Одна из ключевых вех отечественной истории — провозглашение 30 июня 1941 г. во Львове Акта восстановления Украинского государства (на снимке). Принятие политического документа огромного исторического значения на Национальном собрании украинских деятелей Западной Украины в уже оккупированном немецкими захватчиками городе продемонстрировало преемственность государственной идеи и подтвердило всему миру, что наш народ остается последовательным продолжателем государствообразующей борьбы, и лишь в XX веке в жестокой борьбе за свое право иметь собственное государство создал такие государственные формы самоорганизации как УНР, ЗУНР, Карпатская Украина.

«Актом 30 июня 1941 г., — писал украинский общественный деятель, доктор права и политических наук, член ОУН Петр Мирчук, — украинский народ заманифестировал перед целым миром и перед историей, что он желает сам руководить своей жизнью и что он готов защищать свое право на свободную жизнь в своем собственном, самостоятельном государстве перед империалистическими посягательствами каждого врага и при каких бы то ни было условиях... Акт восстановления украинской государственности и успешная политическая и милитарная борьба против немецкого оккупанта является доказательством политической зрелости, моральной силы и дисциплинированности украинского народа и войдут в историю как светлая страница достойного положения украинской нации в тяжелых условиях Второй мировой войны».

Отечественные историки, в частности доктора исторических наук Иван Патриляк, Владимир Сергийчук, Галина Стародубец подчеркивают, что провозглашение Акта восстановления Украинского государства не было обычной декларацией, случайностью, стихийным шагом. Это было логическое продолжение национально-освободительной борьбы, значение которого состояло в политически-правовом укреплении стремления украинского народа к государственной самостоятельности.

Красная Армия пришла с репрессиями, немецкая — с концлагерями

1 сентября фашистская Германия напала на Польшу. 6 сентября началась частичная мобилизация в семи западных военных округах СССР. На базе приведенных в боевую готовность Киевского и Белорусского округов создавались управления фронтов. 9 сентября были представлены планы операций армейских групп на Западной Украине. С немецкой и советской сторон вынашивались планы разыграть «украинскую карту». От 15 сентября в Кремле приняли решение начать свою вооруженную акцию, так и не дождавшись сообщений о падении Варшавы или бегстве польского правительства за границу, что позволило бы Сталину сохранить лицо. Ночью 17 сентября хозяин Кремля лично отредактировал текст ноты о переходе границы советскими войсками, которая сразу была зачитана польскому послу в Москве и разослана иностранным посольствам. В ноте отмечалось: «Советское правительство не может... безразлично относиться к тому, что единокровные братья — украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошены на произвол судьбы, остались беззащитными. В силу таких обстоятельств Советское правительство дало распоряжение Главному Командованию Красной Армии дать приказ перейти границу и взять под свою защиту жизни и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии». Формальный итог сентябрьской кампании был подведен соглашением о дружбе и границе между СССР и Германией 28 сентября 1939 г. Советской историографией оккупация Советским Союзом на основе секретного протокола относительно распределения сфер влияния в Европе пакта Молотова — Риббентропа между СССР и Германией части этнических украинских территорий Польши и Румынии и установление на захваченных землях тоталитарного оккупационного режима подавалась как «воссоединение украинского народа в едином украинском советском государстве — освобождение СССР извечных украинских земель — Западной Украины (1939), Северной Буковины (1940), Закарпатской Украины (1945) из-под гнета иностранных поработителей». Канадский историк украинского происхождения Орест Субтельный указывал на характерный нюанс процесса оккупации — группировки Красной Армии, переходившие Збруч, назывались Украинский фронт, а фамилия командующего — Тимошенко.

Жизнь миллионов человек на оккупированных территориях быстро превратилась в ад — начались принудительная экспроприация, массовые репрессии, охватившие по меньшей мере 20 % населения, депортация. «До 27 ноября 1939 года только в Львове для диспозиции аппарата НКВД и Красной армии было передано 1004 помещения. С ордером, а порой и без него, «освободители» самовольно занимали меблированные квартиры, выгоняя их владельцев в подвальные помещения домов или просто на улицу», — отмечает научный работник Александр Пагиря. Кроме того, уровень принесенной бытовой культуры вызывал у местных жителей шок.

По данным Украинского института национальной памяти, в апреле 1941 г. в УССР действовало 62 тюрьмы, из них 26 в западных областях. На время нападения Германии на СССР, внутренние тюрьмы НКВД УССР, в которых находились политики, религиозные деятели, представители интеллигенции, выходцы «из буржуазии», «кулаки» были переполнены. Органами госбезопасности предусматривалось вывезти арестованных из прифронтовой полосы вглубь СССР, в лагеря Киргизии, Архангельской области, Красноярского края — план эвакуации включал выделение 778 железных вагонов. Впрочем, транспортные средства использовали для вывоза ценных вещей, большинство узников этапировали пешком. На «марше смерти» многих расстреливали. 7 июля 1941 г. вагоны с политзаключенными из Коломыи и Буковины в Залещиках столкнули с разрушенного моста в Днестр. Эвакуированных из Западной Украины в Киев, среди них и священника Андрея Бандеру, отца проводника ОУН Степана Бандеры, расстреляли в застенках НКВД, а тело выбросили в Быковне.

Во многих городах Западной Украины после сильных нацистских бомбардировок местные руководители НКВД самостоятельно начали уничтожать узников. Основанием для расстрелов стала директива народного комиссара Госбезопасности СССР Меркулова № 2445-М от 23 июня 1941 года, согласно которой на лиц, содержащихся в тюрьмах западных областей Украины, составлялись списки, по которым они подлежали расстрелу по месту их удержание в связи с началом войны с Германией. Расстреливались не только люди, относительно которых были вынесены приговоры, а также находившиеся под следствием и не имевшие приговоров суда.

22 июня в Львовской тюрьме № 1 исполнили приговоры относительно 108 лиц... 23 июня местные органы НКВД начали расстрелы заключенных во всех тюрьмах Львова. В тюрьмах Львовской области 22—28 июня (Львов, Буск, Городок, Комарно-Рудки, Щирец, Бобрка, Жолква, Каменка-Бугская, Судовая Вишня, Яворов, Лопатин) было расстреляно 4 тыс. 591 человек. В трех тюрьмах Дрогобичской (Дрогобыч, Самбор, Стрый) — 3 тыс. 301, в тюрьмах Станислава (Ивано-Франковск) — 2 тыс. 500, Тернополя — 1 тыс., Перемышля и Добромиля — 2 тыс. узников, Ривном — 150, Дубно — 1 тыс. 500. В Волынской области в тюрьмах Луцка советская власть уничтожила свыше 2 тыс. узников (по разным данным, количество погибших 2 754 и 3 500 человек), Ковеля — 250, Владимира-Волынского — почти 2 тысячи», — отмечают в Украинском институте национальной памяти.

«Я до сих пор не могу спокойно вспоминать страшные картины, которые пришлось увидеть в первые дни войны, — писала позже член ОУН Галина Дидык. — Тогда, после отступления советских войск, разыскивая близких мне людей, я была в тюрьмах Львова, Тернополя, Бережан, Нараева. Я видела извлеченных из застенков и тайных ям и выставленных для опознания родными и друзьями тысячи трупов — растрелянных, замученных, иногда со следами варварских издевательств: вырезанными на теле трезубцами, выколотыми глазами, отрезанными носами, ушами, грудью».

Главные удары репрессий советского режима на западе Украины были направлены против украинских партий и движений, в частности ОУН, которая и провозгласила 30 июня 1941 г. Акт восстановления Украинского государства. В планах Гитлера никакого украинского государства, конечно же, не было, поэтому у немецких оккупантов событие вызвало резкую негативную реакцию, начались аресты украинских деятелей. По тайному приказу главы РСХА Рейгарда Гейдриха во время первой волны массовых арестов членов ОУН(б) арестовали 1 500 человек.

До ноября 1941-го отношения ОУН(б) и немецких оккупационных властей обострились настолько, что 25 ноября 1941 г. вышла секретная директива немецкой полиции «014-USSR», в которой указывалось, что бандеровцы готовят восстание в рейхскоммисариате, все они должны быть задержаны, допрошены, и ликвидированы.

Начало борьбы с нацизмом

В борьбе за восстановление суверенного украинского государства ОУН(б) во главе со Степаном Бандерой планировала использовать немецко-советскую войну и готовила походные группы численностью до 6 000 тыс., которые должны были вслед за Вермахтом продвигаться по территории СССР.

Советские войска оставили Львов 29 июня 1941-го. А уже в 4.30 30 июня в город, раньше немцев, вошел батальон «Нахтигаль» (северная группа «Дружины украинских националистов») во главе с Романом Шухевичем, которому предстояло обеспечивать провозглашение Акта восстановления Украинского государства. Вскоре во Львов вошла и походная группа Ярослава Стецько. Ему Украинский национальный комитет предоставил полномочия провозгласить исторический документ. В 18 часов в доме «Просвіти» на площади Рынок началось Национальное собрание, в котором приняли участие более 100 делегатов — как писал Василий Кук «церковные высокопоставленные лица, ученые, интеллигенция, крестьяне, участники подпольной освободительной борьбы». Митрополита Андрея Шептицкого представлял его заместитель Иосиф Слепой.

Ярослав Стецько обнародовал Акт, в котором отмечалось, что «волей украинского народа Организация Украинских Националистов под предводительством Степана Бандеры провозглашает восстановление Украинского Государства, за которое положили свои головы целые поколения лучших сыновей Украины». На собрании был зачитан декрет о создании Государственного Правления, возглавлять которое назначили Я. Стецько. Также сообщалось, что на западноукраинских землях формируется украинская власть, которая подчиняется общенациональному правительству. Акт призывал украинцев «не складывать оружие так долго, пока на всех украинских землях не будет создана Суверенная Украинская Власть» — следующим шагом должно было стать восстановление Украинского государства в Киеве.

О созыве Народного собрания их инициаторы немецкой администрации не сообщали, подготовка Акта осуществлялась тайно и стала полной неожиданностью для оккупационных властей. Текст Акта успели дважды передать по радио, а Украинский национальный комитет в Кракове на следующий день издал информационный бюллетень. Отдельным воззванием на событие откликнулся Андрей Шептицкий. Во многих населенных пунктах ОУН проводила митинги в поддержку Акта, оперативно создавались украинские органы власти. Информация об Акте быстро распространялась по украинским территориям, вызывая торжественные демонстрации, подписание многочисленных манифестов в его поддержку, что подтверждало легитимность Акта. «Война принесла сине-желтые флаги на Украину в невозможно короткий срок, — писал Тарас Клекот в подпольном журнале ОУН «Ідея і чин». — Им не удивились, не спрашивали, чьи это флаги, даже маленькие дети. Их приняли давно и приняли не как гостей, а так, как принимают Бога: просто к сердцу, сразу, безоглядно и навеки».

Народ начал восстанавливать свое собственное государство. В своих мемуарах Богдан Казанивский пишет: «Население Львова видело впервые явную организованную силу ОУН... и хоть не все были националистами или приверженцами ОУН, то каждый украинский патриот радовался Акту 30 июня и готов был даром помогать в администрации. Это было видно с того, как в команду вызывались разные люди с разными специальностями и хотели приступить к работе, не спрашивая о жаловании. Это был большой духовный подъем народа, который знал, чего хочет и что должны делать для большого дела».

В начале июля члены правительства получили номинационные грамоты, впрочем начать работу им не удалось — гитлеровская власть запретила деятельность украинского государственного правления. Узнав об Акте провозглашения самостоятельного украинского государства, Гитлер издал приказ немедленно арестовать Степана Бандеру и Ярослава Стецько (первого гестапо задержало 5 июля в Кракове, второго 9 июля). Одновременно были арестованы почти 300 членов ОУН — 15 из них расстреляли.

После того как Бандера и Стецько отвергли требования гитлеровцев отозвать Акт, обоих отправили в концлагерь Заксенгаузен, в 30 км от Берлина. С 11 июля оккупационные власти запретили любую политическую деятельность украинских организаций, в том числе и манифестации в поддержку Акта 30 июня.

Немецкие источники свидетельствуют, что министру иностранных дел Риббентропу 21 июля рекомендовали соблюдать позицию, что события 30 июня были «самовольными действиями известной честолюбивой и активной группы Бендеры» и что «инсценированный ею во Львове Акт не имеет никакого государственно-правового значения».

Уже в сентябре нацисты провели новые массовые аресты украинских патриотов — за решеткой оказались почти две тысячи оуновцев. ОУН(б) откликнулась воззванием «Закрепляя на своих землях украинскую власть, — подчеркивалось в нем, — должны помнить: война еще не закончена! Пока на наших землях останеться хоть один москвин, лях или другой враг, мы боремся дальше... Помним: вся власть в украинские руки! К власти придем только вооруженной рукой».

Цена свободы

Проводник ОУН Степан Бандера в концлагере Заксенхаузен мордовался с января 1942-го по декабрь 1944-го, три года провел в одиночной камере № 73. В концлагере Аушвиц в 1942 г. были замучены два его родных брата — Александр, доктор политэкономии, и Василий, выпускник философского факультета Львовского университета. Их били до потери сознания, обсыпали известью. Третий родной брат Степана Бандеры Богдан погиб (по одной из версий) от рук гестапо в 1943-м, в Херсоне. Отца патриотов расстреляли раньше — в подвалах НКВД 10 июля 1941 года. Сестер Оксану, Володимиру и Марту-Марию советская власть отправила в сибирские лагеря. Марта умерла на чужбине, Оксана вернулась домой спустя 50 лет.

...Акт восстановления Украинского государства был очередной попыткой украинцев заявить о своем праве иметь собственное Государство и задекларировал украинскую самостоятельную политику. Перед всем миром было заявлено, что украинский народ не мирится ни с одной имперской оккупацией — ни с коммунистически-московской, ни с немецкой и будет продолжать борьбу за свою независимость. Этот документ играл важную роль на Нюрнбергском процессе, и ОУН-УПА были признаны цивилизованным миром воюющей стороной.

Фото из открытых источников.