Тарас Кремень во время встречи с творческой интеллигенцией Закарпатья.

— Уважаемый Тарас Дмитриевич, накануне 30-летия Независимости Украины в Ужгороде в том числе и на Закарпатье в целом вы провели ряд встреч: с педагогами десяти областей; руководством области и Ужгородского университета и Закарпатского венгерского института имени Ференца Ракоци II; областной библиотеки; педагогами Береговского района; представили книгу своего отца — лауреата Шевченковской премии Дмитрия Кременя «З днів шалених»; развернули государственный флаг в долине Кук... Какие уроки вынесли для себя из этих мероприятий, что вам понравилось, а что нет в плане утверждения и применения государственного языка в нашем многонациональном крае, граничащем с четырьмя странами Европы?

— Любовь к Закарпатью — от отца Дмитрия Кременя (1953—2019) — уроженца села Сухая, выпускника украинского отделения филфака Ужгородского университета (1975). Как неблагонадежного поэта его — автора рукописи «Тан блукаючого вогню» и популярного в молодежных кругах «самиздата», любимца гениальных Ивана Чендея, Петра Скунца, Федора Манайла, Ичи Семана — отправили по распределению преподавать украинский язык и литературу на Николаевщину, в Казанку. Позже он станет среди ведущих писателей, журналистов и переводчиков, а в 1999 году за книгу стихов и поэм-симфоний «Пектораль» его отметят Государственной премией Украины имени Т. Шевченко. Об этих и других жизненных виражах я написал в своих книгах о папе, которые вышли посмертно: «Українська Атлантида Дмитра Кременя: дискурс життя і творчості» (2020), а также «З днів шалених» (2021) — сборник «запрещенной» лирики и закарпатского цикла стихов. Я благодарен закарпатцам за достойное почтение памяти моего отца: согласно решению Должанской ОТГ, которую возглавляет Виктор Симканич, с 1 сентября Суховская сельская школа стала гимназией имени Дмитрия Кремня. Ее открытие состоялось 19 августа — накануне дня рождения отца.

Вот почему я по-сыновьи влюблен в этот край, где живут прекрасные люди, для которых вопрос сохранения национальной памяти, развития культуры и образования, поддержки одаренной молодежи — приоритет. Верю, что со следующего года мы будем проводить на Закарпатье, как и на Николаевщине, Дни литературы имени Дмитрия Кременя, которыми хочу усилить межкультурные связи между разными уголками Украины. Кстати, казанковцы также присвоили школе № 2, в которой преподавал отец, его имя.

Закарпатье — край толерантных людей. Людей — патриотов Украины, которые любят и уважают свое и одновременно не чураются, а заимствуют все то хорошее, что есть у соседей...

— Вас и Президента Зеленского недавно подверг остракизму российский министр Лавров...

— Мне как ученому и политику не впервой быть в объективе критики со стороны российских политиков. В 2014 году я избран председателем Николаевского областного совета, был среди организаторов сопротивления «русской весне» и «парада самопровозглашенных республик» на юге Украины. Будучи народным депутатом восьмого созыва, стал соавтором около 200 законодательных инициатив, включая законы «Об образовании», «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Активно пропагандируя идеи образовательной реформы и мягкой украинизации, я в третий раз включен в российской санкционный список уже как Уполномоченный по защите государственного языка. Поэтому считаю такую критику очередным подтверждением эффективной деятельности нашего учреждения, важности обеспечения развития государственного языка, содействия лучшему его освоению на территории страны.

«Радіти мало, що не вмерла, співати мало «Ще не вмерла», а жити треба, щоб жила вона»

— Недавно миновали две важные даты: в прошлом году 8 июля правительство назначило вас на эту ответственную должность, а 16 июля исполнилось два года известному Закону Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного»... Если оттолкнуться от этих фактов, то что это дало громадам и на что в дальнейшем может рассчитывать украинское общество?

— Вопросы государственной языковой политики — среди приоритетных в деятельности украинской власти, а угроза украинскому языку — это, по определению Конституционного Суда Украины, который своим решением признал языковой закон конституционным, угроза национальной безопасности. Именно поэтому мы, имея многомиллионную поддержку граждан Украины, чувствуем едва ли не самую большую поддержку в вопросах имплементации законодательства во всех сферах, начиная от обслуживания, музейной, туристической, издательской деятельности, образования, кино, органов власти. Зафиксированные нарушения со стороны отдельных телеканалов и т. д. — явления, по моему мнению, системные и вопиющие, однако временные, которые непременно будут исправлены. Иначе в нашей стране, которая и без того страдает от гибридной войны и политических попыток саморусификации, быть не может. Статистика свидетельствует: количество нарушений существенно уменьшилось, украинского языка стало значительно больше. И это не предел.

— У многих возникает на первый взгляд логичный вопрос: почему в государстве Украина нужно защищать украинский государственный язык? Очевидно, следует заглядывать в историю?

— На сложные вопросы не бывает простых ответов. По моему мнению, впервые за годы независимости государственный язык наконец по-настоящему защищен. Есть закон, проводят сертификацию на уровень владения языком, действуют языковые курсы, на выходе — государственная программа развития украинского языка. И все это — подтверждение ежедневной работы на горизонтальном уровне, от эффективности и взаимодействия различных структур которой зависит наше гуманитарное будущее. Скажем, в тесном сотрудничестве с органами власти отныне имеем профильных заместителей министров по вопросам имплементации языкового закона, а в каждой области — первых заместителей председателей ОГА, которые отвечают за разработку комплексных региональных программ. Пока будет продолжаться кровавая война, языковой вопрос, без которого не живется пятой колонне, будет оставаться политическим. На самом деле этот вопрос ценностный, мировоззренческий и, если хотите, цивилизационный. Утверждая язык, внедряя гуманитарные реформы, поддерживая развитие культуры, мы никогда не останемся на периферии эпохи.

— Некоторые известные деятели культуры и творческие личности не воспринимают такое явление, как «унизительные процентные квоты» на публичное использование государственного языка. Мол, а почему они не стопроцентные?

— Такова была философия изменений в Закон «О телевидении и радиовещании», как и ряда других нормативно-правовых документов. Истина очевидна: после стольких веков русификации Украины будет сложно в одно мгновение вернуть украинский во все сферы. Как когда-то написал мой отец: «Радіти мало, що не вмерла, / Співати мало «Ще не вмерла», / А жити треба, щоб жила вона».

— Наконец подходим к тому, что 16 июля начался новый этап воплощения именно тех норм закона, которые касаются экзаменов чиновников на владение государственным языком; его применения в сфере культуры, услуг и развлечений; области туризма, книгоиздания и — особенно — кинопроизводства, демонстрации лент в кинотеатрах и на экранах телевидения...

— Для Украины это далеко не первое испытание имплементацией статей языкового закона. Часть из них вступили в силу сразу после вступления в силу, остальные — каждые полгода. Неожиданно на украинском заговорили едва ли не все чиновники, украинский стал языком обучения в учебных заведениях, где еще вчера преподавали на русском, а сфера обслуживания по умолчанию также стала отвечать как закону, так и требованиям граждан на получение информации и услуг на государственном языке. Проведение экзаменов для государственных служащих и претендентов на гражданство беспрецедентное, потому что впервые по европейским требованиям определяют уровень владения украинским. Хотите стать служащим высокого ранга — докажите это сертификатом, иначе не видать вам карьеры в органах власти. 

Кириллическим письмом мы научили мир уважать нашу культуру, литературу, традиции

— Тарас Дмитриевич, 91-летний ужгородский профессор Петр Лизанец, известный в Европе гунгаролог, предлагает государству действовать так, «чтобы в Киеве украинский язык стал модой, а уже эта столичная мода, престижная, как все столичное, начнет стремительно распространяться и в региональных центрах»... И далее добавляет: «Сильное украинское Государство, а тем самым и сильный украинский Язык построит только неразрывное сочетание трех составляющих — национальной идеи, национальной экономики, национального закона». Согласны?

— К этой формуле можно добавить еще одно: эффективной языковой политики как на уровне страны, так и мира.

Имея многомиллионное мировое украинство, являющееся нашими дипломатами на всех континентах, мы должны демонстрировать свое единство, трудолюбие и результат. Идя навстречу вызовам, мы не имеем права игнорировать риски, опыт и исторический шанс. Обновленной государственной программе взаимодействия с зарубежными украинцами, подкрепленной реальным финансовым ресурсом, быть.

— Наверное, все согласятся, что социальный аспект иногда играет решающую роль. А как отмечает ученый Орест Ткаченко: «Чтобы сохранить и распространить язык, украинский народ должен стать не только образованным, но и богатым, потому что, — як говорил ще Грабовский, — «покинутий на злидні, нарід, плазуючий у млі, повинен стратить риси рідні, безслідно стертися з землі»...

— Во времена безгосударственности украинский язык был фактором единства украинского народа, а в нынешние времена — тем более. Именно поэтому я выступаю за масштабную поддержку гуманитарной сферы, которая непременно должна стать приоритетной, ведущей. Верю, что так и будет: от маленького села на Закарпатье до областных центров, в которых одинаково комфортно будет всем гражданам Украины независимо от происхождения, возраста или возможностей. Даже тогда, когда говорят о латинице, не забывайте, что вопрос фонетической транслитерации, присутствующий в наших реалиях, — это не в сравнение и никак не альтернатива для тысячелетнего развития государства. Став на путь кириллического письма, мы научили мир уважать свои культуру, литературу, традиции.

— Так вы согласны, что в нашей действительно великой державе — и по территории, и по героическому прошлому — есть края, в которых исторически сложилось так, что в настоящее время украинский язык следует применять и лелеять по-особенному...

— Региональная политика — элемент государственной стратегии, поэтому без эффективной вертикали и горизонтальных связей достаточно сложно будет объяснить и продемонстрировать нашим детям, насколько богаты наши язык, традиции, история, а власть — сильная, действенная, прагматичная.

— Когда слушаешь радиопередачи или смотришь некоторые из украинских центральных телеканалов, то создается впечатление, что дикторов чуть ли не нарочно выбирают таких, которые калечат язык неестественным произношением, не умеют расставлять смысловые ударения... Неужели возглавляемая вами государственная структура не может ввести своего рода экзамен для дикторов и ведущих электронных СМИ, ведь с экрана должен звучать образцовый украинский, как это было когда-то на Украинском радио и УТ-1?

— Собственно потому, что на «Суспільному» есть такая традиция, к ведущим, как и к соблюдению телеканалом языковых квот у меня, как у Уполномоченного, нет вопросов. Когда медиахолдинги будут относиться к неукоснительному соблюдению языкового закона с ответственностью, мы не увидим жалоб граждан.

— Некоторые из наших соседей внедрения языкового закона восприняли, мягко говоря, весьма критически. Ваше учреждение «оглядывается» и учитывает такие упреки?

— В своей деятельности мы применяем опыт ведущих языковых институтов Европы и мира. Страны Балтии — едва лине первые среди тех, кто научился эффективно внедрять языковое законодательство и защищать национальные языки. Я со своими балтийскими коллегами, учреждения которых работают десятилетиями, на постоянной связи. Наше отличие в следующем: языковым законам Европы, которые отвечают национальным интересам, — десятилетия, нашему, защищенному Конституционным Судом, — всего два года. Верю, наша динамика утверждения языка будет не хуже.

— А как идет развитие возглавляемой вами структуры в регионах?

— В наших планах — конкурсы для представителей Уполномоченного в каждой области. Но это будет только тогда, когда нас поддержит правительство и увеличит штатную численность. Сегодня это крайне необходимо для тесного взаимодействия с органами власти, общественным сектором, лидерами общественного мнения, чтобы голос каждого гражданина был услышан и поддержан. Опыт балтийских стран подтверждает: только комплексными действиями можно решить хронические проблемы. Языковой вопрос — это ключ к пониманию внутри общества.

— И в завершение: сколько времени надо, на ваш взгляд, чтобы граждане Украины начали говорить на украинском так, как, например, поляки или словаки, — везде и всюду?

— Украинского сегодня действительно больше, чем это было, скажем, пять лет назад. «Везде и всюду» — в основе закона, но должно быть и в деятельности сфер. К сожалению, телевизионщики, которые транслируют сериалы на негосударственном, или местные политики, которым хочется поиграть перед выборами с людьми, — среди тех, на кого жалуются больше всего. Уверен, и это время языковой безответственности пройдет, и каждый будет заботиться о языке. Для этого надо немного: общаться на нем и выполнять закон.

Украина — богатая страна. У нас — лучшие граждане, удивительный язык, оптимальные условия для усиления гуманитарной ауры в государстве.

Из досье «Голоса Украины»

Тарас Кремень родился 10 июня 1978 года в пгт Казанка на Николаевщине в семье известного поэта.

Украинский политик, ученый, общественный деятель. Народный депутат Украины восьмого созыва. В 2014 году был избран председателем Николаевского областного совета.

8 июля 2020 года решением правительства Украины утвержден Уполномоченным по защите государственного языка.

Кандидат филологических наук. Профессор Николаевского национального аграрного университета. Почетный президент Николаевского территориального отделения НЦ «Малая академия наук Украины». Автор около 100 научных трудов. Издал ряд книг.

Составитель большинства поэтических сборников и книг избранного отца — поэта Дмитрия Кременя.

Беседовал Василий НИТКА.

Ужгород — Киев.

Фото автора.