Сестры Олейник из Черниговского района. Начало ХХ в.

Фото из коллекции основателя Частного историко-этнографического музея семьи Дахно Юрия Дахно.

Опубликованная на русском и украинском языках на официальных ресурсах РФ статья — это обоснование оккупации Крыма и войны на Донбассе. Пытаясь оправдать агрессивную политику Кремля и мобилизовать общество на новый «крестовый поход» за Киев — «мать городов русских» и «исконно русские земли», которые якобы случайно достались Украине и являются теперь частью ее территории, Владимир Путин в очередной раз повторяет выдуманные имперскими псевдоисториками тезисы о россиянах и украинцах как «одном народе, едином целом», «одном историческом и духовном пространстве», о том, что «в западных и восточных российских землях говорили на одном языке» (а какой же язык тогда запрещали Валуевский циркуляр 1863 года и Эмский акт 1872-го? А, проффесор?). И что название Украина использовалось для обозначения окраины (как уже намозолила заржавевшая ложь, ведь уже всем хорошо известно, что Киевская летопись называет Украиной край, государство в 1187 году!), и что Мазепа поднял мятеж против царя-батюшки (Мазепа, как и Бандера, московцам спать не дает!), и что произведения Котляревского, Сковороды и Тараса Шевченко «являются нашим общим литературным и культурным достоянием» (свят, свят, свят!). А дальше по тексту снова о «большой российской нации» — триедином народе, «состоящем из великороссов, малороссов и белорусов», об Украине — «целиком и полностью детище советской эпохи» и об «ограбленной» Украиной России, от которой большевики отторгли ее исторические территории. И опять о Мазепе и Петлюре, которых украинцы ставят «в ранг национальных героев», о «расправе», которую «последователи бандеровцев готовы были осуществить в Крыму, Севастополе, Донецке и Луганске» и которые и «сейчас не отказываются от таких планов. Ждут своего времени», о майдановском «государственном перевороте».


Понежский уезд Архангельской области. 1927 год.

(https://kulturologia.ru/blogs/180318/38268/)

Все путинские мифы и манипуляции, перевернутые вверх дном факты, использованные в статье, сводятся к одному — Украины как суверенного государства нет, потому что она не что иное как историческая территория РФ. Нашему государству отказано в праве самостоятельно выбирать вектор развития без согласования с Москвой, ведь, по словам Путина, «настоящая суверенность Украины возможна лишь в партнерстве с Россией». Кроме того, президент РФ открыто заявил, что не собирается уходить с Донбасса, и о претензиях на остров Змеиный.

По распоряжению министра обороны РФ Шойгу статью Путина, якобы вызвавшую большой положительный отклик и активное обсуждение в военной среде, включили в качестве одной из обязательных тем по военно-политической подготовке в армии. К имперской пропаганде активно подключилась и РПЦ. Первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Александр Щипков на сайте «Независимой газеты» опубликовал статью, где повторил, что «украинцы-малороссы и россияне — один народ, который Россия готова защищать всеми возможными средствами» и далее по кругу о том, что «киевский режим, родив нацистский закон о коренных народах, открывающий прямой путь к государственному геноциду россиян, перешел «красную черту», о «военном геноциде» и культурных и религиозных чистках, которые происходят в Украине, чтобы «вложить бывшую УССР в прокрустово ложе узкой мононациональной доктрины «одна страна, один язык, одна нация», о предательстве элитами народа «единого российского народа» и том, что «меньшинство угнетает российское большинство».

Риторика автора, месседжи российских пропагандистов, принуждение военных, студентов и школьников к изучению статьи, как это уже было когда-то в советское время с «Малой землей» Брежнева и решением коммунистических съездов, свидетельствует о продуманной, организованной информационной подрывной операции против Украины, оправдании оккупации части ее территории и последующей агрессии, чтобы в конце концов захватить страну, в которой все более популярными становятся лозунги Миколы Хвылевого 30-х годов прошлого века «Геть від Москви!» и «Дайош Європу!».

Украинка. Фотография конца XIX- нач. XX в.

Московская губерния. Конец XIX в.

Один народ? Да нет — мы разных отцов, другого корня

Путин: «...Россияне и украинцы — один народ, единое целое... И россияне, и украинцы, и белорусы — наследники древней Руси, которая была крупнейшим государством Европы. Славянские и другие племена на огромном пространстве — от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова — были объединены одним языком (сегодня мы называем его древнерусским), хозяйственными связями... А после крещения Руси — и одной православной верой».

Историческая правда. Летописные данные и хроники, археология, антропология, этнология, языкознание однозначно опровергают московскую концепцию о «едином народе». Как отмечает доктор исторических наук профессор Виктор Брехуненко, ядро будущей украинской территории — Киевщина, Подолье, Волынь и Прикарпатье — было прародиной всех славян. Отсюда в VI—VII вв. во время Великого расселения народов на юг и запад мигрировали предки современных чехов, поляков, словаков, лужицких сербов, балканских славян. Корни современных украинцев достигают V в. — праукраинцами были славянские племена, о которых пишет Нестор-летописец в «Повести временных лет» — поляне (в летописном рассказе поляне выступают одним из названий киевлян и русов), уличи, тиверцы, древляне, северяне, волыняне. В VI—VI вв. часть праукраинских племен двинулась на север к Десне и Верхнему Днепру, где, смешавшись с местными балтскими племенами, заложили этногенетическую основу современных белорусов. В VIII в. часть славян из бассейнов Десны и Сейма, на берегах которой была казацкая столица Батурин, продвинулись к Чудскому озеру, где сидели финно-угорские племена. Вследствие ассимиляционных процессов появляются так называемые ильменские славяне, или особый псковско-новгородский этнос, отличный как от украинского, белорусского, так и от российского. Псковско-новгородский этнос растворяется в результате уничтожения Московией на рубеже XV—XVI вв. Псковской и Новгородской республик, казни и выселения псковичей и новгородцев и заселения их земель московитами.

Московская губерния. Конец XIX в.

Фото из фондов Прилуцкого краеведческого музея им. В. Маслова.

Российский этнос формировался позже — в X—XII вв. Этническая территория современных россиян — Верхнее Поволжье, где проживали финно-угорские племена: чудь, меря, весь, водь и другие. Нестор-летописец, на которого, манипулируя, ссылается Путин, на самом деле говорит не в его пользу: «Ибо это только славянский народ на Руси, — отмечает Нестор — поляне, древляне, новгородцы, половчане, драговичи, северяне, бужане... А это — другие, дань дают Руси: чудь, весь, меря, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ям, литва, зимигола, нарова, либ. Эти имеют свой язык». У Нестора есть многочисленные упоминания о том, что русы или воевали с чудью, мордвой, голядью и другими, или водили их с собой на Византию.

В монографии «Предыстория общества» английские археологи С. Пигот и Г. Кларк территорию Праукраины также называют прародиной индоевропейских народов, а носителей трипольской культуры между Карпатами и Днепром — предшественниками индоевропейской этнической семьи, в которую входят славяне, а значит и украинцы.

Во времена, когда «строилась основная историческая база» под славянское происхождение Московии, археолог граф Алексей Уваров в тогдашних Московской, Владимирской, Ярославской, Костромской, Рязанской губерниях провел раскопки 7729 курганов (VII—XII вв. и вплоть до XVI в.) и установил, что все эти курганы принадлежат исключительно народу меря (финскому этносу). Свои исследования археолог подытожил в книге «Меряне и их быт по курганным раскопкам», которая вышла в 1872 году и есть в фондах Национальной библиотеки Украины. На время раскопок, а это XIX в., слово меря сохранилось в сотнях названий сел, рек, озер, урочищ. На карте «Мерянской земли» Уваров подал названия 37 населенных пунктов, происходящих от названия народа, — Мерялово, Мерлево, Мерзлево, Мереново т. п. Огромное количество однокоренных названий, связанных со словом меря, встречается в Московской, Владимирской, Тверской, Костромской, Вологодской, Рязанской, Тульской, Новгородской губерниях, что указывает на пределы распространения мерян и мерянской земли.

В 1859 году археолог М. Журавлев, проанализировав тысячи топонимических названий в Ярославской губернии, установил, что коренными жителями губернии, которые дали названия селам, поселкам, рекам, озерам, были финские племена, и в этих названиях читается отпечаток, «неродственный славянско-русскому языку».
Сотни чужих славянскому языку названий географических объектов на пространстве мерянских поселений приводит граф Уваров в своем труде — Некоуз, Урень, Воча, Молога, Клязьма, Шухра, Гекма т. п. Название главной реки России Волги, а также рек Вольга, Войга, Воля, Вокшера — тоже мерянского корня.

Виктор Брехуненко также отмечает, что украинцы относятся к другому антропологическому типу, имеют отличное строение тела от россиян и белорусов. «Вместе со словаками, чехами, сербами, хорватами, словенцами украинцы имеют динарский антропологический тип, тогда как россияне, поляки и белорусы — вислянский».
Путин: «Слова Вещего Олега о Киеве: «Да будет это мать городам русским», — сохранила для потомков «Повесть временных лет».

Историческая правда. «Повесть временных лет» связывает основание современной столицы Украины с полянским князем Кием и его легендарными братьями Щеком, Хоривом и сестрой Лыбедь (как мы уже подчеркивали, поляне в те давние времена имели параллельное название — русы, русичи). Археологические и письменные источники, отмечают в Институте истории НАНУ, дают основания утверждать, что начало непрерывного развития древнего Киева приходится на конец V — первую половину VI в.

В IX—X вв. Киев поддерживал широкие международные связи с Византией, странами Арабского Востока, Скандинавией, Западной Европой.

Убедительные свидетельства этого содержатся не только в хрониках, но и в археологических материалах: на территории Киева обнаружено почти 11 тысяч арабских дирхемов VIII—X вв., сотни византийских и западноевропейских монет, византийские амфоры и другие вещи иностранного происхождения. Много интересно могут рассказать монеты и о мерянской земле (будущей Московии) — они свидетельствуют, что в VIII—X вв., когда Киев уже слышал колокола Десятинной церкви и существовало государство Киевская Русь, меряне Ростово-Суздальской земли практически не имели никаких «связей с Новгородом, Киевом и странами Балтии. Монеты, найденные в мерянских курганах, свидетельствуют о связи с Востоком, то есть Волжской Булгарией. «Среди более 300 монет VIII—X вв. свыше 180 — азиатского происхождения... Очень мало европейских монет, которые были в обращении в то время», — пишет автор книги «Страна Моксель, или Московия» Владимир Белинский. В 7729 курганах, а позже изучив еще тысячи захоронений, раскопанных в мерянской земле археологами Тихонравовым, Богдановым, Ушаковым, граф Уваров не нашел ни одной киевской монеты. Но известно, что Киев чеканил свои деньги с X по XIII в., и далее во времена Литовско-Русского княжества в XIV—XV вв. Итак, «исконно московские земли» не имели хозяйственных контактов с Киевской Русью, а Киев не мог быть «матерью российских городов».

Историки и лингвисты отмечают, что идиома «мать градомъ» использованная летописцем в XI в., ни тогда, ни позже, в домонгольский период, не имела и не могла иметь никакой идеологической нагрузки. Фальсификаторы абсолютно игнорируют тот факт, что словосочетание «мать градомъ» — это калька с греческого слова, и в языке византийского периода означала «столица провинции, епархии», «глава», то есть «голова». Как языковая калька в восточнославянской среде словосочетание сохраняло свое первоначальное значение. От греческой формы его произошло церковнославянское «митрополит». Постепенно, в течение XV в., идиому «мать градомъ» в понимании «метрополия», «столица» в отношении Киева перестали употреблять. Следует добавить, что в армянском языке «столица» в буквальном переводе тоже — «мать городов». Известный украинский историк Ярослав Дашкевич подчеркивал, что в армянских грамотах XIV в. «мать городов» — это Львов как королевская столица Галицко-Волынского государства (Королевства Русь). В произведениях XV в. — это Кафа как столица генуэзских колоний в Крыму, впрочем, никто из историков не пытается говорить о Львове и Кафе (ныне Феодосия) как о «матери городов». Что касается Киева, то с легкой руки политических спекулянтов летописная фраза приобретает идеологическую окраску, ее рассматривают с позиций российского имперского государства, якобы начавшегося со святого града Киева. В 1918—1919 годах борьба белогвардейцев за Киев велась под лозунгом защиты «матери российских городов». Генерал-лейтенант Бредов во время переговоров с украинским генералом Антином Кравсом 31 августа 1919-го заявлял: «Киев — мать городов русских, никогда не был украинским и не будет».

Великодержавные болезни Москвы вызывают историческое ослепление у придворных псевдоисториков, которые упорно переводят «мать городов русских», то есть городов Руси, как «русских», то есть российских, несмотря на то, что ни в 882 году, когда князь Олег произнес эту фразу, ни в XI в., когда Нестор-летописец писал «Повесть временных лет», России и близко не было. Первое упоминание о Москве датируется XII в., а Россией и империей Московия провозгласила себя в 1721 году.
И как тут не впомнить анекдот: «И запомните, кум, русские и Русь, это как ромы и Рим».

Московская губерния. Конец XIX в.

Московская губерния. Конец XIX в.

 

Ольга Хоружинская – невеста Ивана Франко. Харьков, начало 1880-х годов.

Генеалогия нашего языка

Путин: «Важно отметить, что и в западных, и в восточных русских землях говорили на одном языке... Конечно, за многие века раздробленности, жизни в разных государствах возникли региональные языковые особенности, говоры».

Историческая правда. В 1863 году Валуевский циркуляр (распоряжение министра внутренних дел Российской империи П. Валуева) отрицал факт существования украинского языка и одновременно запрещал печатание на украинском языке научной, учебной и религиозной литературы (некий когнитивный диссонанс — разве можно запрещать то, чего не существует?). В циркуляре говорилось: «Никакого отдельного малороссийского языка не было, нет и быть не может, а наречие, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши». В 1990-х годах в политических кругах России была реанимирована валуевская версия языковой проблемы украинцев и миф о том, что «украинский — производный от общего древнерусского».

Языковед, лексикограф, историк церкви, митрополит Илларион (Огиенко) писал: «Общего «русской» языка никогда не было». Он отмечал, что примерно за пять тысячелетий до Христа все нынешние так называемые индоевропейские народы говорили более или менее на одном общем языке, который мы называем праиндоевропейским. Язык этот на определенном этапе начал распадаться на говоры. Среди многих говоров был и язык славянский. «То есть уже на индоевропейской прародине существовал как отдельная этническая «единица» и народ, который дал начало народу славянскому, а вместе с ним был и язык, ставший, так сказать, матерью для языков славянских», — отмечал Иван Огиенко. Итак, наука установила, что все славянские языки возникли из так называемого праславянского. «В славянской прародине украинцы сидели на тех же землях, на которых в более позднее время застала их история, то есть украинцы автохтоны на своих землях, как это доказывал М. Грушевский, также и чешский археолог Нидерле утверждает, что украинцы и белорусы наиболее автохтонные на своих землях», — отмечает исследователь. Михаил Грушевский прародиной нашего народа называет Среднее Поднепровье, где появилась наша история и формировался наш язык. Историк писал, что уже в IV в. по Христе вырисовывается украинский народ, а уже с VI в. видим его четко. С тех пор (V—VI вв.) формировался и староукраинский язык. Его диалекты, существование которых прослеживается с IX в., территориально накладываются на ареалы летописных племен: полян, уличей, тиверцев, древлян, волынян, северян. После образования Древнерусского государства с центром в Киеве и консолидацией племен различия между наречиями сглаживаются и появляются удельные признаки единого староукраинского языка. В украинском сохранились древнейшие особенности праславянского, которые исчезли во всех других славянских языках. По мнению Виктора Брехуненко «это убедительно свидетельствует о том, что украинский язык возник не из мифического «древнерусского», а непосредственно из праславянского».

Неподкупным свидетелем отдельности украинского языка являются граффити Софии Киевской.

Расшифровано более семи тысяч надписей — многие из них созданы еще тысячу лет назад на староукраинском языке, имеющем орфографические и лексические признаки языка современного. В частности, имена с окончанием на -о: «Павло, Данило, Марко»; окончания на -у в родительном падеже: «меду, солоду»; окончания -ові, -еві (-єві): «Володимирові, Петрові»; чередование г, к, х со свистящими з, ц, с — «слуга-слузі, рука-руці»; звательный падеж: «друже, княже». Характерно, что авторы граффити употребляли такие слова как «гай, лазня, полонина», которых нет в русском; «ходив, писав», глаголы с окончанием на -ти — «писати, долучити» и т. п. Подробно о типичных украинских признаках граффити «Голос Украины» писал 15 апреля 2020 года (№ 65 (7322).

Одним из самых известных древнейших памятников украинского языка является «Повесть временных лет». Профессор Василий Яременко утверждает, что «в летописи Нестора нет ни одного российского слова... а украинская лексика льется сплошным потоком». Хоть и написана хроника на церковнославянском, тогдашнем литературном, в тексте большое количество слов из языка разговорного — украинского: «орати, невіглас, рубати, створити, знемагати, наймит, жито, кияни, хоробрий, володіти, сказати, пороги, рідня, зоря, свита, красти, туга, сором, подружжя» и т. п. Нестор пишет, что преподобный Антоний поставил «церквицю малу», князь Святослав выступил «з дружиною своєю», а князь Изяслав говорит брату «брате, не тужи».
Доктор филологических наук Павел Гриценко отмечает, что на украинской территории письменность существовала еще до принятия христианства, а в памятниках X в. засвидетельствовано как, торгуя с греками, наши князья заключали договоры на двух языках. «И такие документы сохранились», — говорит Павел Гриценко.

Оторвавшись от языка праславянского, появились белорусский и русский языки. По Ивану Огиенко «белорусские племена рано оказались в украинском государственном объединении, имели украинскую княжескую династию в своих более поздних княжествах: Полоцк, Минск и Смоленск. На востоке осталось даже украинское произношение в названии города Минск вместо белорусского или российского Менськ». Русский формируется под влиянием финских племен, в нем, особенно в топографических названиях и в живой речи, много финских слов, чего не было и нет в языке украинском. От племен украинских российские были отгорожены огромными густыми лесами, поэтому два языка развивались независимо друг от друга, без совместной эпохи.

Московская губерния. Конец XIX в.

Переяславская рада: как исчез оригинал договора

Путин: «Дальше были обращения Б. Хмельницкого в Москву... В январе 1654 года Переяславской радой это решение (так называемое воссоединение с Москвой. — Авт.) было подтверждено. Тогда послы Б. Хмельницкого и Москвы объехали десятки городов, включая Киев, жители которых присягнули российскому царю».

Историческая правда. Миф о Переяславской раде, «воссоединении» двух «братских» народов», всенародной поддержке решений 1654 года — краеугольный аргумент в системе обоснования «естественных» прав России на Украину. Российский историк А. Андреев отмечал: «Что бы не писали позже историки и как бы не складывались в будущем российско-украинские отношения, решение Переяславской рады о принятии московского подданства имело характер национального выбора». На самом деле и слова Путина, и Андреева очень далеки от исторической достоверности. Во-первых, субъектом Переяславской рады была Гетманщина, в которую не входили Галичина, Волынь, Прикарпатье, Закарпатье, Буковина, Подляшье, часть Подолья, поэтому о «национальном выборе» не может быть и речи. Во-вторых, участие в совете и «торжествах», согласно самим же московским источникам, приняли... 284 человека. Переяславский староста отказался прийти к царскому посланнику, так как «заболел» и его принесли на кровати. Бойкотировали совет герой битвы под Берестечком Иван Богун, Иван Сирко, Григорий Гуляницкий (осенью 1658 года разбил войско Ивана Донца, которое вторглось в Украину, а в апреле 1659-го вместе с казаками закрыл Конотоп перед стотысячной московской армией и удерживал почти три месяца), Петр Дорошенко, Михаил Ханенко и другие представители казацкой старшины, а также Полтавский, Уманский, Брацлавский, Кропивнянский казацкие полки. В некоторых полках царских посланцев избили камнями, из некоторых городов население бежало, чтобы не идти под московитов. Против царя выступило и духовенство во главе с митрополитом Киевским Сильвестром Косивым, который знал, что в Москве не признают украинских церковных книг, и православие украинское и московское уже тогда имело существенные различия.

Зная о лицемерии и коварстве московитов, на подписании соглашения настоял сам гетман Хмельницкий. Оборонное соглашение, которое Москва подает как одно из важнейших в своей истории, как отмечает кандидат исторических наук Владимир Омельчук, было идентично соглашениям, подписанным казаками с Крымским ханством в 1648 году, со шведским королем в 1657-м, с Молдавским княжеством, Трансильванией и даже Речью Посполитой и Османской империей.

Ни оригинал, ни копии Мартовских статей 1654 года, которые еще назывались Переяславским договором, не сохранились — загадочным образом исчезли. Доктор исторических наук Виталий Щербак говорит, что статьи «воспроизведены на основе детального исследования тех просьб, которые дошли до нас в повествованиях, копиях».

Мартовские статьи были типичным военно-политическим, ситуативным, временным соглашением, в котором ни о каком воссоединении народов и государств не было и речи. Об обыденности события свидетельствует и тот факт, что «судьбоносный» совет прошел не в казацкой столице Чигирине, не в Киеве, а в Переяславе. По соглашению с Украинским государством предусматривалось сохранение права избирать гетмана, формы правления и устройства Гетманщины. Москва не могла вмешиваться в судопроизводство, налоговую и финансовую системы, численность украинской армии устанавливалась в 60 тысяч человек и подтверждались все права и привилегии казачества. В Киеве размещался московский воевода с несколькотысячным подразделением с целью предоставления украинской стороне помощи в борьбе против внешнего врага. Согласно статьям Московское государство обязывалось вступить в войну против Речи Посполитой и предоставлять помощь при отражении отрядов Крымского ханства.

Но еще при жизни Хмельницкого оригинал соглашения исчез. Историки отмечают, что украинский экземпляр находился в Киево-Печерской лавре, однако сгорел. Как впоследствии выяснилось, поджог совершили монахи из Московии, чтобы уничтожить неугодные ей религиозные и светские книги. Загадочным образом соглашение исчезло и в Москве, хотя сам царь больше всего должен быть заинтересован в сохранении документа, который единственный подтверждал, что Украина приняла протекторат Московского государства. Современные историки сходятся во мнении, что Переяславские статьи были уничтожены намеренно, чтобы скрыть их содержание. Ведь первые недоразумения между сторонами соглашения возникли уже на самой Переяславской раде и носили цивилизационный характер.

Москва начала нарушать соглашение сразу после его подписания — ее гарнизоны появляются не только в Киеве, но и в пяти городах. За спиной Украины Московия подписала Андрусовский мир 1667 года, по которому Гетманщину разделили между двумя странами — Польшей и Московией. Казаки считали, что таким образом Переяславское соглашение утратило силу, ведь Москва объединилась с врагом Украины. Казацкая рада принимает решение искать протекторат в Османской империи. И еще раньше, сразу после смерти Хмельницкого в 1657-м, Москва объявила Мартовские статьи утратившими силу, потому как, мол, гетман подписывал личностное соглашение, а поскольку он умер, то и соглашение перестало действовать. По настоянию царя новый гетман должен был подписать новое соглашение, но уже с урезанными казацкими правами. Казацкая старшина отказалась от царского предложения и в честь избрания гетманом Юрия Хмельницкого предложила свой вариант соглашения. Жердевские статьи (1659), предусматривающие фактически полную независимость Гетманщины (там был и пункт о подчинении киевского митрополита со всеми церквями, монастырями и духовенством Константинопольскому патриархату) и сведение к минимуму влияния Москвы, так и остались проектом, который Белокаменная отвергла. После этого Юрий Хмельницкий заключил союз с Османской империей. Однако во время боевых столкновений попал в московский плен, и царь заставил молодого гетмана подписать новое соглашение с царем. На его условиях.

Противостояние казацкого и московского государств началось при преемнике Хмельницкого — гетмане Иване Выговском, который был «правой рукой» Богдана в Переяславе, но, ощутив «братские» объятия московитов, поворачивается лицом к Речи Посполитой и в сентябре 1658 года заключает Гадячское соглашение, по которому предусматривалась перестройка польского государства в федерацию трех стран — Польши, Литвы и Украины. Известие о заключении договора привело к началу войны между Украиной и Московией. Царь Алексей Михайлович издал грамоту о предательстве Выговского и направил в Украину стотысячную армию под командованием князя Трубецкого. 9—10 июля 1659 года казаки вместе с крымским ханом разбили московитов под Конотопом, где свою смерть нашли 40—50 тысяч захватчиков, был взят в плен князь Семен Пожарский (его дядя воевода Дмитрий Пожарский — национальный герой России) и несколько тысяч солдат и офицеров московского войска. Пожарского, который по свидетельствам летописца Самуила Величко отличился жестокостью против мирного населения и «без большого труда получил город Серебряный, а местных жителей одних вырубил, а других забрал в плен со всем их пожитками», казнили крымские татары.

Город Конотоп, примерно 1910-1912 гг.

Малая Русь — не малая Россия

Путин: «В состав Российского государства вошли город Киев и земли левобережья Днепра, в том числе Полтавщина, Черниговщина, а также Запорожье. Их жители воссоединились с основной частью российского православного народа. За самой этой областью утвердилось название «Малая Русь» (Малороссия). Название «Украина» тогда использовалось чаще в значении, в котором древнерусское слово «окраина» встречается в письменных источниках еще с XII в., когда речь шла о различных пограничных территориях».

Историческая правда. И снова манипуляция, рассчитанная на дилетантов. О том, как Речь Посполитая и Московия поделили Гетманщину по Днепру после Андрусовского перемирия в 1667-м и как Киев и названные области «вошли» в Российское государство, мы уже писали — тогда таким же было «воссоединение», как и в Переяславе — силой обстоятельств и вооруженного натиска.

Понятие «Малая Русь», «Малая Россия» (в этом контексте это не размер, не «младшая сестра», а первостепенность, центр, клетка, из которой выросла Русь) и даже «Малороссия», которое сегодня приобрело негативное значение («малороссами» называем тех, кто оторвался от корня), существовали в раннемодерном Украинском государстве — Гетманщине. Под ними понимали именно Украинское государство, совокупность этнических украинских земель, а «малороссийским народом», или «казацким малороссийским народом», называли элиту Гетманщины.

«Представления элиты о «Малой Руси» достигают XIV в., — отмечает доктор исторических наук Виктор Брехуненко. — Именно тогда понятие «Малая Русь» и «Малая Россия» начинает употребляться в церковной сфере. Импульс происходил от Константинопольской патриархии — территорию, которая подлежала Галицкой митрополии (после разделения Киевской митрополии. — Авт.) и охватывала ядро бывшей единой Украины-Руси, назвали «Малой Русью» по аналогии «Малая Греция» (первоначальная), «Большая Греция» — результат развития Малой. То есть «Малая Русь» — первоначальная, «Большая Русь» — следствие расширения Малой Руси. Под Малой Русью в XIV в. понимали Галицко-Волынское княжество включая Киев».

Со временем из церковной сферы понятие перешло в политическую плоскость. Но даже в Национально-освободительной войны Хмельницкого и в самой Москве не рассматривали Малую Русь как часть своего пространства или «всей Руси». В 1634 году представители Московского государства на переговорах с Речью Посполитой заявляли полякам: «Ваша Малая Русь, которая относится к Польше и Литве, к тому царскому величеству именования всея Руси не идет, применять вам эту свою Русь ко всей Руси нечего».
Первое известное упоминание об Украине как стране, крае датируется 1187 годом.

Киевская летопись, сообщая о гибели в походе переяславского князя Владимира Глебовича, писала, что «он был князь добрый и сильный в бою и мужеством отмечался, и всякими добродетелями полон. За ним же Украина много потужила». В той же летописи за 1189 год рассказывается об «Украине Галицкой», куда приехал на княжение Ростислав Берладнич. Есть в летописях и другие упоминания об Украине — в Ипатьевской (1280) и Галицко-Волынской, где рассказывается, что «Лев захотел части в земле Лядской — города на Украине». Название «Вкраїниця», где была деревня «именемь Воинь», встречаем в летописи за 1282 год, а позже в официальной документации, переписке, в различных грамотах и привилегиях. Доктор филологических наук Григорий Полторак отмечает, что в 1500-м великий князь литовский в письме крымскому хану Менгли-Гирею называет «нашими украинами» Киевскую, Волынскую и Подольскую земли; в 1539 году выдается привилегия на постройку замка на Украине, в Киевском Полесье; в 1545-м составлен «Реестр украинских замков». В 1651-м и 1660 году выходит в свет «Описание Украины» французского военного инженера и известного картографа Гийома Боплана, который, занимаясь военным строительством, много путешествовал по Украине.
Издание 1660-го называлось «Описание Украины, нескольких провинций Королевства Польского, которые тянутся от границ Московии до границ Трансильвании, вместе с их обычаями, образом жизни и ведения войн».

«Описание» задумывалось как дополнение к картам — гравер Виллем Гондиус на заказ Боплана выгравировал «Украинскую географическую карту», 12 карт отдельных частей Украины и, наконец, первую в истории мировой картографии военную топографическую карту целой страны — «Специальный и подробный план Украины с принадлежащими ей воеводствами, округами и провинциями» (в масштабе 1:463 000). Это произведение было переведено на все распространенные европейские языки — латинский, голландский, испанский, польский, английский, немецкий. Боплана читали король Людовик XIV и его министр иностранных дел, основатели и первые члены Французской академии наук — Блонд, Буйо и Дюпуи, а также Вольтер, Декарт, император Наполеон, поэтому в Европе хорошо знали о разнице между украинцами и московитами, а Русью Московию за ее пределами никто не называл. Даже на рубеже XVII—XIX вв. под Русью-Украиной видели территорию бывшей Гетманщины в ее крупнейших границах времен Богдана Хмельницкого. Об этом, в частности, свидетельствует перевод «Краткого описания Малороссии» (составленный по заказу гетмана Кирилла Разумовского), который в 1788 году сделал француз Ж.-Б. Шерер, употребивший красноречивый титул «История Малой России, или история казаков-запорожцев и казаков Украины, или Малой России». Виктор Брехуненко отмечает, что «понятия Малая Русь и Украина во времена Гетманщины были тождественными». Примеров идентификации Украины/Руси и Московии история сохранила десятки и десятки, если не сотни.

Воду на московскую мельницу льет непонятная многим путаница с терминами Русь, Россия, «руський», русский.

Григорий Полторак отмечает, что изменение национального этнонима русин, «руський» (от Русь) на украинец (от Украина) было исторически необходимо. «Переход к новому этнониму стал своеобразным противодействием агрессивной политике царизма, который ставил своей целью денационализировать украинцев и растворить их в «общероссийском море», — говорит профессор. — В условиях, когда Московская империя по экспансионистским мотивам присвоила себе историческое название Украины — Русь, а для господствующего этноса ввела немного подправленный от слова «руський» этноним русский и распространила его и на жителей исторической Руси — Украины, переход от самоназвания русин, «руський» к этнониму украинец нанес существенный удар по имперской идеи московского самодержавия «единого русского народа от Камчатки до Карпат». Это имело огромное значение для утверждения национальной идентичности всего украинского народа. Сначала чисто географическое название Украина постепенно превратилось в национальную идею, которая объединила в единое целое такие исторически и географически непохожие между собой регионы, как Полесье, Сиверщина, Слобожанщина, Донбасс, Приднепровье, Причерноморье и Волынь, Подолье, Буковина, Прикарпатье и Закарпатье».

«Москва наступает безбожная»

РФ-Московия может бесконечно клясться украинцам в дружбе и «братской» любви, переписывать «не такие» летописи (в 1710 году Петр I издал указ об изъятии у захваченных народов всех письменных национальных памятников, в том числе и церковных документов и архивов и их засекречивании или уничтожении, а Екатерина II в 1783 году создала «Комиссию для составления записок о древней истории преимущественно России» для фальсификаций по обоснованию «законности» присвоения исторического наследия Руси-Украины), может призвать в свидетели самого Тараса Шевченко (хотя это именно он завещал-предупреждал: «Кохайтеся, чорнобриві, Та не з москалями, Бо москалі — чужі люде, Роблять лихо з вами»), но не может вычеркнуть из истории разрушение в 1169 году войсками коалиции уважаемого в России владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского Киева, похищение в Вышгороде украинской святыни Вышгородской иконы Божьей Матери, переименованной во Владимирскую (ныне находится в Москве), необъявленную войну 1659-го, уничтожение Батурина в 1708 году войсками Меншикова, залившими кровью гетманскую столицу и реку Сейм, по которой для запугивания восставших против царя во главе с гетманом Мазепой (действительно нашим национальным героем!) плыли кресты с распятыми на них казаками — защитниками Батурина. Гвозди в головы, руки и ноги вбивали, как и вырезали все население города (по разным данным от 14 до 20 тысяч человек) и ограбили и сожгли церкви злейшие враги. А теперь, совсем забыв, что в начале XX в. П. Столыпин к категории «инородцы» причислил и украинцев, которым было запрещено создавать свои национальные общества, клубы, газеты, школы, набиваются нам в братья.

Причиной войны 1658—1659 годов стало подписание Гадячских пунктов о создании новой Речи Посполитой, в которую украинцы должны были войти как равные полякам и литовцам, — Великого Княжества Русского. Из Гадяча гетман Иван Выговский отправился на Чигирин, собираясь выбить из Киева московский отряд и надеясь на ратификацию Гадячского соглашения. На самой границе, на северо-востоке от Путивля при содействии московских властей начали собирать «беспредельщиков» — желающих повоевать с Выговским.

Нежинский полковник Григорий Гуляницкий, который находился на границе, писал 31 октября 1658 года в письме наказному нежинскому полковнику Григорию Кобылецкому: «Москва наступает безбожная с беспредельщиками, где никому не норовят, все мечом и огнем разоряют, церкви Божии жгут и монастыри, священников и монахов и монахинь без всякого милосердия убивают, а сверх того над паниями добрыми, девками и девицами надругаются, грудь режут и малым детям не спускают, глаза вилуплят и хуже язычников». В мае 1659-го московские отряды взяли Борзну, «разорили, выпалили и высекли» местечка Серебряный, Варву, Лубны, Сенчу. Приятель Тараса Шевченко, украинский историк и этнограф Николай Маркевич разыскал в казацких летописях жуткую картину резни и цинизма, с которым московские воины совершали ее: «Ромодановский... встретил процессию от граждан Конотопа, помолился и перекрестился перед ними по-христиански, но ограбил город и его жителей по-татарски и сказал: «Виноватого Бог найдет, а войска надо порадовать и наградить за труды, в походе понесенные». И как тут не сказать, что архив известного этнографа, который после отставки поселился в Украине, в своем имении в селе Туровке Прилукского полка, насчитывал 12 тысяч(!) рукописей на украинском, турецком, татарском, польском, русском, французском, немецком, латинском, греческом, армянском и грузинском, впоследствии оказался в Пашковом доме Румянцевского музея Москвы. Правду писал Тарас Шевченко в одном из своих стихотворений: «Москалики, що заздріли, То все очухрали...». Что и говорить, «по-братски»... «По-братски» РФ оторвала от суверенной Украины часть ее территории — Крым, а российско-оккупационные войска за украинский язык, за трезубец, за сине-желтый флаг пытают и убивают наших соотечественников. Поэтому сегодня, возможно, более актуально, чем в начале прошлого века, звучит лозунг украинского поэта и публициста Миколы Хвылевого «Геть від Москви!».