Тридцатилетнее расстояние со дня 24 августа 1991 г. является достаточным, чтобы внимательнее посмотреть на прошлое и сверить направление восходящего пути и цель с ныне достигнутым результатом.

Aut vincere, aut mori.
Или победить, или умереть.

Во второй половине дня 18 августа 1991 г. в Секретариате собрались члены Центрального провода. Все были очень обеспокоены. Обсуждение ситуации, возникшей вследствие создания в Москве ГКЧП, проходило очень сложно. Одни, в том числе и я, предлагали прибегнуть к радикальным действиям — обратиться к народу с призывом к акциям неповиновения, организовать Всеукраинскую забастовку, блокировать воинские части. Другие настаивали на том, что не нужно этим провоцировать военных. Сходились только на том, что ГКЧП — незаконное неконституционное образование и нужно всеми силами поддержать Демократическую Россию и Б. Ельцина. Что касается того, проводить ли митинги и манифестации протеста, мнения разделились. Я предложил также осуществить в Киеве и областях мероприятия по подготовке к переходу на нелегальное положение — спрятать на конспиративных квартирах часть тиражирующей техники и самые ценные документы. Мою позицию не поддержали, но и не опровергли, дескать, всякое может быть. Я здесь же подписал и передал для рассылки в областные организации телефонограмму с инструкцией, что делать для противодействия мятежникам. Центральный провод создал чрезвычайный исполнительный комитет для организации сопротивления действиям ГКЧП в условиях чрезвычайного положения и принял Заявление.

ЗАЯВА НАРОДНОГО РУХУ УКРАЇНИ З ПРИВОДУ ДЕРЖАВНОГО ПЕРЕВОРОТУ В СРСР

Народний Рух України, обстоюючи право народу України на незалежну правову демократичну національну державу, визнаючи законність і повноту влади на території України конституційно обраних та сформованих органів влади, керуючись

Декларацією про державний суверенітет України та Конституцією УРСР, заявляє:

1. Утворений позаконституційний орган влади — державний комітет з надзвичайного становища в Москві є незаконним і його рішення не можуть мати юридичної сили в Україні.

2. Рух не визнає ДКНС і не вважає його рішення обов’язковими для себе.

3. Рух закликає всіх громадян України не підкорятись волі путчистів, створювати організаційні структури активного опору, які будуть координувати Всеукраїнський страйк, до якого ми закликаємо як до єдиної мирної дієвої зброї в боротьбі за волю і добробут своєї родини, нашої Української Держави.

Голова Народного Руху України/І. ДРАЧ

Виктора Бурлакова Центральный провод назначил председателем чрезвычайного исполкома. Он немедленно организовал печать заявления Центрального провода и листовок с призывами противодействовать ГКЧП. Не прошло и суток, как заявление Руха и листовки наши активисты уже распространяли в областях.

В Украине военные Киевского округа, которым командовал генерал Чичеватов, тоже готовились провести соответствующие мероприятия. Над Верховной Радой летал военный вертолет, на патрулирование солдатам раздали патроны. В дивизии КГБ «Десна» колонна танков готовилась к маршу на Киев, в Борисполе на аэродроме выгрузились из самолетов десантники. Во все компартийные организации была направлена тайная шифрограмма ЦК КПУ.

Первым Секретарям Крымского рескома

Обкомов, Киевского горкома Компартии Украины.

В связи с введением в стране чрезвычайного положения важнейшей задачей партийных комитетов является содействие государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР. Во всей практической деятельности необходимо руководствоваться Конституцией и Законами Союза ССР, документами, издаваемыми Государственным Комитетом по чрезвычайному положению.

Секретариат ЦК Компартии Украины рекомендует:

Оперативно сориентировать партийный актив, народных депутатов, руководителей предприятий, колхозов, совхозов, организаций и учреждений на необходимость обеспечить повсеместно спокойствие, твердый Конституционный порядок и дисциплину, четкую, бесперебойную работу всех предприятий, организаций и служб, от которых зависит жизнедеятельность общества.

В этой обстановке важнейшее значение имеет пресечение экстремистских настроений, недопущение любых противозаконных действий, которые могут вызвать беспорядки, гражданское неповиновение, повлечь за собой кровопролитие.

Всякие демонстрации, митинги, манифестации, забастовки должны быть исключены.

19 августа 1991 года № 10/Ц  Секретариат ЦК Компартии Украины

Но готовились к отпору мятежникам и армейские подразделения, которыми командовали сторонники демократического развития страны. Командир полка связи в Ривном, народный депутат СССР, полковник Вилен Мартиросян заявил, что в случае силовых действий мятежников он поведет свой полк на Киев. Генерал авиации командующий 3-й воздушной армией Константин Морозов заявил, что авиация не будет выполнять приказы ГКЧП.

Тогда уже для всех было очевидно: остановить стремление украинского народа к независимости, созданию Украинского Государства невозможно. Люди искали политическое решение экономических проблем. Следует вспомнить, что произошло в Чернигове, когда попала в аварию обкомовская «Волга», в багажнике которой люди увидели ящик или два колбасы. Это было за два—три месяца до ГКЧП. Весь город вышел на улицу, «Волгу» перевернули кверху колесами и притянули к обкому. Ну кто сегодня удивился бы колбасе? А тогда это было чрезвычайное происшествие. Люди настолько возмутились, что три дня в городе не было власти.

Заявление Народного руха поддержало Всеукраинское объединение солидарности тружеников (ВОСТ), которое 19 августа опубликовало обращение.

№ 119 ЗВЕРНЕННЯ  ДО НАРОДУ УКРАЇНИ

В зв’язку з заявою «Державного комітету по надзвичайному стану» про введення в окремих регіонах СССР надзвичайного стану, що фактично є першим кроком до військової диктатури на території України і протирічить Декларації про державний суверенітет України та іншим міжнародним правовим актам, Республіканський страйкком (Президія Координаційної Ради ВОСТ) звертається до народу України — по першому заклику бути готовими до Всеукраїнської акції громадянської непокори.

Республіканський страйкком вимагає від Верховної Ради України негайної відміни постанов так званого «Державного комітету по надзвичайному стану» на всій території України.

Починаючи з 19.08.91 р. Республіканський страйкком проголошує передстрайкову готовність на всій території України.

Тільки об’єднані зусилля українського народу спроможні не допустити розв’язання громадянської війни, встановлення військової диктатури, захистити законні права людини, волю і незалежність України.

Голова Всеукраїнського страйкового комітету (ВОСТ) «19» серпня 1991 р.

В тот же день, после заседания Центрального провода НРУ, состоялся первый митинг протеста на Майдане Незалежности. Сообщение о митинге протеста в Киеве прошло в новостях по УТ и стало сигналом к действию для наших областных организаций.

Вечером 19 августа по Украинскому телевидению выступил и Председатель Верховной Рады Л. Кравчук. Выступление его, как и следовало ожидать, было построено на осторожных пожеланиях: «В правовом государстве все должно быть на основе Закона, а в Верховную Раду Украины документы ГКЧП еще не подошли»... «нельзя проявлять поспешность в оценках...» «призываю вас к спокойствию и выдержке»... «мы должны сосредоточиться на решении проблем повседневной жизни... успешно завершить сбор урожая...» Все это не противоречило постановлениям ГКЧП и свидетельствовало о его желании как всегда «пройти между капельками».

Так же, почти слово в слово, выступил по телевидению и в газетах 1-й секретарь ЦК КПУ Станислав Гуренко.

В дни ГКЧП в Секретариате Руха все ответственные секретари находились круглосуточно. В Москве Ельцин возглавил сопротивление демократических сил мятежникам. Со штабом Демократической России мы установили постоянную телефонную связь. Оттуда по телефаксу нам передали Указ Президента РСФР Б. Ельцина. А ночью оттуда пришли сообщения:

«0 ч. 00 мин. Кантемировская дивизия двигается по Калининскому проспекту.

0 ч. 30 мин. Со стороны Белорусского вокзала по Хорошевскому шоссе двигается колонна из 50 танков и бронетранспортёры.

В районе Киевского вокзала слышны пулемётные очереди.

Бронетехника, двигавшаяся к Дому Советов, прорвала первый ряд заграждений у станции метро «Баррикадная». Подожжен один из трёх, стоявших в ограждении, троллейбусов, танки остановлены.

Несколько десятков военно-транспортных самолётов ИЛ-76 приземлилось в Кубинке и Раменках. 40 БТР двинулись от Моссовета в сторону Дома Советов.

1 ч. — 2 ч. Инцидент в районе улицы Чайковского (между ст. м. «Смоленская» и тоннелем).

9 БМП, двигавшиеся по направлению к пл. Восстания, встретили заграждение из троллейбусов, сооруженное силами самообороны. 2 БМП после переговоров при попытке прорваться сквозь заграждение были заблокированы троллейбусами со всех сторон. Из БМП велась хаотическая стрельба вверх. При организации блокирования один человек задавлен. Люди полезли на задавившую машину. Офицер из этой БМП вёл стрельбу вверх из пистолета; один человек убит выстрелом в лоб. После этого БМП была подожжена. К организаторам заграждения приехал военный комендант Москвы генерал-лейтенант Смирнов, просил позволить БМП уехать. Участники самообороны заявили, что согласны на уход экипажей из машин».

Мы выпустили листовку с карикатурой на Л. Кравчука и его выжидательную позицию, а с другой стороны Указ Президента России Б. Ельцина.

В Москве по улицам шли колонны бронетехники, которая окружила «Белый дом». Началась осада. Из «Белого дома» нам каждый час передавали сведения о ситуации. Были они такими:
20 августа — полдень.

В «Белом доме» создаются группы самообороны, люди в камуфляжной форме, в одежде частных охранных агентств, бывшие военные-афганцы получают оружие, формируют подразделения и занимают отведенные им сектора обороны.

Москву заполонил гул военной техники, едущей по улицам неизвестно куда. У «Белого дома» прошел огромный митинг. Опрос общественного мнения показывают мизерную поддержку заговорщиков ГКЧП.

17.40. Поступили сведения, что к «Белому дому» идут танки, в воздух подняты вертолеты с десантниками, а спецназ готовится атаковать через подземные коммуникации. По сведениям от военных с противоположной стороны сочувствующих Ельцину, атака будет абсолютно реальной.

21.30. Министр обороны Язов подал в отставку. У Павлова инфаркт. Командование вооруженными силами принял генерал Моисеев. Поступили сведения о подготовке штурма «Белого дома» силами офицеров КГБ.

21 августа. 0.45.

Бэтээры прорвали баррикады защитников «Белого дома» около метро «Баррикадная». Звучат пулеметные и автоматные очереди. На улице Чайковского подожгли два танка. Погибли двое и двое ранены. Наступающие войска остановились и отошли.

Вечером 21 августа в штабе Демократической России трубку взял кто-то из окружения Ельцина и сказал мне: «Ребята, мы готовимся отражать штурм. Беру автомат и иду на крышу. Встретимся или на том свете, или в лагерях».

22 августа я направил телефонограмму областной организации Руха с приказом организовать прибытие в Киев 24 августа максимального количества людей. В Секретариате изготовили большой тираж обращения к киевлянам с призывом прийти к Верховной Раде утром 24 августа.

Наши активисты разнесли и расклеили это обращение по всем районам Киева.

ГРОМАДЯНИ УКРАЇНИ!

Щоб не опинитися під кривавим чоботом комуністичної диктатури новітніх сталінів, янаєвих, павлових, крючкових, язових, Народна Рада скликає 24 серпня 1991 року, у суботу, о 10-й годині надзвичайну сесію Верховної Ради України для розгляду питань:

1. Вихід України зі складу СРСР.

2. Створення Збройних Сил України, органів державної безпеки України та власних правоохоронних органів.

3. Позбавлення посад та притягнення до кримінальної відповідальності всіх посадових осіб в Україні, що визнали Державний комітет по надзвичайних ситуаціях в СРСР і тим самим підтримали антиконституційний заколот.

4. Заборона діяльності КПРС в Україні та націоналізація її майна.

5. Перехід у власність України всього майна, що розміщене на її території.

ГРОМАДЯНИ!

Тільки ваша присутність біля стін Верховної Ради України допоможе Народній Раді добитися вирішення всіх цих питань!

Вчора москвичі біля стін Верховної Ради Росії відстояли Росію та Єльцина!

Завтра ми мусимо відстояти Україну та демократію!

ІНШОГО ВИХОДУ В НАС НЕМАЄ!

Депутаты Народной Рады внесли в Президиум Верховной Рады представление о созыве 24 августа 1991 года, в субботу, в 10 часов чрезвычайной сессии Верховной Рады Украины для рассмотрения вопросов: 1. Выход Украины из состава СССР. 2. Создание Вооруженных сил Украины, органов государственной безопасности Украины и собственных правоохранительных органов»...

23 августа утром в здании Союза писателей собралась Большая Рада Руха при участии всех депутатов Народной Рады. В повестке дня стоял один главный вопрос: чего в первую очередь добиваться на чрезвычайной сессии Верховной Рады — провозглашения независимости Украины или решения о запрете компартии? Началось обсуждение, вносились предложения. Кагэбэшники «записывали» наши выступления прямо с микрофона трибуны. Я снял один микрофон, но как только отвернулся, на его месте уже установили другой. Членам провода Руха предложили выйти на террасу и провести там «закрытое» совещание. Из 19 членов Центрального провода Руха присутствовали 17. Я выступил с предложением добиваться провозглашения независимости Украины при любых условиях и в первую очередь. Против этого выступили Лариса Скорик, Сергей Головатый и еще несколько членов Провода — они предлагали добиваться прежде всего роспуска и запрета КПРС-КПУ. Свою позицию они мотивировали тем, что, дескать, провозглашенная Самостоятельная Украина без запрета КПСС будет коммунистической. Это автоматически делало невозможным принятие Верховной Радой Акта государственной независимости, поскольку сессия утонула бы в спорах с «группой 239» о причастности коммунистов к ГКЧП. Поставили оба предложения на голосование. Из 17 членов Провода только 6 поддержали позицию Л. Скорик и С. Головатого. Все остальные члены Провода проголосовали за то, чтобы добиваться провозглашения Акта независимости при любых условиях.

Мы вернулись в зал и там объявили это решение Центрального провода. Депутатам Л. Лукьяненко и Леонтию Сандуляку собрание депутатов Народной Рады поручило подготовить проект Акта провозглашения независимости Украины. Другие народные депутаты взялись подготовить проекты других постановлений по аналогии решений Парламента Литвы. Пакет документов Литовского парламента Секретариат предусмотрительно растиражировал и вручил каждому депутату.

За ночь перед чрезвычайной сессией Верховной Рады я написал проект постановления о подчинении Вооруженных сил СССР, находящихся на территории Украины, Верховной Раде УССР.

Накануне я разослал во все краевые организации Руха телефонограмму с приказом немедленно организовать массовый приезд в Киев под стены Верховной Рады членов Руха и наших сторонников. Подавляющее большинство организаций приказ выполнило. На поездах и автобусах в Киев выехали десятки тысяч манифестантов.

Утром 24 августа я заехал в Секретариат, чтобы убедиться, подготовили ли флаги, транспаранты и лозунги для манифестантов и все другое необходимое согласно разработанному плану этой манифестации. Виктор Бурлаков, который уже четыре дня дневал и ночевал в Секретариате, организовывая акции сопротивления ГКЧП, в зале заседаний разглаживал утюгом складки ткани огромного сине-желтого флага. Это знамя пошили накануне члены женской громады Руха.

Убедившись, что все обстоит благополучно, я поехал на сессию Верховной Рады.

24 августа внеочередная сессия Верховной Рады началась с почтения минутой молчания памяти погибших в Москве защитников «Белого дома». Президиум Верховной Рады поставил на рассмотрение сессии один вопрос: «О политической ситуации». С докладами должны были выступить Председатель Верховной Рады Л. Кравчук, от большинства — «группы 239» А. Мороз и от Народной Рады И. Юхновский.

Л. Кравчук в длинной речи обосновал и объяснил все свои действия как исключительно правильные. Дождавшись своей очереди на вопрос, я сказал:

— Леонид Макарович! Недавно вы подписали договор с РСФСР, был у нас Ельцин. В данном договоре предусмотрено сотрудничество в экономической, культурной и политической сферах. Почему вы согласно этому договору не предоставили активную помощь Ельцину, то есть нарушили подписанный вами договор?

И скажите, если бы Ельцин занял такую политику, как вы, выжидательную, была ли бы сегодня победа? И что вы думаете делать с такими председателями областных советов, как Задоя, который издал приказ № 426: «...в связи с введением в отдельных регионах страны чрезвычайного положения, создать комитеты по чрезвычайной ситуации»... Он сегодня тут ходит по залу, будучи пособником государственных преступников. В Чернигове председатель областного совета Лисовенко и заместитель Ковалев признали и поддержали ГКЧП. И здесь еще таких человек двадцать. Что вы думаете надлежит делать с этими людьми?

Ответ Л. Кравчука на этот вопрос был, как всегда, виртуозный и отсылал к «законодательству». Депутат В. Московка напомнил, что есть текст проекта Постановления Верховной Рады «О мерах по недопущению утаивания или уничтожения документов государственных органов и КПУ».

Л. Кравчук зачитал текст этого постановления:

«Верховная Рада Украинской ССР постановляет:

1. КГБ УССР и МВД УССР немедленно опечатать и взять под охрану документацию и архивы Кабинета Министров, Совета Министров Крымской АССР, республиканских министерств и ведомств, исполкомов областных советов народных депутатов, ЦК Крымской АССР, горкомов, райкомов и парткомов на правах райкомов Компартии Украины.

2. Предупредить всех должностных лиц, что всех граждан Украины, виновные в утаивании или уничтожении документов, непосредственно касающихся попытки августовского военно-партийного переворота, а также лица, которые дают указания осуществлять такое уничтожение или утаивание, будут рассматриваться как соучастники преступления.

Постановление вступает в силу с момента принятия Верховной Радой Украинской ССР.

Однако за это постановление проголосовало только 199 депутатов.

В конце своего длинного и довольно путаного доклада А. Мороз, чтобы оттянуть, не допустить любых решений внеочередной сессии Верховной Рады предложил:

«...Чтобы не говорить долго об этом, давайте поручим правительству разработать законы, которые нужны для наведения порядка. Чтобы вор назывался вором и чтобы воровать было страшно. А мы через две недели сессию начнем с утверждения этих законов. Давайте отказываться от монополии на истину. Возьмем в данном случае, я подчеркиваю, в данном случае пример с Президента Горбачева. Он рисковал жизнью, жизнями своих близких, но «ведьм гонять» не собирается».

И. Юхновский в докладе правдиво описал события, которые произошли в дни ГКЧП, дал оценку действиям и бездеятельности Президиума Верховной Рады УССР, а в конце выступления зачитал проект Главного Постановления чрезвычайной сессии.

«С целью скорейшей нормализации внутренней ситуации в Украине, в связи с государственным переворотом, который имел место с 19 по 22 августа 1991 года, с целью предоставления исполнительной власти республики определяющей, восходящей позиции в политической, экономической и культурной сферах, с целью роста доверия народа Украины к Верховной Раде и ее Президиуму Верховная Рада Украинской ССР постановляет:

Провозгласить, что с сегодняшнего дня, 24 августа 1991 года, Украина становится полностью независимым демократическим государством. Действующими для Украины становятся только Конституция Украины и ее законы, правительственные постановления и другие законодательные акты республики...»

Безусловно, этот факт должен быть дополнен и проведением референдума, который будет закончен в день выборов Президента. Но почему этот первый пункт необходим? Потому что мы, наконец, и наше правительство, и вся исполнительная власть должны перестать колебаться, должны иметь определенные конкретные отправные точки.

Обретение независимости — очень длительный процесс. Придется месяцами, годами договариваться c другими республиками, как разделить добро, что сделать с обороной и всем другим. Но отправная точка должна быть. Поэтому стоит этот первый пункт.

Второй пункт: «Остановить деятельность Коммунистической партии на территории Украины. Гарантировать всем работникам партаппарата, которые не поддержали переворот, сохранение уровня заработной платы и нового места работы». Я хочу, чтобы вы поняли этот второй пункт. Речь не идет о прекращении деятельности Коммунистической партии Украины. Речь идет о высвобождении коммунистов, высвобождении людей, поскольку разворачивается эта деятельность в связи с переворотом. Каждому начнут тыкать: ты — коммунист, ты принимал участие в перевороте. А кто знает, может, он и не принимал участие. Я тоже был коммунистом, а теперь я беспартийный. И будто на меня не тыкают, а на вас тыкают. Чего же на вас должны тыкать? Я хотел бы, чтобы все люди были свободны. Они позже могут создавать свои разные партии так, как они хотят. Но чтобы те люди могли спокойно работать на любой работе, чтобы их семьи могли спокойно жить, мы должны принять этот разумный и вполне гуманный пункт.

Наконец пункт третий: «Провозгласить отставку Президиума Верховной Рады УССР как такого, который не смог мобилизовать народ Украины на сопротивление государственному перевороту». Что имеется в виду под этим пунктом?

Безусловно, дальше будут выступления, которые по-разному будут трактовать разные выражения и позицию членов Президиума. Я считаю, что сила Президиума заключается в том, что каждый должен отстаивать свое собственное мнение. Но произошел переворот. Одних будут больше судить, других — меньше. Я считаю, что весь Президиум должен уйти в отставку. Вы должны выбрать новый Президиум. Выберете тот же Президиум — будет тот же Президиум, но вы должны повторить, что вы ему доверяете или вы ему частично не доверяете. Благодарю за внимание. /Аплодисменты/.

Объявили перерыв. Депутаты-коммунисты «группы 239» собрались на совещание в кинозале. На переговоры к ним отправились И. Юхновский и я — как член Центрального провода Народного руха Украины.

Юхновский выступил спокойно и рассудительно и предложил вместе провозгласить Независимость Украины от Москвы, а я зачитал коммунистам обращение Народного руха.

Первый секретарь Коростышевского РК КПУ Михаил Борейко в ответ на мои слова сказал: «Если вы включите в этот документ гарантии коммунистам и членам их семей, что не будет преследований и дискриминации коммунистов, — мы все поддержим независимость».

Я здесь же, держа документ на коленях, вписал в него формулировку, которую предлагали коммунисты. Согласие было достигнуто. Осталось только на заседании Президиума окончательно утвердить договоренности.

Написанный Левком Лукьяненко и Леонтием Сандуляком проект Акта государственной независимости Украины окончательно дорабатывали за круглым столом в холле Верховной Рады напротив кабинета Председателя Верховной Рады.

Присутствовали авторы документа — Дмитрий Павлычко, я и еще несколько депутатов. Существенных изменений в акт не вносили, только Дмитрий Павлычко предложил дополнить преамбулу словами «Исходя из смертельной опасности». С этим все согласились.

После перерыва в 16 часов сессия продолжила работу.

Председатель Верховной Рады Л. Кравчук, открывая заседание, сказал: «Речь идет о том, чтобы кроме всех постановлений, которые мы будем принимать потом, принять Акт Верховной Рады УССР о провозглашении независимости Украины». (Шум в зале). Есть этот акт на руках депутатов? Значит, есть. Такой документ роздан.

От микрофонов зазвучали предложения «за» и «против». Наконец слово снова взял И. Юхновский.

«Уважаемые депутаты! Я вас прошу успокоиться. Я хочу вам представить ситуацию, в которой мы находимся. Народная Рада и большинство согласовали полностью текст Акта провозглашения независимости Украины. Это — первое.

Второе. Недостаточно провозгласить независимость Украины, важно ее иметь. Что для этого нужно, чтобы нас признали наши соседи? Больше всего это касается нашей соседки — России. Она приняла Акт о прекращении деятельности

Компартии на территории России до выяснения ее участия в государственном перевороте. Я считаю, что для того, чтобы мы могли принять Акт о провозглашении независимости и чтобы эта независимость была принята Россией, мы должны повторить вслед за Россией абсолютно аналогичную формулировку относительно прекращения деятельности компартии.

Я теперь объясню, почему это так. Сейчас начнется накручивание проблем, исследование участия людей в том самом перевороте. Вы все знаете, как это делалось в другое время. И потому очень много совсем порядочных, ни в чем не повинных людей-коммунистов беспрерывно будут находиться под совсем глупым обстрелом. Департизация или, скажем, прекращение деятельности означает защиту этих людей.

Другое. Если мы не примем этот пункт, то сразу же Россия объявит нас как государство, в котором победила коммунистическая тирания. Это нам не нужно. Значит, приняв такое постановление о прекращении действия Компартии до выяснения ее участия, мы сразу защищаемся по отношению к России. Наш Акт независимости становится очень крепким актом.

И потому я глубоко убежден, что надо это делать в пакете. Послушайте меня, я недавно был коммунистом, теперь я беспартийный. Это касается и вас. /Шум в зале/».

Наконец обсуждение закончилось и Председатель Верховной Рады Л. Кравчук сказал:

«...Постановления, которые мы должны сейчас принять. Это Постановление о независимости, Акте провозглашения независимости, о департизации, о вооруженных силах, всем, что из этого следует. Потом еще три документа. Дальше будем принимать постановление о политической ситуации, и тогда всем то, что вы предлагаете, будем записывать и голосовать пунктами. Поэтому я ставлю на голосование постановление. Читаю: «Постановление Верховной Рады Украинской ССР.

Провозгласить 24 августа 1991 года Украину независимым демократическим государством.

С момента провозглашения действующими в Украине являются только Конституция Украины, ее законы, правительственные постановления и другие законодательные акты республики.
1 декабря 1991 года провести республиканский референдум в подтверждение Акта провозглашения независимости».

Голосование поименное.

«За» — 321. Постановление принято. /Аплодисменты/.

Уважаемые народные депутаты! Кто не успел проголосовать, напишите в Секретариат письменные заявления и выскажитесь.

Следующий документ: «Акт провозглашения независимости Украины.

Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Украиной, в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года

— продолжая тысячелетнюю традицию созидания государства в Украине,

— исходя из права на самоопределение, предусмотренного Уставом ООН и другими международно-правовыми документами,

— осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховная Рада Украинской ССР торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства — Украины.

Территория Украины неделима и неприкосновенна.

Отныне на территории Украины действуют исключительно Конституция и законы Украины.

Данный акт вступает в силу с момента его принятия».

Прошу проголосовать. О референдуме говорится в постановлении.

«За» — 346. Принимается. /Аплодисменты/.

Таким образом постановление и Акт провозглашения независимости Украины приняты конституционным большинством. /Аплодисменты/.

Я хочу поздравить вас и народ Украины с принятием этих важных судьбоносных исторических документов».

В это мгновение из радиодинамиков Верховной Рады торжественно зазвучала песня свободы «Ще не вмерла України, ні слава, ні воля». Все депутаты встали и подхватили слова будущего Государственного гимна. Многие вытирали с глаз слезы. Это был миг, ради которого стоило жить.

Через несколько минут Верховная Рада продолжила работу и я получил слово. В бюллетене Верховной Рады это зафиксировано так:
ПОРОВСКИЙ Н. И., заместитель Председателя Народного руха Украины, председатель координационного совета/Ривненский избирательный округ. Ривненская область/.

«Уважаемые депутаты! Сейчас идет распределение союзной собственности. Каждая минута дорога, потому что этой собственности у нас может стать меньше. Поэтому я предлагаю в пункте 3 записать: «Перевести предприятия союзного подчинения в полную собственность Украины с момента принятия постановления».

ФОКИН В. П., Председатель Совета Министров УССР. Уважаемые народные депутаты, я поддерживаю это предложение.

Председатель. Еще какие дополнения? /Шум в зале/.

Нет. Голосуем за пункт 3-й постановления.

«За» — 322. Принято.

Таким образом мое предложение, озвученное мной еще на 1-й сессии Верховной Рады, получило поддержку «конституционного» большинства! Я продолжил дальше.
ПОРОВСКИЙ Н. И. «Уважаемые депутаты! Сейчас нужно принять под юрисдикцию Верховной Рады вооруженные силы, которые находятся в Украине, и в связи с этим предоставить Председателю Верховной Рады дополнительные полномочия.

Так вот я предлагаю: давайте сейчас примем Постановление о переведении всех вооруженных сил, которые есть в Украине, в подчинение Президиума Верховной Рады».

Председатель. Здесь есть проект такого постановления. Давайте прочитаем сначала, а потом решим, голосовать или не голосовать.

«Постановление Верховной Рады Украины.

Подчинить все воинские формирования, дислоцированные на территории Украины, Президиуму Верховной Рады Украины».

/Наверное, надо Верховной Раде/

Восстановить в Украине Министерство обороны /оно когда-то было/. Правительству Украины приступить к созданию вооруженных сил Украины, республиканской гвардии и подразделения охраны Верховной Рады Украины».

Я ставлю это постановление на голосование. Оно абсолютно ясное.

«За» — 256. Принимается. /Аплодисменты/.

В перерыве между заседаниями депутаты Народной Рады вышли к людям, собравшимся под стенами Верховной Рады. Среди манифестантов царило смятение. Я надеялся, что нас встретят как минимум аплодисментами и возгласами поддержки, ведь мы только что осуществили извечную мечту украинцев о своем государстве — приняли Акт государственной независимости! Но от группы демонстрантов со знаменами Украинской межпартийной ассамблеи (УМА), которая стояла возле ступенек, нам кричали что-то несусветное.

— Люди! Мы провозгласили Самостоятельную Украину! — обратился я громко к митингующим.

— Какую вы Украину провозгласили, коммунистическую?!! — крикнул мне один из протестующих.

— Вы лучше освободите Хмару, — поддержали его несколько десятков ближайших соратников. Кто-то крикнул даже «Позор!»

В этот момент вперед вышел Дмитрий Павлычко. Он поднял руку и таким голосом, от которого стало аж жутко, сказал:

— Люди!!! Опомнитесь! Становитесь на колени и молитесь! Не слушайте этих болванов. Самостоятельная Украина воскресла!

Будто по велению магической палочки вся площадь перед Верховной Радой упала на колени и люди начали молиться. Это был какой-то магический ритуал, описать который я не в состоянии. Тысячи людей речитативом читали «Отче наш».

Они уверовали, что Украина только что воскресла.

От Софиевской площади пришла манифестация, которая принесла под стены Верховной Рады огромное полотнище сине-желтого флага. На площади его освятил епископ УАПЦ Владимир (Романюк) процессия передала флаг нам, народным депутатам. Все мы упали на колени и поцеловали край знамени. Я держал правый край флага, а противоположный его конец нес Вячеслав Черновил. Мы направились со знаменем к Верховной Раде.

Я высоко держал в руке край украинского национального флага и чувствовал, что вслед за мной идут не только коллеги-депутаты. Вместе с нами, с этим флагом, в сессионный зал Украинского парламента входили те, кто отдал свою жизнь под этим знаменем за волю Украины — казаки гетмана Мазепы, воины Украинской Народной Республики и бойцы Украинской повстанческой армии. Мы внесли знамя свободы в сессионный зал теперь уже украинского парламента, внесли наивысшую национальную святыню, и этот флаг будет развеваться над Украиной всегда.


Николай ПОРОВСКИЙ, народный депутат Украины первого, второго и четвертого созывов Верховной Рады, с 2014 г. доброволец Вооруженных Сил Украины, старший офицер 44-й артиллерийской бригады, подполковник — заместитель командира 3-го полка специального назначения, со временем полковник Генерального штаба ВСУ.