Седьмого декабря будет отмечаться День местного самоуправления. Для многих работников этой сверхважной общественной сферы этот праздник будет с горьким привкусом нерешенных вопросов и проблем. Об одной из болезненных точек, которая мешает территориальной громаде двигаться вперед, рассказывает советник городского головы Канева, работник местного самоуправления с 40-летним опытом Николай Москалец (на снимке).

Переходный период административно-территориальной реформы, по моему мнению, затянулся. Это обстоятельство вызывает негативный резонанс между органами государственного управления и местного самоуправления на местном уровне. Из-за нечетко сформулированного в законодательстве тезиса о разграничении полномочий, в частности о праве собственности на имущественные комплексы, которые раньше принадлежали ликвидированным районам, возникают коллизии. К сожалению, приводят они даже в судебные инстанции.

Сначала немного истории. Со времени возведения в Каневе административного помещения (в 70-х годах прошлого века) аппарат исполнительного комитета и секретариат Каневского городского совета размещались в комнатах первого этажа этого здания. На втором и третьем этажах того же сооружения работали соответствующие структуры Каневского района.

До 1977 года Канев был городом районного подчинения, и вопрос о принадлежности здания той или другой громаде не возникал вообще. Оно принадлежало громаде Каневского района и городу Каневу. С 1977-го Канев получил статус города областного подчинения, а со временем — значения. Став отдельной административной единицей, исполнительный комитет Каневского горсовета арендовал помещение первого этажа у балансодержателя за символическую плату (1 руб., а со временем 1 грн в год). По этому вопросу администрации Канева и Каневского района находили полное взаимопонимание. Так продолжалось до тех пор, пока не заработала административно-территориальная реформа, во время которой был ликвидирован Каневский район. Правопреемником Каневского районного совета стал Черкасский районный совет. И тут стали происходить интересные, если не сказать парадоксальные, вещи.

Имущество, учреждения и заведения, о которых нужно заботиться, обеспечивать финансами, организовывать ежедневный процесс предоставления услуг для населения конкретной территории, решениями Черкасского районного совета были без проблемы переданы Каневской городской территориальной громаде, в состав которой вошло 10 сел ликвидированного района.

А вот административное помещение, которое полстолетия служило Каневу и сельским населенным пунктам бывшего Каневского района, объявлено... собственностью Черкасского районного совета! Более того, за него уже нужно платить не символическую арендную плату, как было десятилетиями до этого, а сумму, которая исчисляется, исходя из экспертной коммерческой стоимости здания.

И совсем абсурдно. Орган местного самоуправления не может нормально обеспечить помещения теплоснабжением, так как, по определению Черкасского районного совета, исполнительный комитет Каневского городского совета «не является ни собственником, ни арендатором этого объекта» (письмо № 176 от 28.10.2021 года).

Дальше — больше. Черкасский районный совет, став правопреемником Каневского районного совета, объявил о своем монопольном владении коммунальным предприятием «Райтеплоэнергия», не соглашаясь передать его Каневской городской территориальной громаде.

Почему это предприятие так «понравилось» чиновникам райсовета? Ведь, напомню, учреждения культуры, медицины, социальной сферы ликвидированного Каневского района чиновников из Черкасс никак не заинтересовали. Ответ прост: «Райтеплоэнергия» может приносить выгоду. В частности, в последнее время руководители предприятия занялись выгодным бизнесом — торговлей песком. Законно ли они добывают местные полезные ископаемые — дело правоохранительных органов.

Что ж до наших перипетий с должностными лицами Черкасского райсовета, то здесь без вмешательства суда не обойтись. Ведь мы исчерпали все возможности путем переговоров и аргументированных обращений к властным инстанциям решить этот вопрос. Хотя, следует отметить, по информации Министерства развития громад и территорий, действующее законодательство в возникшем конфликте на стороне созданных территориальных громад. Черкасские областная и районная государственные администрации тоже на стороне Каневского городского совета. Об этом руководители государственных структур публично заявили.

Однако все мы нынче находимся в глубокой турбулентности. Государство не завершило административную и медицинскую реформы, нагрянул глобальный энергетический кризис... Что делать в этой ситуации базовым громадам? Несмотря на серьезные вызовы, продолжать проявлять заботу о повседневной жизни простых людей, улучшать наперекор обстоятельствам уровень их социальной защиты и быта.

Советники Президента (не называем фамилий, так как их много), периодически утверждают: «В созданных громадах увеличились поступления в местные бюджеты, а городские головы не хотят платить за газ, израсходованный местными котельными».

...По крайней мере такие сентенции можно списать на недостаток профессионализма и неосведомленность. Советникам сверху не совсем хорошо видно, что творится на местах.

А вот какую роль сегодня выполняют районные советы, в состав которых вошли созданные территориальные громады ликвидированных районов? Не выполняют ли они бутафорскую функцию, ни за что не отвечая, зато присваивая то, что им не принадлежит?!

Надеюсь, «Голос Украины» поставит этот вопрос перед нашими законотворцами и выписанные законы будут более четкими.

Конфликт, который возник между Черкасским районным советом и Каневской городской территориальной громадой, не единичный. Такие коллизии возникают в каждой области. И «разрулить» их можно лишь в законодательном поле.

Записала Лидия ЛИСОВА.

Черкасская область.

Фото предоставлено Каневским городским советом.