На снимке: почтово-благотворительные марки в помощь голодающим.

Большевистская политика разрушила традиционные устои села — из-за непосильных налогов крестьяне прекратили больше сеять хлеба, потому как его необходимо было сдавать государству. «Выкачивание» хлеба привело к масштабным человеческим жертвам на Екатеринославщине, Запорожье, Донетчине, Николаевщине, Одесчине, а также в меньшей мере — на Харьковщине, Кременчугчине и Полтавщине. Руководители Кремля увидели, что голод стал причиной уменьшения числа крестьянских восстаний против советской власти, и именно поэтому было дано указание не прекращать хлебозаготовки в голодающих районах Украины. Зимой — в начале лета 1922 г. количество голодающих достигло нескольких миллионов человек. Летом 1922-го Москва заявила о возобновлении экспорта зерна — из голодающей Украины вывезли за границу 13,5 млн пудов зерна нового урожая и еще 9 млн пудов в Россию.

Об этом говорили участники Международной научной конференции «Первый голодомор украинского народа 1921—1923 гг., организованный российским коммунистическим режимом. К 100-летию почтения памяти жертв трагедии», Иван Петренко, заместитель директора Института исследования Голодомора, доктора исторических наук Василий Марочко и Владимир Сергийчук, кандидат исторических наук Андрей Иванец и другие. Они в своих докладах обнародовали новые документальные свидетельства преступления против человечности, совершенного большевистским режимом. Владимир Сергийчук основной причиной массового искусственного голода в УССР в 1921—1923 гг. назвал реквизиции властью украинского хлеба.

Мероприятие прошло на базе Национального педагогического университета имени М. Драгоманова.

До сих пор количество умерших от голода в 1921—1923 гг. остается неизвестным. По оценкам ученых из Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи, Украина потеряла умершими и неродившимися ориентировочно 2 млн человек, а часть исследователей-историков считает, что жертв было больше. В любом случае, до захвата коммунистической Россией Украина еще никогда не несла таких человеческих потерь от голода.

Факт искусственного голода и массовой смертности в Украине в 1921 — в начале 1922 гг. большевиками тогда замалчивался, что привело к увеличению численности жертв. Политику блокирования правдивой информации об организованных коммунистической властью голодных катастроф продолжает и современный Кремль. Несмотря на задокументированные воспоминания свидетелей и их родственников, документы и архивные материалы, неопровержимые факты, Российская Федерация продолжает отрицать организацию массовых искусственных голодов в Украине в 1921—1923 и 1946-1947 гг., Голодомора-геноцида украинского народа в 1932-1933 гг, совершенных коммунистическим тоталитарным режимом с центром в Москве.

Трагедию запрограммировал тоталитарный режим

Как комплексный исторический источник, содержащий визуальную и текстовую информацию о страшной гуманитарной трагедии начала XX века, старший научный сотрудник Института исследований Голодомора Андрей Иванец рассматривает почтово-благотворительные марки УССР «Помощь голодающим», выпущенные в 1923 г.

— Среди средств преодоления масштабного голода, который вследствие засухи, послевоенной разрухи и политики коммунистического режима охватил не только южные регионы и часть Левобережья УССР, но и Поволжье, Казахстан, Северный Кавказ, часть Южного Кавказа, Крым, были использованы и филателистические, — говорит Андрей Иванец.

Условия для голода из-за политики насильственного изъятия зерна и ликвидации рыночных отношений коммунистическим режимом начали создаваться в Украине и Крыму еще в 1920 г. На полуострове кое-кто из большевиков начал писать о голоде уже в марте 1921 г. Весной к преступной политике добавилась засуха. Руководство УССР уже в июне 1921 г. знало, что будет большой голод. 16 августа этого же года в газете ВЦИК «Известия» появилось предложение московского филателиста «выпустить в продажу с повышенной ценой особые почтовые марки», что может дать «значительные суммы для помощи голодающим».

В июле 1921-го была создана Центральная комиссия по борьбе с голодом при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете во главе с главой ВЦИК Калининым. После обращения этой комиссии в Народный комиссариат почт и телеграфов РСФСР последний дал разрешение выпустить серию российских почтово-благотворительных марок «Помощь голодающим Поволжья», на которых были изображены баржи, везущие хлеб по Волге. Попали эти марки в обращение 31 декабря 1921 г. В феврале следующего года вышла вторая серия знаков с надписью «Р. С. Ф. С. Р. Голодающим», в ноябре — третья. В феврале 1922-го увидела свет и серия из четырех марок «Юго-Восток — голодающим», находившаяся в обращении в Ростове-на-Дону, Новочеркасске и Миллерово.

Четыре почтово-благотворительные марки УССР «Помощь голодающим» в почтовом обращении появились 25 июня 1923 года. Они имели четыре номинала, указанных в рублях «10+10», «20+20», «90+30», «150+50» (вторая цифра размер благотворительной помощи), и были напечатаны в Берлине.

«Введение этих марок в обращение сопровождалось продажей коллекционерам напечатанного в Харькове специального листа с рамками для наклеивания почтово-благотворительных знаков и текстом обращения от имени Центральной комиссии помощи детям при ВУЦИК и уполномоченного Народного комиссариата почт и телеграфов Игнатьева, — отмечает Андрей Иванец. — В обращении содержался призыв к «товарищам и гражданам» покупать марки, сообщалось, что «голод побежден усилиями трудящихся Союза Советских Республик и всего мира», но одним из тяжелейших его последствий является безграничное море детских страданий: «необходимо накормить, одеть, дать приют сотням тысяч голодных детей, беспризорным сиротам и полусиротам, нужно воспитать и создать из них достойных граждан Советского Союза — последователей и наследников достижений революции». Текст документа заканчивался словами: «Каждая проданная марка — ломоть хлеба голодному ребенку».

На почтовой миниатюре с самым меньшим номиналом есть надпись «УСРР Пошта» и аллегорическое изображение Украины, прижимающей к себе подростка-крестьянина, а другой рукой отвергает от него Царя-Голода. Следующая марка серии содержит надписи «Т. Г. Шевченко» «Почта У. С. Р. Р.» и «Помощь голодающим». На марке «Крестьянин, который разоружил смерть» изображен хлебороб, вырывающий косу из костлявых рук скелета.

«На марке с самым большим номиналом — молодая крестьянка в национальной одежде, которая одной рукой подает хлеб голодным — женщине и ребенку, а другой поддерживает сноп спелых колосьев пшеницы», — отмечает исследователь. — Этот рисунок интерпретируют как аллегорию Украины, раздающей хлеб. В среднем каждая марка была напечатана тиражом в один миллион экземпляров. По художественному уровню и качеству печати двухцветные марки УССР были лучшими среди почтово-благотворительных марок, средства от продажи которых шли на помощь голодающим.

«Анализ советских почтово-благотворительных марок для помощи голодающим показывает, что УССР выпустила почтовые знаки последней среди советских республик, через год и девять месяцев после АзССР и на полтора года позже первых марок такого типа РСФСР. Из-за этого у внешнего наблюдателя может сложиться впечатление, что голод в Надднепрянской Украине, захваченной российским коммунистическим режимом, начался намного позже, чем в России, — подчеркивает историк. — Впрочем, в январе 1922 года в секретной докладной председателю Политбюро ЦК СКП(б) Ленину председатель СНК УССР Раковский писал о «невозможности дальше закрывать глаза перед ужасами голода в украинских губерниях», начавшегося в 1921 г. Еще в 1923 г. советский функционер Ф. Чучин также отметил «определенное опоздание при появлению на свет» серии марок УССР, хоть и не написал, что и сам приложил руку к возникновению этой задержки».

Причина такого «опоздания», по мнению Андрея Иванца, — суть тоталитарного коммунистического режима в Украине, которая стала одним из главных объектов экспансии советской России и из-за своих человеческих, продовольственных, природных ресурсов, промышленности, выгодного географического расположения имела стратегическое значение для выживания российско-большевистского режима и распространения его влияния в мире.

«После захвата Надднепрянской Украины в 1920 году российской Рабоче-крестьянской Красной армией, в которой абсолютное большинство составляли не украинцы, руководством РКП(б) и КП(б)У она была втянута в коммунистический эксперимент по созданию тоталитарного государства», — добавляет историк. — Власть советской России сразу пыталась превратить Украину прежде всего в источник ресурсов и плацдарм для реализации своих геополитических амбиций».

Потеря собственного суверенного государства создала для украинцев фундаментальную проблему — отсутствие возможности распоряжаться своей судьбой и использовать свои ресурсы на собственные нужды, в пользу народа.

«Ситуация с голодом в Украине показала, что власть УССР, навязанная коммунистической Россией, игнорирует базовые интересы украинцев даже в самых трагических обстоятельствах. Зная уже в июне 1921 года о приближении голода, коммунистическая партийная и государственно-советская администрация Украины взялись выполнять требования руководства РСФСР о выкачивании украинского хлеба, причем объемы изъятого зерна определялись не возможностями украинских производителей, а нуждами коммунистического режима России», — отмечает Андрей Иванец.

Выкачка хлеба, крестьяне-заложники, «черные доски»...

29 июля 1921 г. председатель СНК УССР и член политбюро ЦК КП(б)У Раковский на заседании политбюро заявил: «Мы, за всякую цену, должны дать Северу 60 млн пудов» и предложил повысить ставки налогообложения крестьян. А 3 сентября 1921 г. политбюро ЦК КП(б) У в присутствии и по настоянию члена коллегии Наркомпрода РСФСР М. Фрумкина приняло решение: «Установить количество хлеба, которое Украина обязана дать России как минимальное, в 30 млн пуд., даже в ущерб собственному обеспечению». Украинский хлеб пошел на обеспечение нужд российских столиц Москвы и Петрограда, Красной армии, угольных и промышленных центров.

«В советской Украине развернулась кампания помощи голодающим жителям Поволжья — эшелоны продовольствия шли практически из всех губерний, в том числе даже из голодающих. На Надднепрянщине принимали сотни тысяч россиян из пораженных голодом регионов, которые ехали в организованном порядке и стихийно, с населения украинских городов собирались специальные взносы, взимались средства с тарифов на перевозку грузов железнодорожным и водным транспортом, денежные отчисления с продажи билетов в театры и кино и т. п., — продолжает Андрей Иванец. — В целом из УССР в Россию было отправлено только в августе— декабре 1921 г. не менее 16,5 млн пуд. хлеба, что составило приблизительно треть от всего объема собранного большевистским правительством зерна. Несмотря на формальное провозглашение коммунистическим режимом введения вместо продразверстки продналога в Украине, де-факто в 1921-м продолжали изымать у крестьян хлеб через механизм продразвёрстки с широким применением карательно-репрессивных средств — в хлебозаготовках были задействованы продотряды, регулярные войска, к крестьянам применялась коллективная ответственность, были введены институты «п’яти- і десятихатників», заложников, «ответственных», занесение сел на «черные доски». Москва при этом завышала планы хлебозаготовок для украинских губерний, которые даже Раковский называл «фантастическими», но, невзирая на свои обещания, практически не поставляла товары в качестве компенсации за вывезенный украинский хлеб».

Пострадали семь миллионов человек

Правительство УССР 14 января 1922 г. приняло постановление о признании неурожайными нескольких губерний — голодающими были признаны Запорожская и Донецкая губернии, а также 3 уезда Николаевской, по 2 уезда Катеринославской и Полтавской, 1 уезд полностью и 2 частично — Одесской губернии. По официальным советским данным, в январе 1922 г. голодающих в неурожайных украинских губерниях было почти 1,9 млн, в марте — 3 250 тыс., а в июне — 4,1 млн. Представитель миссии Нансена В. Квислинг оценивал в феврале 1922 г. количество людей, которые «умирают от голода во всем страшном понимании этих слов» в 7 млн. В апреле страшного 1922-го, в разгар голодной катастрофы на украинских землях, в Берлине на совещании трех Интернационалов член ЦК СКП(б) Радек цинично заявлял: «Можем вас успокоить. Украина в добром здравии».

Лишь в начале 1923 г. тираж почтово-благотворительных марок УССР был доставлен в Харьков, где возникли проблемы с их юридическим признанием со стороны Народного комиссариата почт и телеграфа РСФСР. А в апреле этого же года все российские знаки такого типа были аннулированы по идеологическим мотивам — власть заявила, что голод преодолен, и нужды в помощи голодающим больше нет. Марки УССР находились в обращении с 25 июня по 18 августа 1923-го (по другой версии только до 15 июля) и, как отмечает Андрей Иванец, вероятно в девяти городах — Бахмуте, Виннице, Житомире, Екатеринославе, Киеве, Одессе, Полтаве, Харькове, Чернигове. Из-за запоздалого и кратковременного обращения они не смогли полноценно выполнить свои функции помощи жертвам первого в Украине массового искусственного голода.
Фото предоставлено Андреем ИВАНЦОМ.