Осип Дякив (справа) с главным командиром УПА Романом Шухевичем («Тарасом Чупринкой»).

21 июня 1921 года в селе Олесино, на Тернопольщине, родился Осип Дякив-«Горновый» — краевой проводник ОУН на Львовщине, теоретик и организатор борьбы УПА, заместитель руководителя Генерального секретариата Украинской главной освободительной рады (Української головної визвольної ради — УГВР).

О чем он думал в холодные ноябрьские ночи 1950 года, на что надеялся, находясь в лесной крыивке возле села Великополе тогдашнего Ивано-Франковского района на Львовщине вместе с такими смельчаками, как сам? Ведь прошло более десяти лет с тех пор, как он, Осип Дякив, старшеклассник Бережанской гимназии, связал свою судьбу с освободительным движением, стал на путь борьбы с поработителями родного народа. Вспоминал ли, как его, студента Львовского университета, пытали-допрашивали в тернопольской тюрьме за несколько месяцев до начала войны, требуя выдать тех, кто участвовал в борьбе за свободу, за независимость Украины? Слышался ли ему тот грохот немецких танков, неожиданное появление которых на улицах Бердичева спасло его и многих других обреченных от неминуемой смерти в местной тюрьме? А, возможно, мысленно вел разговор с матерью Юстиной Даниловной, которая уже второй год страдала-мучилась в ссылке в далекой Сибири?

Да, парни выкопали и оборудовали крыивку в будто бы надежном месте, подальше от людских глаз. Позаботились о продуктах и теплой одежде. Как-то дотянут до весны, до тепла. Но Осип Дякив, тогда уже проводник Львовского краевого провода ОУН, осознавал, что ситуация осложняется с каждым днем. Гибли опытные кадры, не хватало оружия, патронов, лекарств, вражеская агентура буквально пронизывала подполье, уничтожала его. Но бороться надо, чтобы мир знал — Украина не стала на колени.

Осип хорошо понимал, что чуда не произойдет, что вражеское кольцо суживается с каждым днем, с каждым часом. Мог ли он избежать смерти? Мог. И об этом читаем в воспоминаниях об Осипе Горновом, написанных на чужбине отцом известного повстанца. Так, Василий Дякив в Пасхальный понедельник 1944 года во время разговора с сыном прямо спросил его: смог бы тот вместе с другими отправиться в эмиграцию, чтобы там сполна использовать свои публицистические и организационные способности ради родного народа? И вот что услышал в ответ: «Над этим вопросом я, отец, думал, потому что провод ОУН предлагал мне выезд за границу. Но я это предложение не принял. Я решился окончательно остаться здесь, в Украине. В немецких концлагерях находится большое количество руководящих членов Организации. Я верю, что большинство из них останется в живых. Они и будут вести за границей ту работу, которую нам надо вести, потому что им возвращаться в Украину и включаться в подпольную борьбу здесь, в условиях, которых они не знают, просто невозможно. Здесь должны оставаться те, кто стоял здесь все время в борьбе. В частности, должен оставаться и я. Считаю, что если бы я других посылал в большевистское подполье для революционной борьбы.., а сам бежал за границу, то это было бы очень нечестно. Мне нужно быть с ними. Когда я говорил другим, что для блага Украины надо отречься от родителей, семьи, жертвовать своим личным счастьем и безопасностью, то, как честный человек, мне нужно самому служить примером в том. Моя и их судьба в Божьих руках».

Прямая речь

«Народ наш стоит на таком уровне борьбы, оказывает такое героическое и организационное сопротивление, что действительно большая честь относиться к такому сегодня народу. Борьба, которая сейчас у нас ведется, — самая героическая и светлая в нашей истории».

Осип Дякив. Из записки отцу, переданной курьерами ОУН в Германии. 1948 г.

Пасхальный понедельник 1944 года провел Осип в семейном кругу. А на следующий день простился с родными и окунулся в водоворот подпольной борьбы. Тогда он виделся с отцом в последний раз.

***

Осип Дякив родился 21 июня 1921 года в селе Олесино Бережанского уезда (теперь — Тернопольского района) Тернопольского воеводства в крестьянской семье. Как отмечает в своих воспоминаниях Василий Галаса, один из лидеров ОУН, товарищ Осипа еще со школьных лет, когда он впервые переступил порог дома Дякивых, то его встретила доброжелательная приветливая улыбка хозяина и «Кобзарь» Шевченко на столе. «Такие понятия, как «Украина», «украинцы», «запорожские казаки», «Украинское государство», мы с Осипом впитывали в сознание из уст его отца». Ведь Василий Дякив принимал участие в освободительной борьбе 1918—1920 годов в Галичине и как воин Украинской Галицкой армии прошел ее героический путь.

Осип с малых лет был компанейским и доброжелательным, готовым в любой момент прийти на помощь своим товарищам. Поэтому пользовался поддержкой ровесников, учась в Бережанской гимназии. Кстати, в январе 1939 года одноклассники, несмотря на сопротивление учеников польского происхождения, избирают его старостой, или как тогда называли в Галичине — войтом. Но продержался он на этом посту всего несколько дней — после того, как в классе вывесили без разрешения руководства портреты Шевченко и Франко, дирекция гимназии лишает его этих функций.

Наверное, самые интересные и достоверные воспоминания о рыцаре борьбы за независимость Украины оставил его отец Василий Дякив. Они так и называются «Мои воспоминания об Осипе Горновом». Записаны Львом Шанковским уже на чужбине, на американском континенте. Речь в них идет о жизни и борьбе нашего героя до весны 1944 года, то есть до второго прихода московских оккупантов на западноукраинские земли.

В тех воспоминаниях находим много интересных фрагментов из жизнеописания Осипа Дякива, в частности со времени его ареста 20 сентября 1940 года.

Долго разыскивал отец сына во Львове, где тот штудировал украинскую филологию, потому что никто ничего определенного не мог сказать. Ни в общежитии, ни в университете, ни в прокуратуре, ни в НКВД… Горько и больно читать о его посещении кабинетов тогдашней власти. Вот как сложилась его «аудиенция» у областного прокурора Прокопенко.

«Прокурор сидел за конторкой и чистил ногти, — вспоминает Василий Дякив. — Я стоял перед ним и рассказывал ему о своем деле.

— Итак, вы говорите, отец, что вы не знаете, где ваш сын, — говорит, улыбаясь, прокурор.

— Нет, не знаю, если бы знал, то вас не спрашивал бы.

— Видите, отец, вы не знаете, и я не знаю. Нас двое таких, которые не знают. Бывайте здоровы!»

Только через несколько недель по почте пришло сообщение от Осипа, что он находится в тернопольской тюрьме. Кроме этого долгожданного известия, в письме на отдельном листе бумаги было написано по-московски: «Обратитесь в НКВД, к следователю Галыгину, комната Нр. 21». Именно следователь Галыгин, который вел дело Осипа, надеялся, что отец повлияет на сына, и тот признает свою принадлежность к ОУН, выдаст своих товарищей по подпольной борьбе. И далее, дескать, продолжит обучение, сделает хорошую карьеру. Конечно, никто не собирался отпускать вчерашнего студента из энкавэдэшных подвалов. Да и сам парень не ступил на путь предательства.

Осипа не замордовали в тюрьме, как это произошло с тысячами подпольщиков, а то и вообще с невиновными людьми в первые дни войны в Тернополе, Львове или Луцке — его отправили этапом на восток еще до того кровопролития. Но дальше Бердичева не доехали — быстрое наступление германских войск перечеркнуло подлые намерения сталинских опричников. Теперь уже им самим надо было спасаться от немецкого плена.

***

Осип Дякив является автором по меньшей мере 25 публицистических работ, написанных в течение шести лет в подполье. А точнее — во время его работы в Главном центре пропаганды ОУН в 1945—1948 годах, где он был заместителем референта пропаганды Провода ОУН П. Федуна-«Севера». Вот заголовки некоторых его статей: «Шовіністичне запаморочення і русифікаційна гарячка большевицьких імперіялістів», «Четверта сталінська п’ятирічка», «Українська Повстанча Армія — носій ідей визволення і дружби народів», «Про свободу преси в СССР», «Вклад ОУН у справу утворення і розбудови УПА», «Наше становище до російського народу», «Чому ми в нашій боротьбі ставимо на власні сили українського народу?», «СССР — країна найжорстокішого гноблення народів і визиску працюючих»…

Очевидно, Осип Дякив также был сотрудником Бюро информации Украинской главной освободительной рады и политвоспитательного отдела Главного военного штаба УПА. Кстати, этим отделом также руководил П. Федун. Подписаны статьи в основном псевдонимом «О. Горновый». Но он также использовал и другие псевдонимы, в частности «О. Осипенко», «В. Юриив», «О. Гончарук».

Особого внимания заслуживает публицистическая статья О. Горнового «Наше отношение к русскому народу» («Наше становище до російського народу»), написанная в июне 1949 года. Ведь ее главные постулаты актуальны для нас и сегодня. Кстати, эту статью опубликовала газета «Голос Украины» накануне всеукраинского референдума 1 декабря 1991 года, на котором наш народ абсолютным большинством голосов (90,3 процента) подтвердил Акт Независимости Украины, принятый украинским парламентом.

Уже в первом абзаце автор подчеркивает, что эту проблему, то есть отношение к русскому народу, надо рассматривать в двух разрезах. Во-первых, как наше отношение к русским народным массам. И во-вторых, как наше отношение к российским империалистам. А оно, можно сказать, диаметрально противоположное.

Прямая речь

«ОУН бореться не проти російського народу, а за визволення України від гніту російсько-большевицьких загарбників. ОУН стоїть на становищі, що російська держава повинна покриватися з етнографічними кордонами російського народу і в ніякому випадку не виходити поза ці межі. З російським народом, який матиме свою національну державу на своїй етнографічній території, який не виступатиме проти національно-визвольних прагнень українського народу, з російським народом, який не стоїть на становищі імперіалізму, а бореться за знищення своїх імперіялістичних клік, з таким російським народом ми прагнемо до найтіснішої співпраці сьогодні і в майбутньому».

О. Горновый. «Наше становище до російського народу» («Наше отношение к русскому народу»).

Публицист подчеркивает, что отделение Украины от России не является никаким вражеским выступлением против русского народа, как это навязывает нам российская пропаганда. «Перестройка СССР на независимые государства — это самое справедливое и наиболее прогрессивное решение национального вопроса, потому что она в корне пресекает российский империализм и создает возможности для всестороннего развития каждого народа», —убежден автор.

И еще один тезис, с которым никак не хотят смириться наши обнаглевшие соседи. «Стремясь к сотрудничеству с русским народом, — утверждает Осип Дякив, — мы решительно выступаем против приписывания русскому народу «руководящей роли», обязанностей «старшего брата», вытекающих якобы из некоторых благородных высших качеств этого народа («русский народ — самая выдающаяся нация», которая имеет «ясный ум, стойкий характер и терпение»), потому что за всем этим кроются российский империализм, расизм и шовинизм».

В конце статьи автор цитирует великого российского демократа А. Герцена, который в далеком 1851 году писал: «Если Россия может мириться с существующим порядком вещей (деспотизмом, тиранией и стремлением подмять под себя соседние народы. — В. К.), то она не будет иметь будущности, на которую мы надеемся. Если она и дальше будет следовать петербургскому пути или если вернется к московской традиции, то она не будет иметь другого назначения, как ринуться на Европу, как полуварварская, полуразвращенная орда, опустошить цивилизованные страны сгинуть среди общего опустошения» (подчеркнуто автором).

***

По словам Василия Галаса, Осип еще в молодости удивлял всех феноменальной памятью, энциклопедическими знаниями и умением изложить, объяснить популярно сложные понятия или явления. Делал это без позерства и «поучительности», с удивительно достойной логичностью. Вместе с тем его слово не было сухим, оно «привязывало» слух, пронизывало мозг, с теплотой заходило в сердце.

В 1948 году «Горнового» назначили краевым проводником ОУН Львовского края, в 1949-м — членом Провода ОУН, в 1950-м — членом Украинской главной освободительной рады и заместителем главы Генерального секретариата УГВР. Постановлением УГВР он награжден Золотым и Бронзовым Крестами Заслуги, ему присвоено звание сотника-политвоспитателя УПА.

Вот как его охарактеризовала Галина Дидык на допросе в эмгэбистских казематах 14 ноября 1950 года (цитирую на языке оригинала протокола. — В. К.): «По характеру довольно спокойный, спиртными напитками не увлекается. К женщинам пристрастия не имеет и в обращении с ними ведет себя скромно, о чем я заключила по его поведению во время четырехдневного пребывания в кругу меня и Конюшик Анны в селе Белогорща. Большинство времени уделяет чтению разной художественной и политической литературы, всегда имеет при себе какую-либо книгу».

Как утверждают историки, именно Осипу Дякиву-«Горновому» принадлежит авторство известного лозунга «Свобода народам! Свобода человеку!», который был официально одобрен на ІІІ Чрезвычайном большом сборе ОУН в августе 1943-го.

Прямая речь

«Читая прессу всех направлений, я был удивлен таким низким состоянием общественной морали и политической культуры нашей эмиграции. К сожалению, это касается и нашей среды. Это любой ценой надо сорвать и добиться исправления. А можно этого добиться только конкретной работой. В эмиграции слишком много дискутируют. Много собраний, а мало черной работы».

Из письма О. Дякива членам Зарубежного провода УГВР и оппозиции в заграничных частях ОУН» (июнь 1950 г.).

***

В октябре 1950 года в управлениях МГБ Львовской, Дрогобычской и Тернопольской областей были созданы специальные оперативные группы, которые занялись поисками места пребывания «Цвечка» — именно под таким позывным продолжал повстанческую борьбу краевой проводник Львовского края Осип Дякив. Агентурные донесения сексотов и признания арестованных подпольщиков во время жестоких допросов приблизительно указывали на возможное место нахождения «Цвечка». И в ноябре того же года принято решение о проведении широкомасштабной чекистской операции. С этой целью оккупанты заблокировали входы и выходы к селам Страдч, Поречье, Яновское, Роттерган и Великополе.

28 ноября 1950 года, ближе к вечеру, облавщики, тщательно прочесывая лес возле села Великополе на Львовщине, наткнулись на капитально оборудованный и хорошо замаскированный бункер. Окруженные подпольщики отказались сложить оружие — завязался бой, в котором все повстанцы погибли. Это были Осип Дякив («Горновый», «Цвечок»), окружной проводник Николай Мошончук («Бор»), кустовой проводник Петр Зубрицкий («Петро», «Выбух») и боевик Павел Леус («Орест»). Кроме оружия и боеприпасов, облавщики нашли в крыивке радиоприемник, подпольные документы и печатные издания воюющей Украины.

«Особливу цінність для українського визвольного руху мають його ідеологічно-політичні праці і статті, що з’являються першорядною зброєю в боротьбі з большевизмом і які заслужено прославили його ім’я не тільки в Україні, але й широко поза кордонами СССР. Сила аргументації ідеологічно-політичних праць сл. п. друга Горнового така правдива, логічна і гостра, що переконує кожну людину доброї волі і переставляє її на бік українського визвольного руху», — говорится в в сообщении руководства подполья о смерти Осипа Дякова.

Фото предоставлено автором.