В Украине изданы мемуары Шелеста, появляются книги о нем. Последняя из них — «Петр Шелест: «Верю в расцвет моей родной Украины...» вышла в «Парламент-ському видавництві» в 2021 году.

Это монография старшего научного сотрудника Института истории Украины НАНУ Олега Бажана. Автор взялся «отобразить типичные черты той эпохи», «выписать индивидуальность государственного деятеля, мотивацию поступков, достоинства и недостатки» Шелеста. Руководитель УССР предстает как противоречивая личность, в чьей политической позиции сочетались «демократический централизм» и противодействие диктату Кремля, желание реальных экономических прав и преданность единому народнохозяйственному комп-лексу СССР, «социалистический интернационализм» с украиноцент-ризмом, протекционизм относительно украинской культуры с борьбой с инакомыслием и т. п. Не идеализируя Шелеста, автор, также не склонен огульно порицать его, доказывает, что тот заслуживает достойной памяти.

Родословную, детство, юность, первую ответственную работу Шелеста, его биографию в годы войны Бажан рассмотрел в разделе «На жизненных перекрестках». Реализация Шелеста как инженера и управленца исследована автором в разделе «Во главе Киевского авиационного завода». Шелест предстает как успешный директор, который смог обеспечить слаженное функционирование, в частности, Киевского завода № 473, что и стало предпосылкой к его переходу на партийную работу.

Раздел «Начало политической карьеры» знакомит с довольно стремительным взлетом Шелеста на политический Олимп Украины со скромной должности второго секретаря Киевского горкома КПУ. Бажан объясняет это репутацией крепкого хозяйственника и хорошими отношениями с первым секретарем ЦК КПУ Николаем Подгорным (оба — из одного «харьковского клана»). «Директорский стиль» руководства, «тандем политических конкурентов» Щербицкого и Шелеста, раскрытые в разделе «Директор Украины», показывают непростую атмосферу деятельности первого секретаря ЦК КПУ.

В разделе «Участник «дворцового переворота» раскрыто участие Шелеста в антихрущевском заговоре (1964).

Искренняя вера в равноправие всех союзных республик толкала Шелеста к защите экономических интересов Украины. В разделе «Наш народ заслуживает лучшего к нему отношения...» Бажан показал трудности в отстаивании такой позиции, которая пришлась на усиление централизаторских тенденций в постхрущевское время.

Достижения Шелеста в культурной сфере освещены в разделе «Советский украинофил». Протекционизм относительно украинского языка, украинизация публичного пространства, строительство на Хортице государственного заповедника — все это обернулось для Шелеста идеологическими обвинениями.

Впрочем, либералом Шелест не был. Как доказано в разделе «Драматические мгновения «Пражской весны», он умел быть категоричным (как, к примеру, относительно введения советских войск в Чехословакию в 1968 году).

Расхождения между воспоминаниями Шелеста и архивными документами, которые расшатывают или даже опровергают его протекцию диссидентам или Олесю Гончару, установленные Бажаном в разделе «Между «оттепелью» и «ресталинизацией», убеждают в решительности и неразборчивости Шелеста в борьбе против инакомыслия.

Положительные впечатления от монографии иногда немного портит использование автором советской фразеологии без кавычек. Не ознакомленный с нюансами исторического времени читатель может принять за чистую монету советские термины «буржуазная идеология», «империалистическая пропаганда», «украинский буржуазный национализм» и т. п.

Исследование Бажана политической биографии Шелеста не первое в современной историографии, однако подробная аргументация оценок, богатый фактаж благодаря широкому кругу использованных литературы и источников (особенно документов КГБ), фотоиллюстрации и именной указатель делают его пока наиболее основательным.