Географические названия основанных казаками городов и название целого государства, известного в истории с IX века как Русь или Русская земля с центром в Киеве, с легкой руки царя Петра I стали предметом политической манипуляции и действенным инструментом оправдания захвата чужих территорий. 300 лет назад, после ряда побед над Швецией и заключения Ништадского мирного договора, 22 октября 1721-го Петр I переименовал Московское царство в Россию, а себя провозгласил императором.

Появление в Европе еще одного императора вызвало протест многих монархов — Речь Посполитая признала главу Российского государства императором только в 1764 году, более чем через сорок лет после смерти великого вора. А уже через несколько веков академик Михаил Грушевский в своих научных трудах в голос заявил: «Мы народ, у которого украли историю». «Московия, по сути, похитила название Русь, которое по своему удельному содержанию — этническому, географическому, строевому — вполне соответствует современному термину Украина... Это дало Московии, хоть и поддельный, но все же блеск культурного, цивилизованного государства с давней исторической традицией, с византийско-киевской церковной метрикой», — писал доктор исторических наук Ярослав Дашкевич.

Изменение названия Московского царства бросило серьезный вызов идентичности украинского народа и является оправданием оккупации части территории современной Украины. Учитывая угрозу независимости и суверенитета нашего государства, в Украине развернулась информационная кампания «Россия — не Русь», частью которой стал круглый стол «300-летие переименования Московии в «Россию»: неизученные уроки истории и вызовы для Украины», организаторами которого выступили Украинский институт национальной памяти и ОО «Сеть защиты интересов АНТС». Цель — противодействие навязыванию неполноценности и мифам об историческом единстве, поднятие темы амбициозной роли Украины как регионального лидера Европы. «Если посмотреть на исторические источники, на документы эпохи Руси, Русского государства, то каждый четко может увидеть, что ни по отношению к Новгороду, ни к Суздалю, ни к другим землям нет употребления слова Русь.

Сначала название Русь использовалось только для территории нынешней Центральной Украины и только позже, с XII века, для Галицко-Волынского княжества. Вот это и есть Русь! Даже сами российские исследователи, в частности XIX века, говорят, что Новгород — это одно, Русь — это другое. И каждый может в этом убедиться. Очевидно, что Московия пыталась это наследие себе присвоить, и она, собственно, это и сделала. И пока у нас не было политической государственности, особо некому было сопротивляться», — отметил, открывая заседание, председатель УИНП Антон Дробович. По его мнению, мотивация Петра I — добавить своему государству несколько сотен лет. «Московиты это понимали, они прикручивали себе эту историю. Плюс, одно дело происходить от какого-то болотного хутора, совсем другое — от серьезного княжества, которое упоминается в византийских текстах, которое существует на политической карте средневековой Европы X—XI веков», — говорит историк.

Карл Маркс, пытаясь в своем труде «Разоблачение дипломатической истории XVIII века» исследовать истоки формирования российского политического менталитета и корней российского менталитета в целом, пришел к выводу, что эти корни нужно искать не в Киевской Руси, на наследование которой претендовали российские власть имущие и придворные историки, а в периоде, когда Московия была под Золотой Ордой. Он писал: «Не суровая слава норманнской эпохи, а кровавое болото монгольского рабства было колыбелью Московии, а современная Россия является ничем иным, как трансформацией последней. Татарское иго продолжалось с 1237-го по 1462 год — более двух веков; ярмо, которое не только давило, но и унижало и истощало саму душу народа, ставшего его жертвой».

Поэтому московская история пришита к истории Руси белыми нитками! А «страшная и отвратительная школа монгольского рабства, — констатирует Карл Маркс, — воспитала и взрастила Московию, которая набралась сил только благодаря тому, что стала виртуозом в умении учить, как быть рабом. Даже после своего освобождения Московия дальше играла свою традиционную роль раба, ставшего господином. В конце концов, Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевать весь мир».

Впервые назначить себя наследником Киевской Руси попытался царь Иван III, который в 1460—1470 годах подписывал письма в Византию как князь Белой Руси. Попытки присвоить историю европейского Киева, без которой Московия не могла как равноправная выйти на политическую сцену мира, продолжил царь Василий III, любивший разгуливать по царским палатам в чалме и с ятаганом поверх астраханского халата. И только стараниями Петра I «взлелеянный монгольскими ханами простой народ с мизерным, ориентального характера культурным достоянием вдруг превратился в старинный с богатейшим наследием европейский народ». Идею создания новой истории Российской империи поддержала Екатерина II.

Взойдя на престол, она заинтересовалась народом и страной, которую получила в управление. Немку по происхождению шокировало, что история ее империи короткая и бедная, а к Руси, с которой считали за честь породниться короли Франции, Польши, Швеции, Венгрии, как оказалось, Московия не имеет никакого отношения.

Чтобы не переписывать метрику, выданную государству Петром I, в Петербурге взялись за переписывание летописей, в древние хроники делали вставки, другие уничтожали. По приказу Екатерины 4 декабря 1783 года была создана «Комиссия для составления записок о древней истории, преимущественно российской». Фальсифицированная версия российской истории опубликована в 1792 году. Она и сегодня остается официальной историей РФ. Антон Дробович напомнил, что во времена УНР украинские политики и историки заговорили об исторических фальсификациях России и необходимости восстановления исторической правды. Впрочем, из-за поражения национально-освободительной революции начала XX века попытки не были реализованы. «И вот с 1991 года мы уже имеем право и способность давать отпор в борьбе за свое наследие. Потому что это наше наследие, мы никуда не девались с этих земель, мы корнями врастаем в эту историю, нам не надо самим себе ничего доказывать. Поэтому нужно исследовать эти эволюции, защищать эту правду, популяризировать ее в мире.

Здесь есть две стратегии. Первая — это говорить: «Вот фактаж, россияне врут», — и развенчивать, показывать их политическую мотивацию. А во-вторых, иметь свои задачи — мы популяризуем свою историю в мире, показываем источники, связи Русского княжества с другими политическими образованиями тех или иных времен и просто не обращаем внимания на всю эту лживую конструкцию, которой они есть. То есть одновременно даем отпор лжи и параллельно делаем свое дело», — отмечает председатель УИНП. Главный редактор газеты «День» Лариса Ившина отметила, что многие украинцы не осознают себя наследниками Руси, потому что не живут в историческом материале. «Прежде всего, наверное, потому, что массовое переобучение общества никогда не было государственной политикой», — подчеркивает она. И добавляет, что газета «День» ведет большую просветительскую работу, начав издательский проект, в рамках которого вышли книги «Две Руси», «Украина Incognita», «Сила мягкого знака» и т. д. Президент Центра глобалистики «Стратегия ХХ» Михаил Гончар отметил, что «Россия — это совершенная клептократия кочевого типа, потому что сначала она осваивает ресурсы тех территорий и стран, которые попадают под контроль соответствующего политического режима в Москве или Петербурге, а затем распространяет эту свою экспансию не только на материальные активы, но и на соответствующее духовное и историческое наследие этих территорий». Писатель, общественный деятель Виталий Капранов сообщил, что они с братом Дмитрием подготовили книгу «История Европы. Украинский взгляд», основанную на неоспоримых научных данных. Он отметил, что современная Россия украла не только название Русь. «У нас уже практически украли скифов — «валдайские скифы», «сибирские скифы», «скифо-сибирская культура» — это все сегодня считается научным. Поэтому надо строить стратегии по противодействию краже нашей истории», — резюмирует Виталий Капранов.