Граффити Софийского собора, на котором  была высечена просьба «Господи помози рабу своему Петру».

Фото из архива «Голоса Украины».

Итогом 15-летнего труда историков и археографов Национального заповедника «София Киевская» стали выявление и введение в научное обращение около 7500 граффити — надписей и рисунков, оставленных на стенах древнего собора мирянами и клириками в XI—XVIII веках, и подготовка к печати многотомного издания «Корпус граффити Софии Киевской». Автор исследования, которое вышло в 12 книгах, известный историк, археограф, специалист в области эпиграфики Украины периода Средневековья и раннего Нового времени Вячеслав Корниенко отмечает, что с выходом серии исследования граффити продолжатся. «Мы не ставим точку, мы ставим запятую, мы продолжаем работу, потому что есть очень большой пласт сравнения, например литературного языка в письменных памятниках, изучение которых продолжается, с тем языком, который использовали авторы граффити, — говорит доктор исторических наук. — Впереди углубленное изучение генеалогии, разных дополнительных документов той эпохи, углубленное изучение и сравнение летописных сообщений с теми событиями, о которых сообщают граффити. В конце концов, сравнение с другими эпиграфическими памятниками Киева, ведь на сегодняшний день из киевских памятников опубликованы граффити Софии Киевской и Спаса на Берестове. И еще готова книга о граффити Кирилловской церкви, которых сохранилось около 700».


Доктор исторических наук Вячеслав Корниенко.

Фото Георгия ЛУКЬЯНЧУКА.

С помощью палеографии можно четко определить хронологию

Софию Киевскую можно сравнить с уникальной летописью, которая не сгорела в пожарах войн и междоусобиц и не искажалась по указанию московских царей, как это было от Петра I и до Екатерины II. На стенах тысячелетнего собора, где древнейшие граффити датированы 1018, 1019, 1021, 1022, 1023 годами, сохранилась ценная информация, в частности о начале строительства и освящении храма. Продолжительное время датой закладки фундаментов Софии считали 1017-й и 1037-й, которые упоминаются в летописях, и называли ее основателем Ярослава Мудрого. На самом деле, как утверждает доктор исторических наук Надежда Никитенко, надписи на фресках храма четко обозначают хронологическую границу его строительства. Заложил собор креститель Руси-Украины Владимир Святославович 4 ноября 1011 года, а завершил его сын и наследник на киевском престоле Ярослав Мудрый 11 мая 1018-го. Немецкий хронист Титмар Мерзебургский, который жил в то же время, упоминает Софию Киевскую как митрополитскую резиденцию уже под 14 августа 1018 года. Надежда Никитенко подчеркивает, что до конца XVIII в. годом основания Софии считался именно 1011-й. После 1795 г., с образованием Киевской губернии царским правительством, были унифицированы все официальные даты относительно включенных в состав Российской империи украинских земель, «хрестоматийной» становится другая дата — 1037-й. Она как нельзя лучше вписывалась в имперскую идеологему об «общей истории» и преподносила победу Ярослава над печенегами в 1036 г. как победу «русского оружия», памятником славы которого будто бы стала основанная «самодержцем Русской земли» София. Подгоняли дату и под другую мифологему — о Киеве как «единой колыбели трех братских народов». В Москве 1037 год определялся кульминационным в формировании империи Рюриковичей, которая должна была знаменовать одновременное появление трех Софийских соборов — в Киеве, Новгороде и Полоцке, где пытались скопировать Софию Киевскую.

Среди граффити, которые доносят важную информацию, — запись о поставлении в киевские митрополиты 12 февраля 1051 года русина Илариона, первого митрополита на Украине-Руси не грека и не сирийца. На митрополитскую кафедру святитель и философ, «муж благ, и книжник, и постник», автор «Слова о законе и благодати» был поставлен собором русских епископов. Иларион входил в круг ближайших советников Ярослава Мудрого. «Повесть временных лет» рассказывает, что великий князь без согласования с Константинопольским патриархом Михаилом Керуларием созвал собор епископов, который и избрал митрополита. «Это избрание ясно показало, что могущественное государство, которое по своим размерам было намного больше, чем весь Византийский патриархат, должно иметь свою автокефальную церковь», — отмечает доктор церковно-исторических наук Виталий Клос.

Из граффити известно также о мире на Желяне (теперь Жуляны), заключенном в конце XI в. князьями Святополком Изяславичем, Владимиром Мономахом и Олегом Святославичем, которые правили тогда в трех главных центрах Руси-Украины — Киеве, Переяславе и Чернигове. Уникальную информацию содержит и стенопись о первой известной нам купчей, которая удостоверяет покупку в XII в. княгиней Всеволодовой Бояновой земли.

Возможно, эта земля, приобретенная Марией Мстиславовной, женой киевского князя Всеволода Ольговича, принадлежала легендарному певцу Бояну, которого не раз упоминает автор «Слова о полку Игореве» и которому известный российских художник Виктор Васнецов посвятил свою картину «Боян» (1910), правда, уже не как киевскому поэту, а «древнерусскому сказителю» и «герою древнерусских былин».

На стенах есть и автографы мастеров

Вячеслав Корниенко отмечает, что в книги вошли граффити, доступные для исследования. Некоторые участки стен храма покрывает стенопись XVIII в., и увидеть, что под ней, невозможно. «Может быть, появятся технологии, которые позволят заглянуть под фресковый слой и увидеть, что там», — говорит ученый. Из исследованных граффити самые высокорасположенные на уровне 6—7 метров от пола. Почти на шестиметровой высоте оставил свою молитву Кирияк, который просит у Господа помощи для себя.

«Мы точно знаем, что это автографы мастеров, которые расписывали фрески», — отмечает историк. — Это стандартная молитва на греческом и церковнославянском языках. «Господи, помоги рабу своему» и дальше указывается имя человека, который обращается к Богу. Таких надписей очень много. И это не удивительно, потому что они писались в храме.

Еще есть большое количество надписей памятных, таких, в которых названа дата смерти того или иного человека. Они также составлялись по стандартной формуле. В месяц такой-то, в такой-то день преставился раб Божий такой-то. Этого было достаточно для церковного поминания».

Но иногда памятные тексты расширяли. Самая известная из памятных записей о погребении киевского князя Ярослава Мудрого в Софии Киевской. Его автор написал, что в год 6562-й, то есть в 1054-й, месяца февраля 20-го «успения царя нашего в воскресенье в неделю мученика Феодора». Подобное сообщение оставил дружинник Всеволода Ярославича, названный в тексте крестным именем: «В великий четверг рака (саркофаг) поставлена была, для Андрея, русского князя благого, а Дмитрий писал, дружинник его месяца апреля 14-го, а (князь) в среду умер после обеда».

Дальнейшее исследование граффити, вероятно, откроет новые тайны прошлого. На сегодняшний день относительно полный корпус граффити, кроме Киева, сделан по Галичу. И еще малоисследованными или неисследованными остаются стенописи в Выдубицком монастыре, фрагменты фресок с граффити и рисунками из фондов музея Киево-Печерского заповедника. Граффити есть и в храмах Западной Украины. Большое количество материала собрано в Чернигове. Все это, как отмечает Вячеслав Корниенко, надо фиксировать, издавать, вводить в научное обращение.

Святая Варвара, премудрая и всехвальная

Благодаря изучению комплекса надписей в центральной апсиде Софии можем с большой вероятностью утверждать, что мощи святой великомученицы Варвары были привезены в Киев в конце X в. женой князя Владимира Святославича царевной Анной как часть приданого и вложены в стены крещатого столба при строительстве храма. По другой версии мощи святой привезла в вечный город Варвара, дочь греческого царя Алексея Комнина, когда вышла замуж за киевского князя Михаила Святополка, сына Изяслава и внука Ярослава, правнука Владимира Великого.

Фреска с изображением великомученицы расположена в переходе между западным и вторым с запада компартиментами. Образ ее определен благодаря информации граффити № 1542, 1551 и 1552. Позже мощи защитницы Киева от эпидемий и болезней, покровительницы любви и брака стали главной реликвией Михайловского Златоверхого собора, построенного Святополком в 1108—1113 гг. Доказательством чудодейственных сил святой было то, что Михайловский монастырь веками обходили эпидемии чумы и холеры. С января 1961 г. ее мощи находятся во Владимирском соборе.

Реймсское Евангелие, на котором присягали французские короли, действительно из Киева!

Исследование и сравнение граффити и рукописных памятников, в частности знаменитого Реймсского Евангелия, которое дочь Ярослава Мудрого Анна, вышедшая замуж за французского короля Генриха I, привезла с брачным приданым во Францию. Книга известна как «коронационный текст» — ее использовали при коронационных церемониях в XI—XIII веках и позже. История Евангелия полна тайн. Известно, что во второй половине XIV в. император Карл IV подарил драгоценный фолиант Эммаусскому монастырю в Праге, во время гуситских войн в Чехии он оказался в руках гуситов, которые подарили книгу константинопольскому патриарху. После падения Константинополя в 1453 году Евангелие вывезли в Италию, где позже его приобрел епископ Карл де Гиз, который в 1574 г. передал реликвию Реймсскому собору. Отсюда и название книги.

«Само сравнение с языковыми особенностями граффити и сравнение художественного оформления букв с граффити позволили четко установить и доказать, что памятник написан в первой половине XI века в Киеве, — говорит Вячеслав Корниенко. — Это очень важно, потому что раньше история происхождения книги воспринималась на уровне легенд. Некоторые исследователи отбрасывали утверждения о том, что она создана киевскими мастерами, дескать, это миф, что принадлежала Анне Ярославне. Дескать, да, Евангелие написано где-то там на русских землях, но неизвестно, где именно и т. д. Теперь мы точно знаем, это был Киев. В то время скрипторий (мастерская рукописных книг. — Авт.) был в Софии Киевской и, очевидно, Евангелие создавалось именно в этом скриптории. Это уже дает дополнительные аргументы в пользу того, что Анна Ярославна могла привезти книгу во Францию».

В октябре 2019 года в Киеве презентовали факсимильное издание древнейшей рукописной книги из библиотеки Ярослава Мудрого. Это издание состоит из двух частей. Первая воссоздает идентичный вид страниц книги, вторая содержит результаты ее исследования украинскими учеными. Вячеслав Корниенко подчеркивает, что факсимильное издание передано и в библиотеку Реймса. «Там не задумывались над происхождением книги, из Украины или из России она, — добавляет историк, — теперь во Франции точно знают, что Реймсское Евангелие написано в Киеве, в Украине. Наши аргументы признаны в Реймсе весомыми и убедительными, поэтому ученые выступили с инициативой ознакомить с нашими исследованиями европейское научное сообщество, европейский мир».

С этой целью для англоязычных и франкоязычных стран украинские ученые планируют сделать синтезирующую работу по эпиграфике Киева.

Подпись самого известного ученика

«Господи, помоги рабу своему, грешному, убогому Брячиславу-Павлу» — эта молитвенная надпись оставлена на стенах храма сыном великого князя киевского Святополка Второго, строителя Михайловского Златоверхого собора, который учился в школе при Софии.

«Именно благодаря граффити мы установили, что в Софии была школа, — продолжает Вячеслав Корниенко. — Дети писали очень много, они учились грамоте и на стенах собора в свободное от занятий время вырезали упражнения, многочисленные рисунки. Нарисовали и человечка, который диктует слоги, — написание слогов и диктант в средневековье были очень распространенными».

Исследователи предполагают, поскольку это была школа при митрополитском храме, то, очевидно, в ней учились дети тогдашней элиты — священников и князей.

«Самый известный ученик, о котором мы можем более точно сказать, из какой среды он происходил, — это Брячислав Святополкович. Он оставил свой автограф «Господи, помоги рабу своему...», когда уже учился, в 5—6 лет. Мы знаем дату его рождения (кстати, уточнить позволило именно граффити) — 15 января 1105 года», — подчеркивает историк.

Поскольку княжич в молитвенной записи называл свое языческое титульное имя Брячислав, а не только крестильное Павел, то, вероятно, к тому времени он уже получил свой надел, собственное княжение. Произошло это по мнению исследователей около 1110 года. Значит, наиболее достоверным временем написания граффити были 1110—1113 годы. Когда его отец умер, то семья княжича выехала из Киева. В летописях Брячислав Святополкович упоминается дважды — в связи с рождением и смертью в 1127-м. Владел он, вероятно, Туровским княжеством. О его семье и потомках сведений нет.

...Невероятно, но тысячелетняя София доносит до нас голоса наших предков. Они в украинской лексике, которая используется и сегодня, в словоформах, падежах, обращениях. Скажем, над рисунком утки есть надпись «псах Петр», то есть писал Петр. Среди авторов граффити ПавлО, МаркО, ДанилО. Встречаются и другие имена с окончанием О, характерные для украинского языка. В дательном падеже встречаем слова с окончаниями -ові, -єві. «Голос Украины» (15 апреля 2020 г., http://www.golos. com.ua/article/329961) уже писал о сугубо украинских грамматических особенностях граффити. В основном люди на стенах храма оставляли свои молитвы на церковнославянском, который был общим языком для населения Руси как язык письменности и богослужения. Но когда текст не предусматривал устоявшуюся формулу-клише, то писали, как говорили, то есть на староукраинском.

Вячеслав Корниенко подчеркивает, что база украинских форм постоянно пополняется. Если раньше было известно 10 таких форм, то теперь более 50. К их изучению историки привлекают и филологов, в частности над темой будет работать доктор филологических наук, профессор Виктор Мойсеенко из Житомирского государственного университета.