Личность Виталия Безгина (на снимке) — народного депутата, председателя подкомитета по вопросам административно-территориального устройства Комитета Верховной Рады по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства — весьма известно в кругах, причастных к реформе местного самоуправления и децентрализации, чтобы его представлять. После победы на парламентских выборах в составе властной политической силы он довольно органично и мощно влился в процессы децентрализационных изменений, став настоящим лоббистом реформы в хорошем значении этого слова. Накануне Дня местного самоуправления, несмотря на плотный график, Виталий Безгин нашел время, чтобы встретиться с корреспондентом «Голоса Украины» и поговорить о нынешнем дне реформы, перспективах ее завершения и внесении изменений в Конституцию.

— Наверное, как человек, который последовательно отстаивает реформу, у вас есть ее конечное видение. Какой вы видите Украину через 5—10 лет и когда, по вашему мнению, будет завершена децентрализация? Какую роль здесь должно играть внесение конституционных изменений?

— Конечная цель реформы — Украина успешных громад. Я говорю успешных, а не состоятельных, потому что вокруг «состоятельных» сейчас много спекуляций. А по поводу того, когда завершится реформа, — это не-простой момент. Ведь что мы считаем децентрализацией? Если админтерреформу как ее составляющую — то она завершилась. Если секторальные изменения, то, принимая во внимание опыт всех остальных стран, — это постоянный процесс. Если говорить о таких ключевых вещах, как окончательное урегулирование налогового, бюджетного законодательства, распределение собственных и делегированных полномочий, думаю, что это вполне реалистично реализовать в течение 2022 года. Немного более сложный вопрос — это изменения в Конституцию. Это всегда опирается в политическую состоятельность и политическую целесообразность. Здесь сложнее прогнозировать. Надеюсь, что мы реализуем это еще в эту каденцию.

— Фактически остается следующий год...

— Вот сейчас я пришел к вам с совещания у Первого заместителя Председателя Верховной Рады Александра Корниенко с ассоциациями, в частности, по поводу конституционных изменений. Безусловно, лично для себя я не вижу перспектив голосования в 2023 году по объективным политическим причинам. Это год перед выборами. В 2022-м, — думаю, реалистично.

— Как будете искать политический консенсус внутри парламента?

— Мы же великолепно понимаем, что если принимать во внимание законо-проекты, касающиеся децентрализации, их, как правило, голосует «Слуга народа», «За будущее», «Доверие», голосовал «Голос», а теперь, наверное, половина фракции, потому что у них там своя специфика в отношениях. Этого с головой достаточно для законопроекта, но недостаточно для изменений в Конституцию. Что касается других субъектов, то здесь, по моему убеждению, можно рассчитывать только на «Европейскую солидарность», но у них политическая целесообразность доминирует над государственной позицией. С ними будем вести переговоры.

— До сих пор мы шли по законодательному пути обеспечения реформы и видим, что местным органам власти и их ассоциациям постоянно приходится «вы-грызать» финансовые ресурсы, как вот акциз на горючее. Упрочение реформы в Конституции прекратит это?

— Нет. Ключевая проблема в том, что делегированные полномочия не покрываются соответствующим финансовым обеспечением. Если мы возьмем действующую редакцию Конституции, то по ней должно происходить соответствующее покрытие. Происходит ли оно де-факто? Нет. То есть норма Конституции не соблюдается, к величайшему сожалению. Поэтому, по моему убеждению, чтобы закрепить эти моменты, нужно действовать через законодательные изменения, как бы это банально ни звучало. Это должен быть либо Муниципальный кодекс, либо какой-то другой акт, где четко будет зафиксировано: что является государственными полномочиями с соответ-ствующим финансовым обеспечением, а что — собственными полномочиями органов местного самоуправления. По моему убеждению, это уровень закона, не Конституции.

— Если мы уж заговорили о Муниципальном кодексе, когда можно ожидать его принятия, потому что, скажем, правительственные законопроекты № 6281 и № 6282, касающиеся разграничения полномочий между органами местного самоуправления и органами исполнительной власти, лишь частично решают эту проблему?

— Что касается Муниципального кодекса, то мяч на поле органов местного самоуправления. Этот вопрос поднимался еще во время первого учредительного собрания Конгресса местных и региональных властей при Президенте Украины. После этого органам местного самоуправления было предложено наработать соответствующий документ. Сейчас я не вижу ни концепции, ни каких-то изменений. Мы, к величайшему сожалению, из-за загруженности другими актами в комитете не занимались этим вопросом. Поэтому сложно прогнозировать, когда появится документ.

— На совещании при участии Александра Корниенко этот вопрос не поднимался?

— Нет, этого вопроса мы не касались. Мы больше обсуждали текущий текст изменений в Основной Закон, замечания ассоциаций и что с этим делать.

— Еще один финансовый вопрос, который волнует громады, — НДФЛ. Он тоже должен быть решен в Муниципальном кодексе?

— Вопрос НДФЛ в любом случае может решаться только через изменения в Налоговом и Бюджетном кодексах. Это же кодифицированные законы, изменения в которые напрямую только туда и вносятся. НДФЛ на следующий год будет 64 процента. Думаю, для громад это великолепно. Они хотели 65 процентов, сошлись почти посредине. Мы уступили четыре процента, они — один. Так и работаем.

— Во время недавнего форума «Эффективное мест-ное самоуправление как залог демократического и правового государства» вы, в частности, говорили, что уже в следующем году в Украине могут появиться первые префекты. Откуда такая уверенность и нужны ли для этого конституционные изменения или достаточно закона?

— Нужно принять законопроект № 4298 («О внесении изменений в Закон Украины «О местных государственных администрациях» и некоторые другие законодательные акты Украины относительно реформирования территориальной организации исполнительной власти в Украине». — Ред.) и закон о столице. Все. Это будет означать, что хотя и с надписью КГГА, у нас по факту будет префект в Киеве и во всех регионах. По сути, если законопроекты не торпедируют, мы получим 120 префектов де-факто уже в следующем году, хотя де-юре без этого юридического названия.

— Относительно деятельности агломерации. По вашим словам, этот вопрос будет решен в следующем году. Но соответствующего законопроекта, насколько я поняла, еще нет. Кто и как его будет нарабатывать?

— Новый закон еще не наработан. Мы, действительно, ждем предложений от местных органов власти. Это долгая история. Первый законопроект был отозван. Но я убежден, что после того, как мы выдохнем Налоговый кодекс, бюджет, КГГА и столицу, можно будет садиться и заниматься, в частности, и этим вопросом.

— Субрегиональный уровень. Во время последних местных выборов подчеркивалось, что районные советы — это явление ненадолго. Какое будущее ожидает районные советы, дискуссия по этому поводу завершена?

— Тогда я говорил, что не нужно проводить выборы в районах, придерживаюсь этой точки зрения и сейчас. Райсоветы избрались и работают. Какого-то консенсуса у меня с Ассоциацией областных и районных советов, конечно же, нет. Я убежден, что в новой редакции Конституции их не должно быть. В ассоциации, разумеется, иное мнение. Здесь не может быть консенсуса, здесь должно быть лишь политическое решение. Моя позиция четкая и опирается на действующую редакцию Конституции, где отмечается, что районные советы представляют общие интересы территориальных громад. Но если громады не хотят районных советов, то стоит вопрос: какие общие интересы они могут представлять. Поэтому, на мой взгляд, это дает исчерпывающий ответ на всю полемику вокруг этого кейса.

— Закон о столице получил в целом положительное заключение Совета Европы. Вместе с тем подчеркивается, что его нужно утвердить после принятия общего закона о местных государственных администрациях или в пакете с ним. Речь идет о законопроекте № 4298?

— Да, они и стояли вместе и, надеюсь, будут приняты. Что касается заключения, на мой взгляд, если брать европейские практики, Совет Европы предоставил очень крутое заключение.

— Закон о столице критикуется оппозицией и киевским городским головой. Даже больше, Виталий Кличко сообщил, что отправил его в Венецианскую комиссию. Повлияет ли это на рассмотрение законопроекта?

— Давайте зададим простой вопрос: он и в Совет Европы что-то отправлял? А он имеет на это полномочия, он является носителем этого текста? Но о чем говорить: есть заключение, оно положительное. Оно имеет четыре точечных замечания. А Кличко вбрасывает деньги в рекламу, что Совет Европы разгромил закон о столице. Мы понимаем, что ресурсов у него и его окружения много...

— По какой процедуре будут рассматриваться эти законопроекты?

— Мы договорились, что будем рассматривать без спецпроцедуры, но оппозиция снимает 90 процентов поправок. Остальные — рассматриваются в зале.

— Чего ожидать громадам от бюджета 2022 года?

— Он намного лучше прошлогодней сметы. Если смотреть по статьям: ГФРР, то ли прямой, то ли распределенный, есть в полном объеме. Думаю, там будет в районе 12—14 миллиардов гривен. Субвенция на центры предоставления админуслуг есть. Программа «Питьевая вода»: кстати, закон только на днях проголосован, а поправка в бюджете уже учтена. Есть субвенция на пожарную безопасность, на пищеблоки в школах. Фактически все, на чем настаивали органы местного самоуправления, есть. Не учтены лишь поправки по отдельной субвенции для горных территорий. Но это отраслевая история, которая распространяется не на все, только на 5—7 процентов громад. Поэтому в целом, я считаю, бюджет правильный и сбалансированный. Кто бы и что ни кричал.

— На отопительный сезон что-то будет предусмотрено?

— Смотрите, есть меморандум между центральной властью и местной. В счет этого имеются две вещи. Во-первых, это плюс четыре процента НДФЛ. Во-вторых, те громады, в которых индекс налоговой способности меньше, чем 0,9, получат целевую субвенцию на это, которая так же покроет расходы. Действительно, мы понимаем, что громады в прямом и переносном смысле сейчас сжигают свои деньги, но это означает, что весной зайдет компенсация.

— Первый этап реформы нынче завершен, вся страна покрыта объединенными территориальными громадами, но они демонстрируют абсолютно разные результаты. Одни успешно развиваются, привлекают инвестиции, создают новые рабочие места. Другие плетутся в хвосте. От чего это зависит?

— Это зависит от того, кого избрали. От умения председателя, его приоритетов. Я всегда говорил, что децентрализация, помимо всего прочего, ускоряет пропасть в развитии территорий. Потому что там, где есть сильные председатели и они развивают громаду, будет сильный скачок, другие будут плестись в хвосте, и эта депрессия будет расти. Это конкуренция и ничего с этим не поделаешь.

— Представитель вашего комитета Александр Корниенко занял место Первого заместителя главы парламента. Означает ли это, что вы получили мощное лобби децентрализационных изменений в его лице?

— Отвечу одним словом: да.

— Поскольку наш разговор происходит накануне Дня местного самоуправления, что бы вы пожелали его представителям?

— Честно, хочу пожелать сил. Как-то так сложилось, что очень многое упирается в их адвокацию (деятельность по представительству и защите интересов клиента. — Ред.), в их усилия и т. п. Убежден, что они — наш работодатель. Поэтому энтузиазма им в адвокации, защите своих интересов. И все-таки не забывать, что они ближе к гражданам и с них будут спрашивать первыми. Поэтому пусть работают не на собственный кошелек, а все-таки на благосостояние громад.

— Спасибо за разговор.

Цифра

Бюджет-2022 для громад:

ГФРР + соц-эконом — 11 млрд 205 млн гривен.

Инфраструктурная субвенция — 9 млрд гривен (в первом чтении было 0).

Субвенция на разработку планов пространственного развития громад — 188 млн гривен.

Субвенция на столовые в школах — 1 млрд 500 млн гривен.

Программа «Питьевая вода» — 1 млрд гривен (в первом чтении было 0).

Субвенция на создание центров креативной экономики — 200 млн гривен (в первом чтении было 0).

Образовательная субвенция — 108 млрд 043 млн гривен.

Субвенция на Новую украинскую школу — 1 млрд 571 млн (+150 млн) гривен.

Субвенция на обеспечение поддержки людей с особыми образовательными потребностями — 504 млн гривен.

Создание центров профессионального образования — 250 млн гривен.

Программа «Состоятельная школа для лучших результатов» — 1 млрд гривен.

Пожарная безопасность в школах — 1 млрд 500 млн гривен.

Субвенция на ЦПАУ — 231 млн гривен.

Субвенция на доступ к Интернету в сельской местности — 500 млн гривен.

Медицинская субвенция — 2 млрд 190 млн гривен.

Субвенция на строительство/ремонт дорог местного значения 24 млрд 600 (+1,5 млрд) гривен.

Субвенция на развитие спортивной инфраструктуры — 800 млн (+150 млн) гривен.

Субвенция на ремонт памятников культуры, находящихся в коммунальной собственности, — 1 млрд 802 млн (+1,7 млрд) гривен.

Субвенция на создание центров культурных услуг — 100 млн (в первом чтении было 0) гривен.

Субвенция на ремонт жилья школ—интернатов, семейных домов — 810 млн гривен.

Субвенция на создание сети служб по поддержке пострадавших от домашнего насилия — 235 млн гривен.

Дополнительная дотация — 5 млрд 163 млн (+1,5 млрд) гривен.

Региональная аэропортовая инфраструктура — 3 млрд 400 млн (в первом чтении было 0) гривен.

Поддержка ОМС относительно теплоснабжения — 1,5 млрд (в первом чтении было 0) гривен +4% НДФЛ.

(Данные со страницы Виталия Безгина в Фейсбуке).

Записала Елена ГОРБУНОВА.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.