Игорь Соболевский на пасеке.

Игоря Константиновича хорошо знают односельчане, потому что пользуется среди них авторитетом и уважением.

— Родом я из Радомышля, здесь жили мои родители и дед. 28 лет своей жизни отдал работе на машиностроительном заводе в Радомышле. Занимал должности электрослесаря, термиста, коммерческого директора. Когда завод признали банкротом в 1997—1998 годах, продолжил свой трудовой путь в Торговом доме, а перед выходом на заслуженный отдых десять лет работал на должности заместителя начальника по водным ресурсам Радомышльского межрайонного управления водного хозяйства, — рассказал мой собеседник.

— От кого переняли увлечение пчеловодством?

— Рядом с нами жил мой дед Семен. У него была нелегкая жизненная судьба: воевал в финскую войну, прошел Вторую мировую... А в 1955 году его завербовали на Донбасс, где он до 1972 года работал шахтером, восстанавливая послевоенный край. Когда он вернулся оттуда домой, занялся пчелами. Держал сотню ульев. Я был почти всегда возле него с юных лет: внимательно смотрел, помогал, спрашивал, интересовался... А когда у деда уже не стало сил ухаживать за пасекой, он разделил ее между своими двумя сыновьями и мной. У сыновей не было желания продолжать дело отца и они продали свои доли, а я с тех пор и перенял эстафету пчеловодства. Мне это дело нравится, хотя сегодня и непросто им заниматься. Ныне на 40 сотках у меня 145 пчелосемей. Кроме породы «украинская степная» не признаю больше никакой. Когда-то матки покупал в Киеве, в Институте пчеловодства. К ним привык, знаю, как за ними нужно ухаживать.

Очень помогает мне моя жена Любовь Францевна. Она и мед откачает, и с рамками справляется, а недавно 22 роя поймала!

— Вижу, местность у вас здесь — как из сказки...

— При Союзе здесь, где у меня расположена пасека, сходились земли трех колхозов. Теперь эта местность — настоящий рай для двукрылых неутомимых тружениц, прекрасный источник для медосбора и опыления. Ведь рядом в лесу растут ежевика, малина, липа, акация. Земли засевают три агрария. В этом году, например, мои пчелки запыляли 300-гектарную площадь подсолнечника. За вывоз пчел на опыление сельхозкультур в Украине пасечникам платят от 500 до 800 гривен за улей. Поскольку пчелы делают полезное дело для землепользователей, у нас в этом вопросе — полное взаимопонимание. Никуда больше я пчел не вывожу. Известно, что гектара гречихи хватает всего на три улья.

— Не кусают вас пчелы?

— Сейчас на это не обращаю внимания. Раньше, когда начинал заниматься этим делом, жалили меня часто. Я даже усы отпустил, чтобы не было видно укусов на лице...

— Есть ли у вас какой-то особый секрет пчеловодства?

— Пчелы — это такие насекомые, которые не любят лежебок. Поэтому мой рабочий день начинается рано и завершается где-то в 21.00. Все это время я пропадаю на пасеке. Думаю, анализирую, что-то чиню, собираю, иногда ловлю рой и т. п.

Главное мое правило — двухматочное содержание пчел, когда в одном улье живут две матки, отделенные разделительной решеткой, а медовый корпус общий.

— Много меда собираете за сезон?

— Медосбор бывает разным. Что напишет «небесная канцелярия», за то и нужно благодарить. Например, в 1996 году с улья собрал 180 килограммов вкусного и полезного меда. Четыре года назад мне удалось накачать от 90 до 110 килограммов меда с улья. А в нынешнем году медовый «улов» — от 20 до 55 килограммов.

— Ульи мастерите и ремонтируете сами?

— Раньше, когда было больше свободного времени и сил, справлялся сам. А сейчас все наши пасечники Радомышля и района обычные ульи и многокорпусные, рамки, корпусы заказывают у столяра с золотыми руками из села Кичкири, Юрия Максименко. Он хорошо знает наши нужды и интересы. Он и мебель изготовляет, и в местной церкви многое сделал собственноручно...

— Дотацию от государства получаете?

— Да, конечно. На каждый улей приходится 200 гривен.

— А на что расходуете эти средства?

— Конечно, на своих двукрылых кормилиц. В первую очередь покупаю им сахар, а также необходимый для пасеки инвентарь, ульи, рамки и т. п.

— Считаете необходимыми эти выплаты?

— Да, ведь пчеловодство — очень затратное дело. А эти деньги в определенной степени помогают пасечникам держаться на плаву.

— Сложная процедура оформления дотации?

— Я бы не сказал. Кто привык постоянно крутиться, тот и с этой задачей справится. В первую очередь пчеловоду необходимо оформить санитарный паспорт своей пасеки. Затем каждую весну нужно сдавать подмор (то есть тельца мертвых пчел) для анализов и осмотра, а также мед на анализы.

— Занимаетесь ли апитерапией?

— Конечно. Я давно читаю журнал «Пасека». Однажды в нем натолкнулся на статью одного пасечника о том, что его жена после работы на огороде жаловалась на частые и острые боли в спине. Возвращаясь как-то с поля, она прислонилась к стенке улья на определенное время, и боль исчезла... Восемь лет назад смастерил и себе такой домик. Моей жене он помогает от перепадов артериального давления. А я постоянно в нем в летний период отдыхаю. Зайду уставший после рабочего дня — и будто попадаю в рай, преисполненный положительной энергии и приятных мыслей...

— Есть ли возможность обмениваться опытом с коллегами из разных уголков страны?

— В областном центре действует клуб профессиональных пасечников Житомирщины, который возглавляет профессор Александр Галатюк. До коронавирусной эпидемии мы собирались ежеквартально, а теперь — реже. Очень интересно услышать мнения научных работников, практиков, высказать собственные идеи и советы.

— Я работаю сам для себя и получаю от этого небывалое удовольствие и пользу для здоровья. Как говорил еще мой дед: «Будеш працювати, то й мед прийде до хати», — сказал в завершение разговора Игорь Константинович.

Житомирская область.

Фото автора.