Подписание Соглашения между Украиной и США (2000 год) о сотрудничестве в сфере энергетики. Министр энергетики США Билл Ричардсон и с украинской стороны — Сергей Тулуб, министр топлива и энергетики, президент НАЭК «Энергоатом», народный депутат Украины нескольких созывов, доктор технических наук, Герой Украины.

Оценивая причины возникновения, мягко говоря, сложной ситуации в топливно-энергетическом комплексе Украины, я постараюсь не прибегать к одной только критике правительств — как нынешнего, так и предыдущих. В принципе, Энергетическая стратегия Украины на период до 2035 года «Безопасность, энергоэффективность, конкурентоспособность» — документ достаточно серьезный — реализуется. Однако ни экспертная среда, ни общество в целом не видят промежуточного результата работы над реализацией этой Стратегии, констатируя вместо этого катастрофический рост цены на энергоносители (в первую очередь газ), что приводит к возникновению панических настроений не только у рядовых граждан, но и у промышленников.

В конце концов, мы уже такое проходили. Или что-то похожее на нынешнюю ситуацию. Вспомним 1999—2000 годы: доминирование бартерных расчетов за потребленные энергоресурсы и постоянный рост задолженности на энергорынке, минимальные запасы угля на складах для нужд ТЭС, бесплатный забор на 6 месяцев наперед у российского Газпрома природного газа, веерные отключения электроэнергии, большая задолженность перед российским производителем «ТВЭЛ» за ядерное топливо для украинских АЭС, угроза остановки производства электроэнергии атомными станциями и др.

Я хорошо помню то время. В такой ситуации на ответственные участки работы в сфере энергетики пришла новая команда специалистов, которая буквально за несколько месяцев урегулировала проблематику, связанную прежде всего с балансом производства и потребления электроэнергии, и ускорила развитие Объединенной энергетической системы Украины. Приоритетами были определены достройка шахт по добыче каменного угля и двух атомных блоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС.

С Министерством энергетики США было заключено соглашение о поставках свежего ядерного топлива с целью диверсификации источников его поставки. В то же время был организован аудит газовых скважин и, соответственно, подготовлена программа для увеличения в два раза добычи природного газа в Украине. Такие меры, помимо прочего, позволили стабилизировать цены на свежее ядерное топливо и тарифы на энергоресурсы для населения. Я понимаю, что тогда ситуация отличалась от нынешней. Однако, по моему мнению, не следует пренебрегать опытом, приобретенным в тот непростой период.

Для начала я советовал бы срочно провести уточнение и корреляцию основных показателей упомянутой Энергетической стратегии с Программой деятельности Кабинета Министров Украины (пусть еще и не одобренной парламентом). При этом следует учитывать, что фактически два года назад в Украине стартовала полномасштабная модель рынка электроэнергии.

Сегодня все чаще слышим мнение о том, что законодательные решения не срабатывают или местами свидетельствуют об их преждевременности. Трудно не согласиться с этим выводом большинства экспертов, действительно, результат от внедрения новой модели на рынке электроэнергии, мягко говоря, прямо противоположный ожидаемому. Во многом из-за недостатков проводимой модели сформировались новые кризисные явления в ТЭК. Чувствуется даже определенная анархия на энергорынке.

К проблемам добавились, по мнению отраслевых экспертов, не совсем продуманные или ошибочные решения, связанные с выдачей технических условий на развитие «зеленой» энергетики. В итоге, наблюдается ценовая дестабилизация на энергорынке, из-за чего растет задолженность перед производителями электроэнергии, в том числе в сегменте ВИЭ, возобновились давно забытые ограничения для выдачи мощностей атомными блоками, убыточно сработали генерации и некоторые другие субъекты хозяйствования ТЭК.

Становится очевидным, что назрела необходимость изменения отраслевого законодательства. Достаточно просмотреть перечень законопроектов, зарегистрированных в Верховной Раде Украины, чтобы убедиться в необходимости совершенствования механизма ПСО, а также законодательства, определяющего правила работы рынка электроэнергии, погашения старых и новых долгов, накопленных на рынке электрической энергии, решения проблем, связанных с дефицитом высокоманевренной генерации, развитием ВИЭ и др. К тому же давно пора решить проблемы донорства и перекрестного субсидирования государственными компаниями (НАЭК «Энергоатом» и др.).

Если в правительстве и экспертно-аналитических кругах соглашаются, что энергетика — базовая отрасль, которая должна обеспечивать общеэкономический рост, то, соответственно, напрашивается вопрос разработки и принятия неотложных мер, направленных на увеличение объемов и улучшение структуры потребления электрической энергии. Интересно было бы услышать мнения чиновников и частных владельцев энергоактивов, насколько их устраивают тренды, формирующиеся в последние годы в структуре потребления электроэнергии.

Со своей стороны мог бы предложить проанализировать вот такие показатели. За 6 месяцев 2021 года доля украинской промышленности составляла 40% в общем объеме потребления электроэнергии, что почти на 6% ниже показателя семилетней давности. Зато доля потребления электроэнергии населением Украины с 27—29% в 2013—2014 годах в январе-июне этого года выросла почти до 32%.

И чего обнадеживающего ожидать от такой динамики структуры потребления электроэнергии? Ведь постоянное увеличение тарифов для населения и потребность учета все больших расходов из государственного бюджета для субсидий, очевидно, не может быть основным инструментом решения накопившихся проблем в сфере энергетики Украины.

Развитие энергетики определяет прогресс в экономике, но это не значит, что приемлемым является продолжение стагнации в ключевых подотраслях и видах производства, от стабильности работы которых зависит жизнеобеспечение граждан Украины. Но именно подобная динамика в потреблении электроэнергии проявлялась в течение января-июня 2021 года. Например, на долю пищевой и перерабатывающей промышленности в этот период приходилось всего 3,3% в общем объеме энергопотребления, что даже на 0,2% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. А доля машиностроительной промышленности еще меньше — 2,8% в общем объеме энергопотребления. Для кого же развивать такую ведущую отрасль как электроэнергетика?

Итак, вместо многочисленных советов и политических обвинений в адрес топливно-энергетического комплекса для стабилизации ситуации в его глазах (включая тарифы) нужно без популизма тщательно проанализировать и уточнить детальный энергетический баланс страны с перспективой лет на 5, а лучше на 10 лет, с охватом всех его отраслей (разведки и добычи, переработки и производства, хранения и транспортировки, передачи и распределения, торговли и сбыта или продажи энергетических продуктов — нефти, природного газа, урана, угля, торфа, электрической и тепловой энергии), а также с учетом динамики ВВП и платежеспособности потребителей, прежде всего населения.

Также стоит напомнить, что острыми проблемами остаются энерго-сбережение, несправедливо неполное использование потенциала отечественной угольной отрасли, морально устаревшее и физически изношенное оборудование по всей технологической цепочке — шахтный фонд, значительная часть газопроводов и компрессорных станций, электрогенерирующих мощностей, магистральной и распределительной сети, газоочистного оборудования и др.

Безусловно, развитие отраслей ТЭК Украины требует значительных инвестиций, которые оцениваются на уровне десятков и десятков миллиардов долларов США в течение последующих лет. Вопросы непростые и предполагают не только корреляцию в Энергостратегии показателей объемов инвестиционных ресурсов и совершенствование партнерских взаимоотношений власти и бизнеса. Здесь нужен аудит как потенциала финансирования отраслевых капиталовложений за счет амортизационных отчислений, в том числе путем уточнения балансовой стоимости основных фондов, так и целевого использования инвестиционного ресурса, который включается в тарифы на энергоресурсы и их поставку. А что касается иностранных инвестиций в субъекты хозяйствования ТЭК, имеющие стратегическое значение для национальной безопасности Украины, то важно определить влияние таких инвестиций на национальную безопасность Украины.

Для решения изложенных и других проблемных вопросов в таком высокотехнологичном комплексе как ТЭК, безусловно, нужны соответствующего уровня кадры с большим практическим опытом и комплексом системных знаний.

Ведь от состояния развития энергетики зависит общий уровень социально-экономического развития страны: качество жизни населения, стабильность развития экономики, обороноспособности. А еще — слишком высокая цена ошибок практически во всех отраслях ТЭК, а не только на АЭС или на угольных шахтах либо на предприятиях нефте- и газодобычи. Поэтому при формировании кадрового персонала ТЭК всегда на первые позиции выходил высокий профессионализм, способность соблюдать сверхжесткую технологическую дисциплину, лелеять и ценить доверие на всех этапах технологических процессов. Отсюда безальтернативная задача любой власти — обеспечивать стабильность кадрового состава энергетиков, прилагать максимальные усилия для их защиты от возможных политических влияний и при смене политического руководства соответствующих центральных органов исполнительной власти.

Сергей Тулуб был министром топлива и энергетики в правительстве В. Ющенко.

Сергей ТУЛУБ, народный депутат нескольких созывов, министр угольной промышленности Украины (1998—1999, 2006—2007), Герой Украины.

Фото из открытых источников.