Степан Волковецкий.

Председатель Ивано-Франковского областного объединения ВУО «Просвіта» имени Т. Г. Шевченко Степан Волковецкий в этом году получил особый статус: ему присвоили звание почетного гражданина Ивано-Франковска.

Степан Волковецкий — народный депутат первого-второго демократических созывов Верховной Рады, председатель Ивано-Франковского областного совета в 1992—1998 годах, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Грузии и Азербайджане. Таким образом, ему есть что вспомнить и — учитывая годы и опыт — проанализировать становление Независимости и 30-летний путь Украинского государства.

Основание для гордости за нацию

Прежде всего хочу отметить, что за семь веков украинской истории были только короткие периоды государственности: при гетманах Богдане Хмельницком, Иване Мазепе. Но это были автономии. Так же — короткая история Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики.

Поэтому стоит понимать, что 30-летний юбилей государственной независимости — это весомое достижение украинского духа, основание для праздника и гордости за нашу нацию. А гордиться есть чем. Особенно, если объективно оценивать от имени тех, кто провозглашал Независимость. Это большой национальный праздник, который вдохновляет трудиться и отдавать все силы на благо возрождения украинского духа.

Стоит вспомнить коллег-депутатов первого демократического созыва, вошедших в группу, которая от имени Ивано-Франковской области провозглашала Независимость. Это Маркиян Чучук, Дмитрий Захарук, Любомир Пыриг, Зиновий Дума, Владимир Шлемко, Богдан Ребрик. А также, к сожалению, уже покойные Михаил Голубец, Левко Лукьяненко, Евгений Новицкий, Петр Осадчук, Степан Пушик. Я был уполномоченным этой группы.

Это не были случайные люди — а со своими позициями и убеждениями, общественной деятельностью. У Левка Лукьяненко был огромный политический опыт, он прошел репрессии. То есть это был особый состав в первом созыве Верховной Рады в целом и нашей депутации от Ивано-Франковщины в частности. Никто из нас не сомневался в правильности государственных процессов.

Ощущали большую поддержку

Убежден, что мы полностью использовали ситуацию конца 1980-х — начала 1990-х годов, а она была непростой. Было далеко до большинства в Верховной Раде: Народная Рада насчитывала сотню из 450 депутатов. Но за нами, мы чувствовали, — активное большинство украинского народа — это было чрезвычайно важно. За нами была улица Грушевского: тысячи людей сопровождали пленарные заседания, в том числе и наши земляки с Прикарпатья. Митинги в Ивано-Франковске и других городах области.

Помню тот пиетет, те эмоции, общее настроение, когда после мрачного ГКЧП 19 августа 1991 года в Москве (тогда казалось, что все будем изолированы и репрессированы) мы конституционным большинством проголосовали за Независимость Украины.

Тогда не было четкого представления, какими конкретными путями должно развиваться Украинское государство. Мы были убеждены, что с имперским союзом покончено, и мы этой цели достигли. Зато реакционная часть парламента ни за что не хотела отдавать власть, чтобы поменять коммунистическую систему. В то же время у нас не было большинства в парламенте, как это было в странах Балтии или в Польше, Чехословакии. И общество наше было другое. Те же страны Балтии между двумя мировыми войнами имели свою независимость и государственные традиции.

Поэтому все, что мы могли тогда сделать, сделали. Считаю, что процессы были объективные. Главное — сохранить независимость. Для существенных преобразований в государстве необходимо было демократическое большинство в парламенте. А его, как известно, и во втором, и в четвертом созыве Верховной Рады не было.

Что означало провозглашение Независимости и от кого? От России, которая с самого начала образования Московии фактически захватила наши земли, историю, украла название и фактически была историческим врагом. Мы не могли быть независимым государством, не отойдя полностью от России. Московия никогда не согласится с украинской независимостью. Теперь это уже нескрываемая политика в отношении Украины.

В 1991-м началось признание Украины как субъекта международного права. Мы закрепили институциональные формы Украинского государства. И это большое достижение. К большому сожалению, проведенные реформы не дают должного результата. А без них не можем рассчитывать на успешную страну. Еще в 1990-х годах к власти были допущены люди, которые не особо и отходили от нее, которые работали не на государство, а на свой карман или корпоративные интересы. Для которых Украина является чужой, которые рассматривают государство как средство обогащения. Для них это — территория бизнеса.

Изменилось сознание граждан

Надо, чтобы изменилось сознание людей, чтобы не избирали в парламент людей, которым чужды государственные интересы. Большая надежда на молодое поколение.

Мы должны развиваться так, как все успешные государства — Польша, Япония, Германия — на национальной идеи. Другой нет. 1991 год стал крахом коммунистической идеи. И многие мои коллеги в Верховной Раде первого демократического созыва, почти вся коммунистическая группа «239» считали, что не должно быть идеологии вообще. И такое положение записано в Конституции. Считаю это положение неверным. Идеология не должна иметь партийной принадлежности, а быть государственной. Синоним этой идеологии — национальные ценности: украинский язык, традиции, культурное достояние, история, свое видение истории, а не через московскую призму или очки наших соседей-поляков. Собственное мировосприятие. Должна была быть политика украиноцентризма.

Если нет идеологии Украинского государства, то ее заполняет другая. Совершенно очевидно и то, что наши СМИ не обеспечивают должного уровня идейности, особенно учитывая агрессию России и факт войны. СМИ — та сфера, которую необходимо финансировать в первую очередь. Нужна государственная политика, чтобы давать отпор идеологам «русского мира», у которых есть влияние, огромный опыт и огромные финансовые возможности в Европе и мире. Я достаточно много работал в дипломатической службе, могу утверждать, что есть проблемы в кадрах, в финансировании, в возможностях. Они скромны по сравнению с представительствами других государств. Этот факт необходимости пропаганды и государственной идеологии, пропаганды ценностей, исходя из концепции украиноцентризма, — этого очень не хватает.

Система государственной власти и общественные институты, все информационные средства должны были бы выйти на более высокий уровень сплоченности общества. Тогда это будет гарантией нашей государственности.
Мы тогда, в 1991-м, не сомневались. Были твердо уверены, что идем правильным путем, что это исторический шанс для нас, и дороги назад не было. Всем желаю такой веры! У нас нет права отступать, верить вражеской пропаганде. Хоть есть проблемы, но это не должно перечеркнуть основное: веру каждого украинца в будущее государства. Эта вера должна быть основной. С этой верой мы провозглашали Независимость. Эта вера в будущее выведет Украинское государство на новые высоты.

Подготовила Людмила СТРАЖНИК.

Ивано-Франковская область.

Фото предоставлено автором.