«Червона рута», «Водограй», «Я піду в далекі гори», «Пісня буде поміж нас», «Незрівнянний світ краси», «Горобина», «Батько і мати», «Зачаруй», «У Карпатах ходить осінь», «Смерекова хата», «Стожари», «Гай, зелений гай», «Родина», «Гей, ви, козаченьки», «Стрілецький романс» — кто из поклонников украинской эстрады не знает этих песен в неповторимом исполнении народного артиста Украины, лауреата Шевченковской премии Назария Яремчука. Всего в его репертуаре — более 120 произведений.

...Полвека назад. На Центральном телевидении в Москве перед многомиллионной аудиторией звучит песня «Червона рута» в исполнении ее автора, студента Черновицкого мединститута Владимира Ивасюка и еще двух буковинских парней — Василия Зинкевича и Назария Яремчука. В финальном телеконкурсе «Песня-71» она признана песней года в Союзе. В следующем году такой же успех ожидает новое произведение черновицкого студента «Водограй», которое пошло в мир в исполнении Мирославы Ежиленко и Назария Яремчука. Тогда еще и автор этих песен, и их исполнители были обычными участниками художественной самодеятельности — таких в стране были тысячи, если не миллионы. Один корифей советской песни восторженно произнес: «Ничего себя аматоры!». На профессиональную сцену «Смерічка» взошла в 1973 году, когда начала работать в Черновицкой филармонии.

После этого триумфа на столичной сцене «Червона рута» стала звучать по всему Союзу, а также за его пределами. Эта песня стала музыкальным талисманом Украины и по сей день им остается.

А сам Назарий пришел в самодеятельную «Смерічку» как только окончил среднюю школу. Прослушав довольно популярную тогда песню «Кохана», художественный руководитель вокально-инструментального ансамбля Лев Дутковский сказал: «Из этого парня будет толк». И как в воду глядел. Примечательно, что именно Вижница — симпатичный городок на берегу Черемоша, где родилась и творчески сформировалась «Смерічка», стала колыбелью украинской эстрадной песни.

Красивый тембр голоса, своеобразная исполнительская манера, благородная внешность, врожденная артистичность — все это в первую очередь характеризует Назария Яремчука как певца. Ему искренне аплодировали в Украине, России, Монголии, Афганистане, а уже впоследствии — в Канаде, США, Аргентине, Бразилии, Парагвае... В 1978-м он становится заслуженным артистом Украины, а еще через три года — дипломантом Международного фестиваля эстрадной песни «Братиславская лира». Певческий талант — это семейное наследие Назария. К песне обращались и отец Назарий Танасеевич, и мать Мария Дарьевна, несмотря на тяжелую жизнь, которую они прожили.

Беда, как обычно, пришла неожиданно. Говорят, что это напомнили о себе выступления певца перед ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС. А ездил Назарий туда, на пораженную радиацией землю, несколько раз.

Так как велел долг, подсказывала совесть. Операцию, продолжавшуюся несколько часов, сделали в Канаде при содействии брата по отцу Дмитрия. Казалось, все обойдется, поскольку чувствовал себя вроде бы лучше.

Даже несколько раз выходил на сцену. «В последний раз он выступал в Киеве, на Певческом поле (28 мая 1995 года, за месяц до своей кончины. — Авт.). Перед выступлением поставил несколько стульев и прилег на них, но быстро поднялся, через силу улыбнулся: «Ничего, пройдет, когда я пою — мне легче». На сцену вышел стремительно, пел легко. Но когда помахал публике рукой, то это у него получилось как-то неуверенно, движения стали слабыми, словно певец прощался со своими слушателями, — вспоминает поэт-песенник Андрей Демиденко. — После этого сказал: «Андрей, жизнь кончена. Давай выпьем». Выпили по бокалу красного вина и расцеловались. Назарий лег в больницу. У него начались страшные боли. Отказался принимать наркотики, поскольку кто-то сказал, что после этого в рай не попадешь. После смерти на его руках были видны следы от зубов и ногтей. Так пытался заглушить боль».

Он был настоящим сыном Карпат, своего неповторимого края, горные дороги которого за родительским двором до сих пор берегут память об опришках и «лесных парнях» из УПА, тех отчаянных, которые предпочитали умереть свободными людьми, чем согнуть колени перед поработителями. Такой порывистостью, оптимизмом говорят с нами песни Назария Яремчука: «Гей, ви, козаченьки, — вітер в чистім полі, Научіть нащадків так любити волю...». Таким был он и в повседневной жизни.

Прямая речь

«Нашествие московского примитива создало полную пустоту в душах молодежи. Добивают нас в собственном доме-государстве ресторанные полувульгарные так называемые шлягеры из московского шоу-бизнеса. И все это потребляет примитивный хохол, как они говорят на Украину. Спрошу, кто из украинских артистов выступал с концертами в Москве, Ленинграде за последние годы или раньше? Ответа нет. А кто из Москвы был в Украине?

Ответ — сотни. И насыщают нас. А рядом десятки, сотни певцов, композиторов, фестивалей более высокого уровня, чем в Москве, а в прессе — ни слова!.. Обидно. Только какое-то «явление» из Москвы еще и родом из Украины, пресса, ТВ, радио в один голос создают бесплатную рекламу для них, а свои? Лучше!!! Замалчиваются. До каких пор такая несправедливость, нелюбовь будет у нас в Украине к своему?»

Назарий Яремчук.
Из «Дневника». Весна 1995 г.

Так сложилось, что в 1980-е годы мы жили в Черновцах в соседних домах, рядом с улицей Кобылянской в центре города. Назарий тогда был в зените славы, получил звание народного, его буквально обожали слушатели, особенно женщины. А я возглавлял корпункт «Радянської України» на Буковине — тогдашней ведущей газеты республики. Поэтому на той же улице Кобылянской, или как ее еще называли в народе Панской, ведь она всегда была пешеходной, мы, бывало, встречались. В основном за чашкой кофе или мороженым. Это были недолгие встречи, так как обоих ждало много дел. Но скажу сразу, что я никогда не видел Назария нахмуренным или раздраженным — хотя неприятности случались и в его жизни. Всегда улыбающийся, энергичный, с протянутыми руками для дружеских объятий. Пообщаешься с ним несколько минут — и словно воды напился из карпатского источника. А разговаривать с ним интересно можно было на разные темы, ведь никогда не замыкался в своем творчестве, хотя песню любил превыше всего.

Как, собственно, и свой живописный Карпатский край, свою трудолюбивую певческую семью. «Он всегда был самым порядочным из всех людей, кого я знала: человечный, воспитанный, неотъемлемая частица природы Вижнитчины. Он любил ее, а горы, Черемош, скалы помогли раскрыть всю силу его таланта и подарить людям», — вспоминает Елена Шевченко, первая жена певца.

«Здесь мне лучше всего поется, здесь особенный воздух, здесь ближе всего к небесам», — сказал однажды артист после встречи с горцами на полонине Яровица в Путильском районе.

«Найкраща музика — жива природа і найсвітліша на землі», — это слова из одной песни, которую так вдохновенно и непринужденно исполнял Назарий. И это была не просто поэтическая метафора, это была жизненная философия певца.

Не потому ли, в отличие от многих коллег, он не рвался переехать в столицу, а до конца своей короткой жизни оставался в Черновцах.

Прямая речь

«...Постоянно быть в полете — сквозь судьбу, над суетой. И при этом не отрываться от земли. Помнить священные вещи: зачем живешь, откуда ты родом, к чему стремишься, что скажешь людям, из какого колодца пьешь живую воду?»

Назарий Яремчук.

А еще очень любил свою семью, которую при первой возможности проведывал — сестру Екатерину, братьев Богдана и Степана, близких родственников по маминой и папиной линиям. Ибо самих родителей уже не было на свете. Назарий Танасеевич покинул эту землю, когда младшему сыну исполнилось двенадцать, а через несколько лет не стало и матери — Марии Дарьевны. Особенно любил бывать в родных краях, в родительском доме на

Рождество, когда горы отзывались колядой, когда по заснеженным улицам ходил вертеп.

«Часто вспоминаю Святой вечер незадолго до «отхода Назария». Он побывал у родных, поскольку очень любил этот вечер проводить в семейном кругу, и спешил, так как должен давать концерт в Черновицком драмтеатре.

Я встретил его по дороге. Он очень обрадовался и вернулся. И так искренне попросил: «Заколядуйте, дядя Тарас, как только вы умеете...».

Я колядовал, он слушал, а глаза сияли такой неизъяснимой любовью и какой-то особенной чистотой. Я подумал тогда, что, вероятно, и Господь любит этого человека. И что это — взаимная любовь. Но я не знал, что очень скоро его коляда оборвется на полуслове», — это из воспоминаний Тараса Дебрина, дяди Назария, родного брата его матери.

Более четверти века прошло с тех пор, как позвал Всевышний артиста на небеса, чтобы «у райськім саду він співав». Но остались с нами бессмертные песни в его исполнении, а в его родной Вижнице земляки и друзья учредили фестиваль современной украинской эстрадной песни имени Назария Яремчука «Пісня буде поміж нас», который собирает тысячи поклонников его таланта со всего мира.

Выросли, возмужали профессионально его сыновья Дмитрий и Назар, как и дочь Мария, которые пошли по родительской тропе, связав свою жизнь с украинской песней.

Вышли в свет несколько интересных книг, в которых рассказывается о жизни и творчестве известного певца. В частности, «Назарий Яремчук» Ярославы Кибич — журналистки из Вижницы и роман «Найважча провина моя» Назария Андрийчука — молодого писателя из Коломыи.

«...Як птах,
зринає пам’ять кожен раз.
Твоя душа вже відійшла до Бога,
А пісня залишилась поміж нас...
Бо голос твій взяла собі Вкраїна,
Щоби учить нас правди і добра».
Эти поэтические строки, взятые из стихотворения Вадима Крищенко «Співець», ставшие песней, может повторить каждый из нас.

Чтобы правда и добро были неотъемлемы от судьбы нашего народа.

Фото c сайта roduna.org

Памяти Назария Яремчука

К 70-летию со дня рождения Героя Украины, народного артиста Украины

«Назарію.
Такі, як ти, не відлітають!
Назарію.
Вкраїнський лицарю у золоті
пісень.
Ти так співав!
Так лиш кохають.
І забуття тебе не занесе.
Назарію,
Яке бентежне твоє соло!
Назарію,
Тебе я чую в журавлиному
«курли».
Твої пісні — то сонця голос.
Ти був як ангел,
ангел на землі.
Любив ти світ!
Любив до краплі. До останку.
Твій спів в душі не погаса.
Ти жив як жайвір
на світанку,
Що дзвонить — дзвонить
в небеса!
Назарію.
Такі, як ти, не відлітають!
Назарію —
Вкраїнський лицарю у золоті
пісень.
Ти так співав!
Так лиш кохають.
А де любов —
Там квітне, квітне все!»

Андрей ДЕМИДЕНКО.