Как выяснилось, уже пятнадцать лет Сергей Адаменко (настоящее имя) живет в далекой Ирландии, имеет ирландское гражданство. Но родился и вырос он на Луганщине, и когда российский оккупант пришел на родную землю, Сергей отправился ее защищать в легионе добровольцев.

Воевать пришлось недолго, однако щемящие воспоминания о побратимах, об увиденном на войне Сергей решил описать в книге. Говорит, это была его внутренняя потребность. «Я был на передовой всего три месяца, и здесь вы не прочитаете о боевых действиях. Я не хотел на этом акцентировать, да и во время моего пребывания преимущественно шла окопная война. Вместо этого хотелось рассказать о людях, которых я там встретил. А они совсем разные по профессии, по статусу, по вероисповеданию и национальности, однако объединены единой целью — изгнать оккупанта за «паребрик».

Каждый из них заслуживает книги

А далее Сергей начинает восторженно рассказывать мне о каждом из своих (а точнее — наших) героев. 

Вот паренек — скромный и на первый взгляд совсем неприметный, но, оказалось, очень образованный. Пример для нашей молодежи.

«Этот тоже совсем юным пошел на войну. Был ранен, и тогда нам казалось, что ранение не существенное, но он до сих пор, к сожалению, ощущает его последствия и периодически ему требуется дорогостоящее лечение.

Этот парень — иностранец, который искренне полюбил Украину, пошел ее защищать. Вернувшись с войны, женился на украинке, родилась доченька… Это крымский татарин…»

Сергея можно слушать до бесконечности, потому что говорит он искренне. Такая же искренняя и его книга.

Автор книги с волонтером народным депутатом Оксаной Корчинской.

Есть среди зарисовок Сергея и рассказы о женщинах, без которых, убежден Сергей, на передовой никак, ведь иногда они берут на свои плечи то, что бывает не по силам и мужчинам. Вот, например, хрупкая красавица Алина. Увидев ее, говорит, настолько был удивлен: что делает эта девчонка на войне? В военной форме со своей верной хаски она не только у него вызвала ощущение некого сюрреализма. Ведь ее фото могли бы украшать любой глянец. Однако жизнь решила иначе. «Сакура» тоже оставила мирную жизнь, хотя война началось для нее задолго до ее прихода на фронт. Муж «Сакуры» был бойцом этого подразделения. Он погиб, и тогда жена решила продолжить его дело, выбрав путь добровольца.

Рассматриваю фото: лицо в пыли, на голове — шлем, на теле — тяжелый бронежилет с подсумками. Их ноги прошли не один километр нашей проклятой донецкой степи, и слезы от утрат не остановили их, говорит Сергей.

Сначала коротенькие рассказы Патрик, еще находясь на фронте, начал писать на своей странице в Фейсбуке, но потом решил, что наши защитники достойны того, чтобы о них знали как можно больше людей. Кстати, о «знали». Как-то он поместил свой пост в Фейсбуке, вдруг к нему подошел товарищ и просит убрать. Потому что, говорит, не хочу, чтобы узнала моя мама, ведь для нее я на учениях на полигоне.

Следует отметить, что это уже второе издание, первое Патрик напечатал за свой счет, а на эту книгу деньги дал хороший друг. Книгу, как и предыдущую, кроме Украины Сергей будет распространять и в Ирландии. Предыдущая тоже неплохо разошлась. Есть она и в старейшем колледже Ирландии. Ведь, рассказывает Сергей, российская пропаганда работает и там, к тому же довольно активно. «Потому нам надо как-то ей противостоять. Хочу провести ряд презентаций, чтобы привлечь внимание. Вообще, если не на фронте, то надо делать что-то хоть так, — резюмирует мой собеседник. — Потому и доношу свои месседжи таким образом».

Когда началась война, говорит Сергей, он места себе не находил, однако отправиться на фронт не позволяли семейные обстоятельства, потому начал приобщаться к волонтерскому движению, собирал средства, всячески морально поддерживал бойцов, словом, держал руку на пульсе. Со временем когда выпала такая возможность, таки отправился на восток. До этого слал запросы в разные подразделения, но получил подтверждение от «Правого сектора».

Для родственников он теперь «фашист»

А дальше наш разговор затрагивает малую родину Патрика — Луганщину и, в частности, Красного Луча, который сейчас под оккупацией. Тут его оптимизм как-то угасает. Говорит, половина населения уехала, все шахты затоплены, заводы не работают, одно слово, «русский мир». Остались преимущественно люди, которым много не надо и их вполне устраивают, например, две пенсии, украинская и российская. Говорит, один из родственников откровенно так об этом и заявляет. При этом Украина для них враг, и те, кто на ее стороне, — тоже. Так что для родных Патрик теперь «фашист», который их «позорит».

После этих слов наступает время мне удивляться, ведь сначала думала, что именно семья и воспитание сделали его патриотом. На что Патрик шутит: дескать, в семье не без урода. На самом же деле, говорит, еще с самого детства не мог понять, почему в селе у бабушки, где проводил много времени, все говорят по-украински, а, возвращаясь в школу, слышит только русский, учебники также на русском, и тут он резко становится «селюком». При этом везде звучит, что все народы и языки равны, а наблюдаешь другое. И еще тогда, в юном возрасте, закрались сомнения: в Советском Союзе будто бы все четко, предсказуемо и вместе с тем непонятно, почему тогда доминирует все российское.

— Однажды я пошел в магазин, смотрю лежит книжка «Одіссея капітана Блада». И лежит она потому, что на украинском, а на русском книга в дефиците. Я ее взял, прочитал, и это было некое откровение, потому что абсолютно все понял.

Потом была перестройка, какие-то движения, и Сергей постепенно начал приобщаться: то расклеивали какие-то листовки, то просто какие-то разговоры. Но жизнь на Донбассе была довольно сложной, и Сергей отправляется на заработки в далекую Аргентину. Почему туда? Говорит, в то время с Луганщины на далекий континент выехало много его земляков. Там очень мощная украинская диаспора, но Сергей не прижился, хотя успел еще поучиться на священника. Потому с семьей они отправляются в Ирландию.

Здесь он уже 15 лет. Здесь выросли его четверо детей. И все бы хорошо, если бы не война на Родине.

Ирландцам близка наша история

— Когда все это началось, я очень рвался, но семейные обстоятельства (умирает жена и остается несовершеннолетняя младшая дочь) не позволили. Поэтому ограничивался помощью, волонтерством. А когда уже смог оставить дочь на старшего сына, решил таки ехать на Донбасс. Искал контакты через Фейсбук, писал. Были отказы, но как-то пришло подтверждение.

Я работаю в частной компании, и когда договорился с ПС, что еду, взял отпуск на неделю. А уже с позиций написал своему боссу, что, дескать, так и так, прости, но я остаюсь, война и обстоятельства требуют моего присутствия здесь. Он сразу же дал добро. Более того с братьями они добавились ко мне в Фейсбук, и все время следили, как я и что.. А когда вернулся, даже предложили материальную помощь.

Так что в этом плане ирландцы в подавляющем большинстве на стороне Украины, ведь у них похожая история, говорит Сергей. Хоть следует отметить, что российская пропаганда работает очень эффективно. Потому и нужно идти на опережение. Еще одна цель книжки, ведет дальше мой собеседник, дать людям понять, что герои — они рядом, что они не какие-то особенные, на первый взгляд, они обычные. «Но он там был, и он для меня — герой. И я очень хочу, чтобы мы уважали тех, кто защищает нашу землю сейчас, а не тогда, когда их уже не станет».

Чтобы восстановиться, нужен внутренний ресурс

— Добровольцы — это люди мотивированные, и эта власть, и предыдущая их опасаются и предпочитают не замечать. Например, о гибели мы часто узнаем из социальных сетей, а не из официальных сообщений. Хотя стоят на позициях рядом и ВСУ, и добровольцы. Вот разве мы что-то знали о Василии Слипаке? Я о нем узнал, когда Василия уже не стало. А то, что он всемирно известный певец, оставил успешную карьеру во Франции ради Родины, знали лишь единицы. Эта книга о тех, кого я лично знал. К тому же это еще и определенная реабилитация, ведь человеку важно, что его признают.

Не удержалась, чтобы не спросить у Сергея о синдроме посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР). Говорит, это настолько плохая штука, и это при том, что он не принимал участия в очень серьезных боях, потому что такие шли в начале российской агрессии, а он попал на фронт позднее. Однако все эти условия даже окопной войны очень сильно влияют на психику. «Когда оттуда уехал, чувствовал некую внутреннюю агрессию и благодарен побратимам, которые поспособствовали, чтобы я попал в хороший санаторий и восстановился. Это очень помогло упорядочить мысли. Оно проходит, но навсегда так и не исчезает». И нужно много времени и ресурса, в частности и внутреннего, чтобы вернуться к мирной жизни, делится своим Сергей и добавляет: все, кто побывал на передовой, все время будут нуждаться в адреналине. Они уже этим живут, и если с воинами ВСУ еще как-то работают реабилитологи, то к добровольцам отношение как к тем, кто вне закона. Даже, когда на День Независимости отмечали лучших, добровольцев среди них не было. А это несправедливо, говорит мой собеседник. «Я видел в списке Софию Ротару, других так называемых героев, но мы должны и это пережить, потому что это наш путь».

И даже когда мы восстановим наши границы, говорит Сергей, война не закончится, потому что масштаб того вреда, который был причинен Украине, мы еще не до конца понимаем. Пока существует Российская Федерация, нам покоя не будет. Потому большая надежда, к сожалению, не на власть, а на патриотов, которые идут на смерть не за деньги и регалии, а по зову сердца. За Украину. Это люди, сделанные из хрусталя, так считает мой герой, и я ему почему-то верю.

Фото предоставлено автором.