После боев 18—20 февраля 2014-го тысячи украинцев вышли на улицу Институтскую в столице, чтобы почтить память погибших здесь Героев Небесной Сотни. Улица была устлана цветами, а затем вдоль дороги начали появляться памятники павшим. С тех пор мемориалы Героям Небесной Сотни установили во многих украинских городах и даже в США, возле Чикаго, в городе Блумингдейл (Иллинойс). Собирала средства на памятник украинская диаспора США.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.

А вот в 2001-м, по данным департамента финансов КГГА, менее 5 миллиардов. То есть только за последние 20 лет поступления в казну столицы увеличились почти в 12 раз. В результате административных и других реформ в бюджет дополнительно начали поступать и новые налоги — на прибыль предприятий, на недвижимое имущество, поступления за предоставление админуслуг и другие бюджетообразующие платежи. Таким образом, в пересчете на каждого киевлянина в 2001-м город зарабатывали 1 770 гривен, а в 2020 году — уже почти 17 тысяч гривен в год!

Но самое большое сокровище города — это киевляне, которые наполняют казну, строят новые жилые кварталы, создают новые предприятия и удивляют мир своими научными открытиями...

С древних времен и навеки

Украинская государственность родилась в Киеве. И что бы по этому поводу ни говорили патриоты из других уголков Украины, этот факт — бесспорный, поскольку держится он на сакральных столбах исторической памяти. О периоде зарождения государственных традиций в Украине до сих пор напоминают сооружения Национального заповедника «София Киевская». Собор выстоял все нашествия, войны, революции и беспорядки, прокатившиеся по Киеву в течение целого тысячелетия. Именно София — одна из главных христианских святынь Восточной Европы и исторический центр Киевской митрополии — была немым свидетелем становления государственности Украины с древних времен и до начала новейшей истории свободного государства.

Напомним, именно в Киеве и именно на Софийской площади 22 января 1919 года состоялось провозглашение Акта Воссоединения Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики в единое независимое государство. Именно в Киеве Украинская Центральная Рада (сейчас в этом здании — городской Дом учителя) составляла «Универсал соборности»: «...Однині воєдино зливаються століттями одірвані одна від одної частини єдиної України — Західноукраїнська Народна Республіка (Галичина, Буковина, Угорська Русь) і Наддніпрянська Велика Україна. Здійснились віковічні мрії, якими жили і за які умирали кращі сини України».

А бой под Крутами? Ничего не напоминает из новейшей истории борьбы за независимость? 18—20-летние парни — курсанты юношеской школы, студенты и гимназисты из Университета Святого Владимира, Украинского народного университета, Киевской гимназии Кирилла и Мефодия — остановили наступление большевиков на Киев, пока велись переговоры между Украинской Народной Республикой и странами Четверного союза. Благодаря смелости и жертвенности юных патриотов Брестский мирный договор, согласно которому УНР признавалась самостоятельным субъектом международных отношений, все-таки был подписан. 

На такую жертву готовы были и те ребята, которые уже в наше время вышли на киевский Майдан, чтобы отстоять свою гражданскую позицию, право всей нации на самоопределение, защитить свой выбор...

1990 год. Революция на граните.

Фото Андрея НЕСТЕРЕНКО.

После того, как площадь стала Майданом

Главная площадь столицы неоднократно становилась эпицентром политических событий, определявших весь дальнейший ход истории Украины. В октябре 1990 года здесь состоялась Революция на граните. По свидетельствам участников тех событий, собственно, сама революция произошла на площади Октябрьской революции по... стечению обстоятельств. Сначала акция протеста планировалась под стенами Верховной Рады, но там студентов встретили усиленные отряды милиции. Одна из групп молодых патриотов, оказавшись на площади перед монументом Ленину, решила занять позиции и развернуть палаточный городок прямо там. Студенты закрепились на граните за считанные минуты, поэтому когда правоохранители получили сигнал о разгоне протестующих, ребята уже стали «в кордон», чтобы защищаться. Разгонять молодежь силой власть не решилась...

В 2000—2001 годах центр Киева, в том числе и уже переименованный Майдан, стал местом акций гражданского неповиновения, вписанных в историю как акции «Украина без Кучмы». В 2004 году на Майдане Незалежности украинцы уже отстаивали демократические выборы. А почти через десять лет после Оранжевой революции здесь, на Майдане, украинцы защищали свой цивилизационный выбор. Евромайдан, который позже политики назвали Революцией Достоинства, был самым масштабным в новейшей истории Украины.

После всех тех событий на киевском Майдане изменилось даже филологическое значение самого слова «майдан». Точнее, появилось еще одно его толкование: теперь Майдан — это украинский способ отстаивания личных и гражданских свобод в ответ на произвол и деспотию власти. И это уже не только столичное явление. Это уже традиционная форма мирного коллективного протеста украинского народа в ответ на нарушения прав человека и вопросов, имеющих общенациональное значение. При необходимости Майданы возникают теперь во всех уголках Украины — в областных и районных центрах, там, где власть перестает слышать людей. По сути, Майданы — это народовластие в Украине. Они обычно сопровождаются многолюдными народными вечами, демонстрацией массового волеизъявления и характеризуются отказом участников от личного ради достижения общей цели.

Столичный Майдан стал своеобразным олицетворением кардинальных перемен в стране, символом патриотизма и жертвенности. Он запустил процесс не только трансформации политической сцены, но и социальных и культурных преобразований в стране. Наверное, последствия этого взрыва народного гнева и всплеска достоинства, освободивших колоссальную общественную энергию, будут заметны еще не одно десятилетие как в геополитическом измерении, так и во внутренних социально-политических отношениях.

По случаю годовщины Акта Воссоединения в 1990-м состоялась одна из самых масштабных в Центральной и Восточной Европе массовых акций — более миллиона человек, ввзявшись за руки, создали беспрерывную «живую цепь» от Киева до Львова, показав всему миру, что Украинская революция еще жива, а восточные и западные земли Украины — не разъединить.

Фото Александра КЛИМЕНКО.

От ленинопада до Аллеи Небесной Сотни

Есть еще одна важная миссия, с которой Киев как столица за годы Независимости справился, бесспорно, на отлично. Осознавая опыт исторических побед украинцев, Киев последовательно и неутомимо борется за восстановление генетической памяти украинцев, за возрождение традиций и культурного наследия своего народа. Так, за годы Независимости в городе восстанавливаются церкви, реставрируются памятники культуры, подчеркивающие идентичность украинцев как великой нации. Немногие современные столицы могут похвастаться памятниками времен зарождения государственных традиций, которым более 1000 лет! Современный Киев сохранил эти артефакты, возродил и достойно их оберегает. Поскольку они — хранители истории самодостаточного независимого государства с многовековой историей борьбы за свою Независимость.

Чего стоит одна только история восстановления Михайловского Златоверхого. В 1934—1936 годах собор и комплекс сопутствующих сооружений советские партократы сравняли с землей, а древние фрески вывезли в музеи Москвы, Санкт-Петербурга и других городов РФ. На святом месте хотели построить правительственный квартал. Но не сложилось. Украинских ученых, которые заступились за собор, репрессировали...

Восстанавливать храм начали фактически сразу после обретения Независимости. Одним из активных инициаторов восстановления Михайловского стал классик отечественной литературы Олесь Гончар. Украинская православная церковь Киевского патриархата начала сбор средств на восстановление храма. Но, конечно же, такой масштабный проект, воссоздававший разрушенную святыню в первоначальном виде, был для общества неподъемным. Но, несмотря на тяжелые времена, когда молодое государство строило экономику нового типа, адаптировало к жизни свою денежную единицу — гривню, к восстановлению собора приобщились и государство, и столица. Проект попадает в категорию общенациональных приоритетов, и в 1998-м на День Киева собор снова открыл свои двери для верующих. В 2001-м и 2004 году Киеву вернули древние фрески, хранившиеся в Эрмитаже.

Параллельно с восстановлением и установлением памятников, подчеркивающих украинскую идентичность, столица «провоцирует» настоящий ленинопад в регионах. Да, первенство свержения в Украине Ильича принадлежит не Киеву. Но после Революции на граните, уже в 1991-м, вождя с Майдана убрали. А стоявший возле «истоков» Крещатика, напротив Бессарабской площади, продержался до декабря 2013 года. Его тщательно охраняли и коммунисты, и правоохранители, а демонтаж запрещали под предлогом того, что монумент является... «объектом культурного наследия» и имеет художественную ценность. Снесли «идола» с постамента патриоты после сообщений о смерти активистов на Майдане на стыке 2013—2014 годов. И уже после этого по стране, как цунами, прокатилась волна демонтажа и поваленных памятников и бюстов политическим деятелям советской эпохи. Нация переосмысливала события ХХ века и очищалась от навязанных идеологических штаммов.

Между тем, пробужденное патриотическими взрывами столичное сообщество вводит новую общественную моду — искренней украинской эпохи. Теперь модно все украинское: песни, танцы, вышиванки, язык, музеи, памятники. Свободный украинский бренд становится уже узнаваемым в мире. После Майданов за рубежом с огромным интересом следят и за нашим Евровидением, и за Евро-2012, и за общественно-политической жизнью молодой независимой Украины