Впрочем, закрывают и заведения, где школьников больше, однако территориальные громады не способны их содержать на должном уровне. Плюсы и минусы новой реорганизации образования почувствуют на себе и жители Черкасчины, где этим летом закрыли более десятка заведений.

...Шестилетняя Марьяночка целый год мечтала, как она пойдет в первый класс. Школа, уютная и светлая, ей была хорошо знакома, ведь детский сад, который посещала девочка, находился в одном помещении с учебными классами.

Впрочем, 1-го сентября вместо того, чтобы направиться по знакомой дороге в класс, Марьяночка вместе с родителями поспешила на школьный автобус. Школу, в которой когда-то учились ее папа и мама, дедушки и бабушки, целые поколения жителей села Мельники, закрыли.

— Помню время, когда мельниковскую восьмилетку посещали более двухсот школьников. Учились в две смены, потому что на всех классных комнат не хватало, — вспомнила прошлый расцвет сельского школьного бытия бывшая учительница 85-летняя Мария Хоменко. — Кроме восьмилетки, были еще две начальные школы — на отдаленной окраине села и на хуторе Буда, относящемся к Мельниковскому сельсовету. Село с утра до вечера звенело детскими голосами...

За более чем полвека демографическая ситуация не только в Мельниках, но и в большинстве сельских населенных пунктов страны резко изменилась. Молодежь массово уезжала в город, там создавала семьи, села пустели, а с ними — и учебные заведения.

— Закрытие Мельниковской школы — объективный процесс, который длился не одно десятилетие, — считает Людмила Зубенко — депутат Медведовского сельского совета, к громаде которого теперь относятся Мельники. — Мы бы все очень хотели, чтобы в селе было учебное заведение. Помещение школы добротное, теплое (на снимке), однако некому в нем учиться. Несколько первоклассников и еще с десяток учеников разного возраста ездят теперь на школьном автобусе в опорную школу в Медведовку. В нашей пока остался детсад. Сколько он просуществует — неизвестно. За последние два года в селе родилось всего трое детей...

Как сообщила местным СМИ начальница отдела дошкольного и общего среднего образования управления образования и науки Черкасской ОГА Людмила Гордуновская, летом 2021 года в области ликвидировано 16 школ, реорганизовано почти 80, создано 5 опорных заведений и 17 филиалов.

Не везде ликвидация проходила тихо и гладко. В некоторых населенных пунктах родители детей младшего школьного возраста пытались остановить процесс «оптимизации», чтобы их дети учились ближе к дому, а не ехали по тряским дорогам за десяток километров в соседнее село.

— Все сейчас хвалят большие опорные школы, там, мол, дети лучше учатся, поскольку имеют мультидоски и другое оборудование, — поделилась мама второклассницы из Каневского района Татьяна Коваленко. — А я и многие другие родители противоположного мнения. Представьте: шести-семилетнего ребенка нужно будить в шесть тридцать и собирать на автобус. Некоторым еще до него нужно добираться три-четыре километра. Осенью и зимой в это время темно, хоть глаз выколи. Ребенок сонный, завтракать не хочет. Кладу ему в рюкзак бутерброд, говорю, чтобы поел на перемене. Но где он и когда в школе ест? Кто ему об этом напомнит? Детей свозят из шести-семи сел, учительница едва успевает навести порядок в классе. Часто ту коробочку с едой ребенок привозит обратно домой. Только в полдень на большой перемене школьников кормят. Когда стемнеет — привозят домой. Скажите: о каком качестве обучения при таком режиме может идти речь?!

Родители, которые не согласны с закрытием малокомплектных учебных заведений, убеждают: маленькая школа — лучший вариант для малышей. Она — как второй дом, как семья. Ребенок без стресса идет в класс. Все здесь ему знакомо и понятно. Вокруг — знакомые лица сельских детей и педагогов. Учительница каждому школьнику уделяет много времени, потому что в классе пять-шесть учеников. Они хорошо усваивают материал. В мини-классах есть второй завтрак, дети едят то, что принесли из дома. Затем — вкусный обед. Дети охотно учатся, есть время для интересной внеклассной работы, игр и забав на школьном дворе, на свежем воздухе...

Так что, возможно, не нужно спешить с закрытием хотя бы небольших начальных школ? Младшие школьники еще не готовы к немалым, как для их возраста, нагрузкам. Случается, что из-за усталости теряют и интерес к учебе. Чиновники образования с такими аргументами согласны. Никто не против сохранения школ с небольшим количеством учеников. Для этого нужно лишь одно условие: финансирование учебных заведений, которые посещает менее 25 учеников, берет на себя территориальная громада.

Вот теперь мы и подошли к главному. Ни одна из 66 территориальных громад области не готова полностью взять на себя содержание малокомплектных школ. Из-за отсутствия государственной образовательной субвенции на такие заведения территориальные громады не могут их финансировать и принимают решения об их ликвидации.

Так какой же выход из сложившейся ситуации? Самый первый — восстановить государственное финансирование школ, которые находятся на большом расстоянии от опорного учреждения.

Поддержать те небольшие школы, где дети постоянно демонстрируют высокие знания, побеждают на олимпиадах и т. п. То есть, подойти к решению этой проблемы дифференцированно.

Еще один путь решить проблемы малокомплектных учреждений — создать сети общественно-активных школ. Эта образовательная модель широко внедрена в соседней Польше и может служить и нам хорошим примером того, как можно сохранить сельскую школу. Впрочем, это уже тема для другой публикации...

Факт

В 2005 году на Черкасчине было 156 тысяч учеников и 700 школ.

В 2021-м — 118 тысяч учащихся и 496 школ.

Черкасская область.

Фото автора.