Каждый из нас чувствует, что за этой жизнью кроется ещё что-то. Но что?

Й. В. Гёте

Отличная от других

ПлазмаТек — уникальное предприятие, и похожих на него по многим параметрам и не сыскать. Первое, что поражает при знакомстве с компанией, — непрерывность и стремительность её развития, то есть динамика производственных показателей. Ведь холдинг, который начинался с небольшого заводика по производству электродов в посёлке городского типа Руднице, с приходом к руководству Виктора Петровича Слободянюка (на снимке) развился в целый ряд компаний, имеющих в своём составе производственные мощности, промышленные площадки, склады, исследовательские центры, офисы и представительства в Винницкой, Ривненской, Запорожской и Днепропетровской областях, Казахстане, Беларуси и Узбекистане.

Далее — только цифры, особенно наглядные, если принять во внимание, что речь идёт о периоде крайне тяжелого выхода из глобального экономического кризиса. В 2013 году даже лидер гонки возрождения — безостановочный Китай снизил рост ВВП до 7%. Значительно хуже выглядели Турция и Польша, США и ЕС дали менее 2% роста, Украина едва вышла в «ноль». Рынок электродов в стране, и в соседних государствах тоже, просел на 8%. А объём продаж ПлазмаТека вырос на 30%! (К тому же он был, бесспорно, лучшим и в 2012-м, держа 45% отечественного рынка сварочных материалов). Всего же за три кризисных года компания выросла в 5,5 раза! И это был абсолютный отраслевой рекорд темпов развития в мире! Ведь только по электродам прирост объёмов продаж увеличился на 5000 тонн. (К слову, беспрецедентным оказался он и в 2016-м — на невероятные 39%).

Но довольно статистики, которая в практике ПлазмаТека поражает постоянно. Удивления достойны совсем другие сферы деятельности холдинга. Например, каждый свой завод или производство ПлазмаТек с первых шагов «выращивает», словно живую биоклетку, где следующий технологический «привой» или «побег» является следствием ранее достигнутой степени развития промышленного модуля. На пике многоконтурного производства предприятие достигает эффекта нескольких заводов в одном, где продукт предыдущего цикла, кроме собственной самодостаточности, выступает сырьём для дальнейшего обогащения или переработки — при полностью замкнутой системе энерго- и водообмена и сплошь безотходном способе получения конечной продукции.

Следующий шаг еще более сложный. Он связан с размещением установок, организующих систему повсеместной рекуперации — обратного получения части материалов и энергии для повторного использования в тех же или смежных технологических фазах. А уже после достижения самых высоких стандартов эффективного энергосберегающего производства усилия направляются на расширение зон внутреннего аутсорсинга — делегирование тождественных функций на единый центр управления и обеспечения, вследствие чего высвобождённые человеческие и производственные ресурсы направляются на решение других задач. Всё это вместе является созданием завода будущего.

Следует также сказать: электрод ПлазмаТека — сложный продукт, насчитывающий в своём составе 200 видов материалов! И с каждым из них на предприятии работают отдельно, бесконечно улучшая их свойства и технические характеристики. А ещё ученые и исследователи компании неутомимо искали в сложных промышленных отходах ценные ингредиенты — каолин, слюду, полевой шпат, кварцевый песок, оксиды марганца, двуокись титана — и извлекали их по собственным технологиям. Здесь научились получать целлюлозу, термостойкие краски, метакаолин, производные от переработки кобальта, интенсивно работают над получением чистого вольфрама. Конечная задача —– перейти на полностью автономное обеспечение своих производств собственными ресурсами и сырьём. ПлазмаТек производит станки и оборудование, узлы и детали к станкам западных фирм. Компания, совместно с КПУ им. Сикорского и Институтом им. Патона создала лабораторию электронного луча (технология класса «хай-тек»), начала работать с плазмой. Таким образом, полагаю, в общих чертах наш читатель понял, что такое ПлазмаТек сегодня. Самое время поделиться впечатлениями от поездки в Рудницу.

К профильным вершинам!

Плановую модернизацию этого производства ПлазмаТек начал лет семь назад. Перемены произошли фундаментальные — по сути и визуально. Уже привычно: Виктор Слободянюк все делает крайне основательно, но и в этих условиях увиденное вдохновляет несказанно.

Оказавшись на территории завода, никогда не скажете, что перед вами — промзона: так всё вокруг чисто, благоустроенно и зелено. В небольшом скверике даже беседки заметите: красивые, парковые. И уж точно никто посторонний не знает, что под ровненьким и аккуратным асфальтовым покрытием находятся полностью изменённая подземная инфраструктура и коммуникации — трубы, кабели, туннели.

Порядок и техническая образцовость царят и в заводских цехах. Потому что выясняется: на предприятии недавно ввели в эксплуатацию ещё три линии сварочных электродов, полностью модернизировали оборудование по их производству, увеличили площади мощностей, а осуществлённое обновление отвечает самым высоким требованиям по энергоэффективности, продуктивности труда и качеству продукции. (ПлазмаТек ныне никоим образом не зависит от производителей отраслевого оборудования: новые печи, гидравлические прессы, интенсивные смесители ингредиентов, зачистные машины, термотоннели, подающие механизмы, узлы, детали и множество другой технической всячины компания изготовляет сама). Да и все затратные материалы — плазматековские. А в прошлом году в Руднице ввели в действие волочильный стан собственного производства. Да и это для Рудницы производное, потому что здесь за три года запустили полноценный завод металлических порошков — в придачу к действующему заводу по производству сварочных электродов (что, снова-таки, чётко отвечает структурирующей концепции Слободянюка о «кругообороте» сырья, материалов, ресурсов и энергии в производственных циклах ПлазмаТека). А всего за последние семь лет технологические линии здесь обновились на 98%! То есть, практически, вся техническая «кровь» и производственные «сосуды» предприятия в Руднице новые. Запас технологической прочности этого промышленного кластера — на 20 лет вперёд (хотя в ПлазмаТеке говорят: В.П. никогда не будет довольствоваться уже сделанным и придумает «точки роста» для любой завершённой системы). А «ягодкой» на производственном «торте» Рудницы стало решительное улучшение автоматизации упаковки продукции, чтобы она не оказалась «узким местом» режима максимальной продуктивности, для которого здесь уже готово всё. (К слову, о самой упаковке: элегантные, надежные, функциональные и изобретательные тубы с электродами ПлазмаТека каждый легко выделит на стеллажах и витринах в местах продажи среди продукции других производителей сварочных материалов).

Здесь следует на мгновение задержаться, чтобы в принципе отметить отношение Виктора Слободянюка к эстетической стороне дела. Техническая стройность любого его производственного устройства обязательно сочетается с красотой практического воплощения. Что уж говорить, если речь идёт о его пространственных, архитектурных или художественных решениях— ими, как правило, просто нельзя не залюбоваться. Доезжаешь на автомобиле до Рудницы, а в поле на перекрёстке дорог стоит ротонда — триумфальная арка в римском стиле с гордым брендом ПлазмаТек! Её прикладное применение: остановка для тех, кто ждёт междугородные автобусы, укрытие от дождя или жаркого солнца. А уже в самой Руднице — новая столовая для работников предприятия. Это, конечно, столовая, но какая модерновая и изысканная! Величественно выглядит и гостиница, которая вскоре станет в строй: чувство прекрасного здесь воспитывают повсеместно и постоянно!

Но вернёмся на предприятие. Нынче здесь завершены монтаж и испытания новой станции очистки воды. Суть проблемы в том, что при производстве медной проволоки возникают технологические стоки — кислые и щёлочные. То есть на выходе имеем едкое, агрессивное вещество, которое необходимо нейтрализовать. Сейчас воду очищают и возвращают в замкнутый цикл, полученный медный купорос снова работает на омеднение проволоки, а вдобавок изготавливают специальный коагулянт, который планируют продавать молочным комбинатам. В который раз акцентирую — в ПлазмаТеке ничего не делается в отрыве от сквозных задач компании: здесь действуют системно, связанно и с далёким прицелом. Все локальные проекты — лишь моменты стратегии, направленной на единство движения и самый высокий результат. Так и побеждают!

И, в завершение, существенный штрих. ПлазмаТек прошёл международный аудит Европейского банка реконструкции и развития. Эта привилегированное финансово-кредитное учреждение засвидетельствовало: ПлазмаТек — прозрачная компания, которая в своей деятельности руководствуется принципами честного роста и лояльных рыночных отношений. Мы же, учитывая это признание, поразмышляем дальше.

Случай Слободянюка

ПлазмаТек — белая компания. Такой виделась основателям — ею и стала. Здесь не существует конвертов с теневой оплатой труда, на предприятии прозрачные бухгалтерия и способ расчётов: прибыли не скрывают, отчётное плутовство отсутствует. «Чтобы голова не чумела», — шутит В.П. Но я уже знаю: открытость ПлазмаТека — фундаментальна: без этой опоры нет честного пути. А он означает потребность связать себя (свое сердце, волю, воображение, ум, творчество и борьбу) с такой ценностью, которая придаёт жизни высший, а точнее, последний смысл. И тогда обязанность переходит в служение, запал — во вдохновение, заботы служат замыслу, намерения проникаются духом, жизнь — идеей. И потому так важно строить своё дело, отказывая соблазнам, обману и лжи. Краеугольный камень должен быть прочным, как мрамор.

Наше общество уже поняло разницу между олигархами нового времени, обогатившимися в час Быка — бандитского накопления капитала (а при независимой Украины сыто присосавшимися к госбюджету) и настоящими предпринимателями, чьи достаток и бизнес являются прямым следствием их усилий, дара и умения держать удар в условиях налогового «зашквара», произвола силовых и контролирующих органов — как и хронического отсутствия государственной поддержки бизнеса. Дар предпринимателя — уникален, поэтому тысячи частных структур и сходят с дистанции ежегодно (хотя весомый процент прибитых на цвету начинаний надо отнести на счёт экономической политики правительств страны, которая больше похожа на удавку). И, вопреки всему, решающая чаша на весах судьбы производителя-бизнесмена — пригодность к выбранному делу. В чём проблема?

Человек на своем месте в высших градациях свершений владеет профессией в способ, что не передаётся. Специальность, как говорится, «в руках», то есть «залегает» в личности в её «недрах» и является двигателем самоосуществления, формой существования действенной личности. Призвание человека — дорогостоящее и единичное, как изделие Фаберже. Что же касается дара предпринимателя «чистой воды» — он даётся человеку с Божьей милости, как благо и поручение: себе на почёт, людям на пользу.

Виктор Слободянюк, в этом смысле, из тех единичных личностей-явлений, уже знакомство с которым не проходит для других бесследно. Эта встреча, уточню, становится не фактом биографии его контактёра, а событием, которое вызовет со временем побуждение осмысления. (Речь идёт, конечно, о людях, в принципе способных к рефлексии). Ты, возможно, у В.П. ничего и не станешь перенимать — потому что иной природы, однако то, что он тебя взволнует и посеет беспокойство на годы, гарантирую несомненно. Впрочем, при всех условиях, в лице Слободянюка каждый найдёт ряд положений универсального толка, которые, безусловно, будут способствовать его собственному движению в правильном направлении. Он — не образец, а маяк, не предписание, а напоминание о принципиальной возможности своего пути, потому что если ты верен себе, то «каждая стена — это дверь».

Я никогда не спрашивал у Виктора Слободянюка, верит ли он в Бога. Но как-то записал от него такое признание. «Есть эгоцентрическая модель мира, в центре которой — ты. Есть Богоцентрическая модель — когда её без остатка заполняет Всевышний. У меня же — прямоцентрическая: между мной и Им. Я не мог не состояться, потому что моя «крыша», простите, Господь». Смотрю в глаза В.П. — не шутит. «Видеть надо вглубь и за горизонт. Нельзя культом делать деньги. Придерживаться надлежит только одного: что ты действительно хочешь сделать в этой жизни? Моя жизненная задача совсем не в бизнесе». А разве могут быть при этом в деле какие-то аферы, мошенничество, не говоря уже о налоговых трюках?

Кто чист сердцем, будет создавать белую компанию — это же очевидно. Вот о сердце человеческом и поговорим — о нём почему-то забывают. А именно оно, в сущности, наше самое ценное сокровище.

Вещественное доказательство

Элеонора Рузвельт сказала как-то: «Никто не может причинить вам боль без вашего согласия». Еще более ёмко обобщил Ганди: «Нас невозможно лишить самоуважения, если только мы его не отдадим на поругание сами». В натуре Виктора Слободянюка это знание существует априорно: именно наша готовность уступить, наша покорность тому, что с нами происходит, наносит нам намного больший вред, чем, собственно, происходящее. В.П. же не допускает мысли о поражении или сдаче позиций. Его сознание выставляет предохранители, которые заведомо блокируют, так сказать, химические реакции в организме, которые «предлагают» разуму компромиссные, отступные решения. Их для Слободянюка не существует вовсе.

Александр Твардовский, потеряв надежду убедить Юрия Трифонова внести изменения в его роман, сказал писателю с удивлением: «Вы какой-то тугой, Юрий Валентинович!» Виктор Слободянюк в отстаивании собственных убеждений тоже неуступчив знаменательно. Потому что не имеет взглядов, сформировавшихся на скорую руку. На его стороне всегда глубокие знания, размышления и чувства, ему не изменяющие. А там, где не хватает информации, он вполне добирает интуицией. Как такой человек чеканит себя из материала бытия?

Человек — часть природы, и это преимущественно формирует в нас психологический тип, который действует, в основном реагируя на смену обстоятельств. Реактивные же люди часто зависят даже от физических условий окружающей среды. Хорошая погода — и они чувствуют себя приподнято, плохая — их настроение и трудоспособность падают. Кроме того, на таких людей влияют окружение, социальный комфорт на работе. Если коллеги относятся к ним дружески, у них всё в порядке, плохо — тускнеют, сжимаются, теряют равновесие. Их эмоциональная жизнь — производная от самочувствия, которое слишком зависит от сиюминутных импульсов, настроя коллектива, и это сказывается на их результатах.

А вот проактивные личности носят в себе свою собственную «погоду». Для них не имеет значения, идёт на улице дождь или светит солнце. Их двигателем являются ценности, а не внешние условия и обстоятельства, и если ценностью выступает высокое качество и эффективность выполнения своих задач, они никогда не будут зависеть от неблагоприятной атмосферы в команде. (Собственно, шаткого микроклимата среди подчиненных настоящий лидер и не допустит).

Способность подчинять спонтанные эмоции собственным принципам составляет базовую компоненту проактивной личности. А дальше принципы срабатывают как прогностический, программирующий и контролирующий инструмент, «исполнительный директор». Действуют ли на проактивных лиц внешние факторы: физические, социальные, психологические? Конечно, да — они же люди. Однако действуют, но не влияют — ни на курс, ни на трудоспособность, ни на эффективность. Ценности в данном случае — таран помех на пути к цели. А цель для проактивного человека — самая высокая ценность профессионального кодекса.

Именно цель является исходным моментом действий главы ПлазмаТека. Например, Слободянюку важно знать, что прогресс его дела и его успех не являются эффектом благоприятных рыночных факторов, так называемой конъюнктуры, а это следствие его анализа, прогнозирования и осуществления долгосрочно осязаемого или предметно локального плана действий — как правило, оригинального и гибкого. Причем эта гибкость — не вид приспособления, реакции на обстоятельства и давления внешних сил, нет — это всегда проактивная стратегия и тактика, согласно которой на первый план выходит заранее подготовленное звено развития, наиболее пригодное к активации и росту в условиях, сложившихся в этот период. Как результат — ПлазмаТек никогда, по словам Гамлета, не «волочится» за событиями, он их программирует, предвидит, предопределяет. Впечатление таково, что компания вообще не тратит силы на преодоление тяжелой ситуации, потому что, обходя тупики и ухабы очередного кризиса, ставит на её выигрышные моменты, плодотворные шансы и возможности. Потому что когда даже мизерные щёлочки просвета исчезают, Слободянюк не даёт команду «Отбой!», а резко меняет вектор движения, берясь за решение вопросов, в период первоочередности внешней экспансии разрабатывавшихся в периферийном режиме достаточной продуктивности. В основном ПлазмаТек не теряет ход, а лишь интенсифицирует свою автономность, активирует новые ресурсы и отложенные способности, которые безотлагательно усилят скрытый потенциал, а завтра приобретут стосильную дееспособность. Этот ковчег не знает пробоин, потому что его управление предусматривает все возможные сценарии. На нём не выживают — действуют и полноценно живут.

Подобное переключение регистров концерна каждый раз поражает тем больше, что ПлазмаТек — производитель монопродукта, где маневр, кажется, крайне ограничен. Но только не для плазматековцев, которые всегда работают на широком фронте научно-исследовательских, экспериментально-поисковых и производственных практик, неизменно доказывая: всё одностороннее — шаткое и слабое; тогда как сложносочинённое — устойчивое и прочное, морфологически защищённое. Если оно, конечно, организовано умело, разумно и органично — как у Виктора Слободянюка.

А далее, по-моему, следует самое интересное. Эссеист Уильям Джордан считал: «Каждый индивидуум наделён чудесной силой — способностью влиять на других людей уже самой своей жизнью. Человек постоянно излучает свою сущность — то, каков он есть, а не каким хочет казаться. И это излучение наглядно, как вещественное доказательство». Оно действует на других, как внушение. Вот здесь и возникает в полном объёме проблема содержания человеческой сущности — в её весьма неочевидных проекциях.

Философы утверждают: совесть связана с умом, ведь, чтобы поставить себя в положение, скажем, человека, который может пострадать в результате определённых действий, нужно развитое, чуткое воображение — производное от широты интеллекта личности, которая мыслит и принимает решения, затрагивающие жизнь значительного круга людей. Чтобы устыдиться (уже не говорю — покаяться), прежде всего надо осознать содеянное, что нанесло кому-то вред, а этого не произойдет, если отсутствует склонность к самоанализу, требовательной самооценке, собственно, способность не прятаться от восприятия вещей в их реальном свете. Когда же речь идёт о намерениях, следует видеть их негативные потенции — что снова возвращает нас к потребности в анализе, работе ума. (О важности самого раскаяния, без которого, как известно, не бывает возвращения на праведную дорогую, можно и не говорить). Но и это лишь начало темы. Заглянем в её коду.

Мы повсеместно слышим, что успех — следствие воли, решительности, умения и стратегий определенной личности. То есть всегда речь идёт о достоинствах делового стиля, способе предпринимателя делать своё дело, наборе черт, обеспечивающих прогресс. Это верно. И крайне шаблонно, скудно и бесконечно упрощённо. Потому что всё решает совсем другой фактор. Большую цель продуцирует такое же величие сердца — и только оно. Без этого масштаба не существует настоящего видения, веры в то, что человеку дастся всё, тем более промежуточные, восходящие этапы — как морю даются притоки и реки. Все остальное — сопутствующее, вторичное, производное. И только величие сердца предстаёт знаменателем бытия — словно безграничный океан и неопровержимое вещественное доказательство в зрачке Бога.

На снимках: производство сварочной продукции в Руднице.

Материал подготовили Александр САКВА и Петр ПРИХОДЬКО (фото).

Киев — Винница — Киев.