивало каденцию заклинаниями, что средств на все нет, а раз так — надо урезать государственные расходы. Ему в унисон твердили бизнесмены. Сегодня Украина — самое бедное государство в Европе и наиболее поляризованное по доходам богатых и бедных. Не избежала этой участи и нынешняя власть, огромный дефицит бюджета и возрастающие заимствования уже не спасают. Чтобы выйти хотя бы в «ноль» без урезания расходов, необходим, как отмечают авторитетные экономисты, и рост ВВП на уровне 5%, а для значительного повышения уровня жизни — 7%. Правительство Гончарука даже начертило за 5 лет фантастический рост на 40%. А чтобы достичь этого, предложило привлечь большие инвестиции. А каким образом? Правильно — все либерализировать в экономике, трудовой сфере, социальной политике, где не государство, а каждый гражданин должен позаботиться о себе сам. Государство никому ничем не обязано, утверждают неолибералы. Первую волну либерализации в «турборежиме» в 2020 году удалось остановить благодаря активным действиям профсоюзов и мощной международной поддержке. Но, как видим, от идеи либерализации не отказались, переформатировали силы, подпрягли Михеила Саакашвили с его ГО «Офис простых решений», и дело закипело.

Подтверждением тому является регистрация 13 апреля этого года в Верховной Раде Украины проекта закона № 5371 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты об упрощении регулирования трудовых отношений в сфере малого и среднего предпринимательства и уменьшения административной нагрузки на предпринимательскую деятельность» в авторстве Галины Третьяковой и ее однопартийцев. Под упрощением регулирования трудовых отношений скрывается введение нового договорного режима их регулирования для отдельных категорий работников у субъектов малого и среднего предпринимательства с численностью менее 250 человек. Все условия труда предлагается определять трудовым договором, а не законодательством о труде. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Отметим, что повсеместно переходили на индивидуальные трудовые договора Беларусь и Грузия. В Беларуси в 1999 году президент подписал декрет   № 29 «О дополнительных мерах по усовершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины». В Грузии — во времена президентства Михеила Саакашвили после принятия в стране Трудового кодекса в 2006 году, который подорвал основы коллективных переговоров, и как следствие значительно снизилось профсоюзное членство. Критика со стороны Международной организации труда, а также обращение граждан тогда оставались правительством без внимания.

Как показала практика, краткосрочные контракты — самая неэффективная форма трудовых отношений и в мире практически не применяется.

Как вытекает из доклада Еврокомиссии «Беларусь: социальная защита и социальная интеграция», несмотря на высокий уровень занятости в Беларуси, почти 90% работников наняты по срочным трудовым договорам (в отличие от договоров, которые заключаются на неограниченное время), что противоречит нормам ЕС, заложенным в Маахстрихтском договоре 1991 года, где занятость на фиксированный срок рассматривается как «аномальная» форма занятости, пригодная только для особых категорий трудящихся. Авторитарный подход к регулированию таким образом трудовых отношений негативно воспринят в МОТ и в международном профсоюзном движении. В результате этого Беларусь была исключена из так называемой генеральной системы торговых преференций за «притеснение прав трудящихся».

Что касается Грузии, то по неофициальным данным, в разное время страну покинули до 1,6 млн человек, что для страны с нынешним населением в 3,7 млн — огромная цифра. В Грузии выросло поколение, которое видело своих матерей только на экранах гаджетов.

После смены власти в 2020 году грузинские парламентарии решили вернуться к положениям Кодекса законов о труде Грузии 1973 года, осознав преимущества социально-ответственного государства и достойной работы.

Современный тренд дискуссий о будущем труда, как отмечено на юбилейной Конференции МОТ к ее 100-летию — это то, что экономическое развитие и соблюдение трудовых прав должны идти бок о бок и способствовать улучшению жизни всех граждан.

В европейских странах, в том числе во Франции, власти также стремились изменить трудовой кодекс, чтобы лишить наемных работников социальных завоеваний, которых удалось достичь в результате многолетней борьбы. Реформа рынка труда, проведенная осенью 2017 года, изменила условия срочных контрактов, принципы разрешения споров между работодателем и работником, ограничила размеры денежных компенсаций при увольнении работника, но оставила неприкосновенной 35-часовую рабочую неделю.

Украинский вариант изменений трудового законодательства подготовлен в духе поисков в Грузии, где оно было реформировано по рецептам МВФ и Всемирного банка 15 лет назад. В нем нет даже намека на роль государства в создании соответствующей институционной основы, что позволяет поддерживать баланс между нуждами в гибкости для предприятий и гарантий для работников в условиях глобализации экономики, цифровизации, дистанционной работы и прочее присущее современным тенденциям на рынке труда.

Несомненно, авторы понимают, что законопроекты не отвечают международным трудовым нормам, поэтому и прячут их под завуалированными названиями. Так, 2 июня Верховной Радой принят в первом чтении законопроект № 3515, автор Галина Третьякова и другие, «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования вопросов формирования прожиточного минимума и создания предпосылок для его повышения». Как указано в объяснительной записке к нему, цель законопроекта — обеспечение конституционного права граждан на достаточный жизненный уровень. А на самом деле в случае его принятия, как раз будет упразднено научно обоснованное определение прожиточного минимума, являющийся ныне государственным социальным стандартом, на базе которого должны определяться минимальная зарплата, минимальная пенсия, социальные выплаты, что является основным источником доходов. Это ударит по всем категориям населения. Как указано в экспертном заключении главного научно-экспертного управления Верховной Рады, законопроект «не содержит никаких изменений, которые бы прямо создавали основу для повышения прожиточного минимума. Для чего тогда авторы предлагают внести изменения аж в 46 законов! И для чего и для кого проводились парламентские слушания в декабре 2019 года по вопросу прожиточного минимума, если авторы законопроекта № 3515 сделали все наоборот к итоговым рекомендациям слушаний!

Другой пример — проект закона «О безопасности и здоровье сотрудников на работе». Можно увидеть, что он — не об охране труда. Терминология законопроекта далека от понятий, которые используются международной практикой, в частности, «охрана и безопасность труда» (occupational health and safеty). Удаление понятия «охрана труда», по оценкам специалистов, безусловно снижает уровень защиты рабочих. Кроме того, законопроект в редакции Минэкономики лишает работников права на льготы и компенсации за работу в тяжелых и достойных условиях труда, которые гарантирует действующее законодательство.

Заявляя, с одной стороны, что «человеческий труд является одним из ключевых ресурсов», а, с другой, начав соревнование по максимальному снижению трудовых прав и социальных норм и минимальному контролю государства и общественного контроля профсоюзов за их соблюдением, что называется в современной социологии и политологии «гонкой на дно» (англ. race to the bottom), авторы всех этих законопроектов открывают ящик Пандоры. Ведь, действуя без оглядки, урезая права трудящихся на организацию, коллективные договора и забастовку, можно довести ситуацию до такого состояния, когда у работников лопнет терпение и произойдет взрыв, который, как всегда, будет неожидаемым и неуправляемым. Альтернатива этому — дальнейшее увеличение трудовой миграции за границу к тем 5 миллионам украинцев, которые уехали, потому что не воспринимают условия труда на родине. Так что инвестиции могут зайти в Украину, но свободные рабочие места сами по себе не будут работать. Уже сейчас в стране осталось всего 7 миллионов штатных рабочих мест, а количество плательщиков социального взноса на пенсионное обеспечение стало даже меньше, чем пенсионеров. Куда же дальше для государства с 42-миллионным населением?! С таким социальным багажом членство в ЕС призрачно, не говоря о других международных соглашениях. Это уже вопрос национальной безопасности.

Григорий ОСОВОЙ,
председатель ФПУ, глава СПО объединений профсоюзов на национальном уровне, почетный доктор социальных наук;

Василий ШИЛОВ,
руководитель департамента международных связей ФПУ, кандидат философских наук.

Факт

Еще есть время для исправления ошибок, есть готовность профсоюзов к социальному диалогу, консультациям и переговорам и желанию в формате сотрудничества строить лучшее будущее труда в Украине и благосостоянии людей.

СПРАВКА

Законопроект № 5371 — угроза большинства работников, поскольку почти 75% работодателей в Украине нанимают менее 250 человек. Исключение 73% работников из сферы действия законодательства о труде лишит их имеющихся гарантий труда. Не уверены, что и работодатели ощутят облегчение от такого администрирования, поскольку придется оговаривать условия труда отдельно с каждым работником, решать трудовые споры и т. п.

Путь к процветанию через «экономическую свободу» исповедует и правительственный законопроект № 5388, которым вводятся дополнительные условия к трудовым договорам, не предусмотренные законодательством, в частности относительно увольнения; трудового распорядка, отпуска, привлечения к сверхурочным работам. А чтобы работник отстаивал свое право на немотивированное увольнение один на один с работодателем, автор законопроекта вообще предлагает лишить профсоюз переставлять и защищать работника в подобных случаях. А это проверенный годами наиболее эффективный инструмент правозащитной работы профсоюзов, определенный законодательством.