Вице-премьер-министр — министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Олег Уруский: «Кабинет Министров работает над вопросом создания завершенного цикла титановой промышленности».

Когда 19 апреля в Фонде госимущества провели онлайн-пресс-конференцию, на которой объявили, что мощную «Объединенную горно-химическую компанию» (ОГХК) в конце августа выставят на приватизационный аукцион, участники брифинга, надо полагать, ждали долгих и бурных аплодисментов. Еще бы!

«Впервые после продажи «Криворожстали» такой крупный промышленный объект будет выставлен на открытый, полностью «прозрачный» приватизационный аукцион», — заявил на онлайн-брифинге председатель Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко и выразил уверенность, что ОГХК уйдет с молотка за значительно большую цену, нежели стартовая.

«Всем рекордам наши звонкие дать имена!»

Напомним, в АО «Объединенную горно-химическую компанию»  входят Вольногорский горно-металлургический  (ГМК) и Иршанский горно-обогатительный комбинаты (ГЗК) — самые большие в мире производители сырья для титановой промышленности. Они обеспечивают концентратами Запорожский титано-магниевый комбинат (ЗТМК) и «Сумыхимпром». Почти 70 % продукции ОГХК идет на экспорт, в более 30 стран мира. В свои лучшие времена комбинаты генерировали 400—500 млн долларов доходов в год!

Неудивительно, что осенью прошлого года, когда все шло к приватизации, в ОГХК можно было услышать: на предстоящем аукционе если и не побьют рекорд продажи «Криворожстали» (комбинат «ушел» за 4,8 млрд долларов, тогда — 25 млрд грн), но точно установят новое приватизационное достижение. Дескать, Иршанский ГОК может стоить три миллиарда гривен, а Вольногорский ГМК — все пять! Да и председатель ФГИУ в январе и феврале на брифингах для СМИ говорил, что государство может выручить 5—8 млрд грн.

Назначенный Кабмином советник по приватизации ОГХК — компания BDO «Корпоративные финансы Украина» установила на компанию действительно невиданную со времени продажи «Криворожстали» начальную цену — 3,7 млрд грн! Ее утвердили 16 апреля на заседании аукционной комиссии.

Как считают в Фонде госимущества, кроме всего прочего, на торгах цену увеличит большое количество потенциальных покупателей. Осенью называли 18 фирм, среди них — «два украинских холдинга, а остальные — известные международные компании, австралийские, японские и другие». В ходе аукциона они, говорил председатель фонда, «будут конкурировать между собой, получив информацию об ОГХК, о запасах, о месторождениях...» Правда, потом эта цифра стала значительно меньше.

На брифинге назвали и несколько других оснований для «рекорда». По словам в. и. о. председателя правления АО ОГХК Артура Сомова, это — «систематическая работа по очистке предприятия от коррупции и представителей теневого менеджмента», что позволило «восстановить финансовые показатели компании и привлечь к ней внимание потенциальных отечественных и зарубежных инвесторов».

— Мы избавились от всех посредников. Теперь 95 % сбыта продукции обеспечиваем по прямым контрактам, — докладывал господин Сомов. — Улучшили финансирование. Увеличили парк собственной техники, отказавшись от услуг субподрядчиков. За год дважды повышали зарплаты на 10 %. Все это позволило значительно увеличить объемы производства. Если в 2019-м получили 100 млн грн прибыли, то в прошлом году — 600 миллионов!

Но в ФГИУ, пожалуй, больше всего надеются на то, что планку цены на рекордную высоту поднимет информация о дополнительных запасах руды, которыми обладает ОГХК. На брифинге несколько раз прозвучало: дополнительные запасы увеличены в два раза!

Да и управляющий партнер «BDO Украина» Виталий Струков объяснил «природу» высокой, по его мнению, стартовой цены именно запасами руды:

«По объемам залежей ильменитовых, цирконовых и рутиловых руд ОГХК — компания № 1 в Европе и входит в топ-десятку мировых производителей титаносодержащего сырья. На мировом рынке сбыта имеем 1,4 % цирконовых, 2,3 % ильменитовых и 6,2 % рутиловых руд. Так что компания — привлекательная цель для международных инвесторов. Если же учесть, что на мировом рынке стоимость ее продукции растет, ситуация очень благоприятная для того, чтобы получить максимальную цену».

Условия продажи — «книга за семью печатями»?

Но экспертов и журналистов больше интересовали не рекорды ФГИУ, а то, какие инвестиционные обязательства предложены будущему собственнику ОГХК? На брифинге их озвучил заместитель председателя Фонда Тарас Елейко: «Модернизация предприятия, дополнительные инвестиционные условия, социальные и экологические аспекты и вопросы снабжения воды».

Последнее — очень важно. От реки Днепр до Вольногорска — 80 километров. Сюда планировали протянуть канал, но решение этой недешевой проблемы откладывали до «лучших времен»... Для своих нужд комбинат берет воду из артезианских скважин, находящихся на балансе ВГОК. Питьевую воду из скважин комбинат и продает городу.

Прежде ее стоимость компенсировал налог на землю, который платил ВГОК, но после того, как этот налог уменьшили, город все время должен комбинату, весной рассказывал нам городской голова Вольногорска Владимир Василенко:

«ОГХК вследствие реорганизации еще не уплатила нам налог за землю, но мы должны за воду еще больше — свыше 60 млн грн. Задолженность существовала всегда. Но по молчаливому согласию питьевую воду для горожан комбинат никогда не отключал».

А вот все другие условия продажи, озвученные Тарасом Елейко, — не более чем... стандартный набор обязательств, которые предусматривает приватизационное законодательство. Неудивительно, что услышанное не вызвало у экспертов и журналистов ничего, кроме вздохов и... разочарования.

Что ж, господин Елейко, по-видимому, все сказать и не мог. Еще зимой, на одном из пресс-брифингов, услышав вопрос об условиях, это объяснил Дмитрий Сенниченко: «условия, разработанные аукционной комиссией, еще станут предметом рассмотрения Кабинета Министров». Так что и его заместитель не спешил лезть вперед батьки в пекло. Но и разочарование экспертов вполне понятно.

Дело в том, что ОГХК пытаются продать не впервые. В 2014 году Вольногорский ГМК и Иршанский ГОК и объединили под одной крышей именно «под приватизацию». Компанию быстро корпоратизировали и в декабре 2016-го она стала ПАО, тогда же ее быстро внесли и в перечень предприятий, подлежащих приватизации уже в следующем, 2017 году. Потом ФГИУ перенес дату на 2018-й... В предпоследний раз об изменении владельца ОГХК Фонд сообщал в марте прошлого года. Но конкурс отменили в связи с локдауном.

Так вот, как ни крути, а главные принципы приватизации ОГХК должны были быть известны давно. По меньшей мере — с марта прошлого года. Да что там говорить! Инвестиционные обязательства — это альфа и омега приватизации всех крупных промышленных предприятий. А условия их продажи — не «книга за семью печатями». Общество должно знать, на каких условиях продают и народную собственность, которую в поте чела своего создавало несколько поколений украинцев, и месторождения полезных ископаемых, которые принадлежат всему народу.

Словом, если руководители ФГИУ на онлайн-брифинге ждали какие-то долгие овации, должны их разочаровать — никто в ладони не хлопал.

Даже больше. Со времени корпоратизации ОГХК много воды в Днепре утекло, и экономическая ситуация сильно изменилась. Если в 2014—2016 годах, когда шла война, бюджет был пустым, а падение ВВП — бешеным, кажется, задача была одна — продать, чтобы любой ценой да пополнить государственный бюджет. Но сейчас, когда главная цель — «поднять экономику» за счет развития приоритетных отраслей промышленности, очевидно, что цели приватизации должны быть другими, существенно скорректированными.

Объясним детальнее.

Украина — титановый лидер

Верховная Рада сейчас разворачивает экономическую политику в сторону поддержки реального сектора экономики. Поэтому, когда Премьер-министр Денис Шмыгаль на брифинге, состоявшемся 4 марта, подводил итоги работы правительства за 2020 год и назвал пять самых больших достижений Кабмина, совсем не случайно, что вся та «замечательная пятерка» касалась промышленности.

А недавно, как известно, на СНБО одобрены программы развития авиастроения и предприятий ВПК. Первые госзаказы получило ГП «Антонов». Реанимирована наша космическая программа, и уже до конца года должны запустить спутник «Сич-2-1». В утвержденном Кабмином «Перечне приоритетных для государства инвестиционных проектов» сразу 23 программы касаются промышленных объектов...

То есть, ценник на ОГХК повесили на широком фоне, с одной стороны, настойчивых попыток отойти от «сырьевой модели» экономики и перейти к промышленному развитию. С другой, на фоне того, что титановая промышленность, наконец-то, признана приоритетной отраслью экономики, которая должна получить регуляторную поддержку.

В сентябре прошлого года прошло совещание «Украина-2030: новый титановый лидер мировой индустрии», на котором было презентовано «Стратегию развития титановой промышленности Украины». В совещании принимали участие представители общественности, руководители Минстратегпрому, Минфина и ФГИУ.

Украина обладает 20 % мировых разведанных запасов титановых руд, таких ни у кого больше нет! — говорили участники дискуссии. Мы — одна из шести стран мира, которые имеют или могут иметь завершенный производственный цикл, от добычи руды до выплавки сплавов, проката и производства готовой титановой продукции.

Собственно, у нас этот цикл был. Но за последние 20 лет управленческие ошибки и масштабная коррупция отрасль почти уничтожили, а «Крымский титан», который имел 2 % объема мирового рынка диоксида титана, и Алчевский меткомбинат, где действовал мощный стан для проката титановых слябов, остались на оккупированной территории. Так что сейчас цикл обрывается производством титановой губки и двуокиси титана. Самое плохое — Украина из производителя титана превратилась в никчемного экспортера титаносодержащего сырья.

Но несмотря на колоссальные потери, мы можем быстро возродить отрасль. Когда более 50 % сырья будут перерабатывать отечественные заводы, на экспорт пойдет продукция с высокой добавленной стоимостью, ежегодно генерируя миллиарды экспортной выручки. Лишь за первые 10 лет реализации стратегии титановая промышленность может заработать 18 миллиардов долларов, почти удвоив ВВП страны.

— Скажем больше. Если непредвзято выбирать отрасль, которая определяет технологическое лицо экономики Украины, то такая отрасль, бесспорно, — титановая промышленность, — уверены ученые Национальной металлургической академии, экономисты Андрей Педько и Лариса Губаренко (г. Днепр).

Осенью же в Минстратегпроме создали Рабочую группу по вопросам развития титановой промышленности, в которую вошли ученые Института электросварки им. Е. Патона, ведущие специалисты с большим опытом работы в отрасли.
Планы — серьезные! Создается титановый кластер. Будут введены в действие два новых завода — по производству титанового порошка и трубопрокатное предприятие. Наконец-то объявлено о создании холдинга «Укртитанпром»... 

Вольногорск — Днепр — Запорожье.

Продолжение в следующих номерах.

Фото предоставлено пресс-службой Минстратегпрома.