Старшему поколению читателей не надо объяснять, кто такой Степан Олейник. Его юморески, фельетоны десятилетиями не сходили со страниц газет, журналов, волн радиоэфира, а книги многомиллионными тиражами «покрывали» все пространство Союза и зачитывались до дыр. Его популярность была просто впечатляющей.

Газетой засватанный

Его любили и любят, им гордятся его земляки, до сих пор вспоминая, как каждый его приезд на малую родину становился праздником в районе. Люди приходили к его дому, слушали рассказы Степана Ивановича о пережитом, его новые произведения, которые он читал чрезвычайно задушевно. И всегда без бумажки.

В 1982 году, в январские дни, поэт-сатирик и юморист отошел за грань вечности, но его земляки уже не представляли себя без встреч со словом Олейника. Тогда и родилась идея проводить в селах, где он появился на свет и учился, юмористические литературно-художественные праздники «Степанова весна», приуроченные ко дню его рождения, который приходится на начало апреля. И вот уже сорок лет проводят такие действа.

Начинал будущий корифей украинского юмора с обычных статей в окружную газету «Червоний степ» на Одесчине — еще школьником. А родился он в селе Пасицелы Балтского района Одесчины. Со временем семья, в которой росли семеро детей (Степан — старший), переехала в село Николаевка Третья, ныне Левадовка. Здесь была только земская школа-четырехлетка, поэтому отец отправил сына на учебу в областной центр. Здесь он и окончил трудовую школу имени Леси Украинки, а со временем кооперативный техникум и пединститут. Попал в областную газету «Чорноморська комуна».

Позже о Степане Олейнике напишут: «Його для «Перця» й «Крокодила» Одеса-мама народила». И это действительно так, ведь именно в Одессе он раскрыл свой поэтический талант.

Было в его судьбе и такое издание, как «Сталинградская правда». Один из его стихов, опубликованный здесь, цитировал генерал Чуйков на митинге, приуроченном к победе советских войск на Волге.

Работа журналиста и поэта была увенчана медалью «За оборону Сталинграда», которой он очень дорожил.

После войны, уже в Киеве, много лет отдал популярному журналу «Перець» — и как заведующий отделом, и как член редколлегии.

Не терпел бурьяна

Я имел счастье продолжительное время общаться со Степаном Ивановичем, быть первым читателем многих его стихов. Мне очень импонировала манера его письма, его гражданская позиция с ярко выраженным лозунгом:

«У житті й на лану не терплю бур’яну». Каждое его новое произведение было для меня — как праздник. Со временем, глубже познакомившись с биографией поэта, пообщавшись с его сестрой Марией Ивановной, с дочерью Лесей, не раз думал: и как журналист, и как юморист он мог и не состояться. И вот почему.

Уже когда был студентом, его родители попали под так называемое раскулачивание, поэтому вся семья — и взрослые, и дети — сразу стала «врагом народа». Их просто выкинули из дома. А Степана, который учился в Одессе, исключили из института. Устроился рулевым на корабле. Через год попробовал восстановиться в правах студента и добился своего, но вскоре агенты НКВД арестовали «сына кулака». К обвинению пришили еще и то, что он «украинский националист», поскольку и разговаривает только на украинском языке, и постоянно носит украинскую вышиванку. Степан действительно никогда не переходил на русский и постоянно носил вышитую рубашку. Еще на студенческой скамье юноша вместе со своим другом, в будущем известным сатириком Владимиром Ивановичем, поклялись, независимо от моды, как талисман, носить вышитые рубашки. С вышиванками Степан Иванович не разлучался до последних дней своей жизни.

Так что еще в начале тридцатых С. Олейник мог надолго загреметь в тюрьму и там просто не выжить. К счастью, через несколько месяцев его освободили. Несколько месяцев тюрьмы подорвали его здоровье. На всю жизнь.

Еще одно обстоятельство, о котором в семье не вспоминали. И только после смерти С. Олейника эту тайну раскрыл его бывший сосед по коммунальной квартире писатель Алексей Гуреев. Как-то Степан Иванович пришел домой как с креста снятый. Признался Алексею, что руководство ГПУ вызвало его на улицу Короленко (ныне Владимирскую) и долго склоняло стать доносчиком в Союзе писателей. Он отказался. «Теперь не знаю, чего от них ждать, не посадят ли меня снова за решетку?»

К счастью, Бог миловал.

В молодости Олейник любил писать лирику. Щемящую, просветленную, например такие вот строки, которые я когда-то услышал от сестры Степана Ивановича Марии:

«Намішаю коням,
та й піду гуляти,
Одпливають хмари,
наче кораблі.
Хтось посвідчив небо
срібною печаттю,
Що висить над небом
й пада до землі».

Со временем в поэте взяла верх сатирическо-юмористическая линия. Он признавался: «Якщо казати правду щиру, то я тому пишу сатиру, що ніжно лірику люблю».

С выходом собственных книг он не спешил. Первая из них «Мої земляки» вышла в свет только в 1947 году.

Произведения С. Олейника были в почете на всей территории Союза, в дальнем зарубежье — в США, Канаде, Австралии. Он умел находить, как когда-то писали, «типичное в нетипичном», характерное для того времени.

Ему были чужды языковые штукарства и те дешевенькие пересказы о злой теще и неудачнице-козе, которые часто заполняли газеты, журналы. Он стремился выходить на суд читателей с весомым и актуальным словом, с сочным украинским юмором. Потому его юморески, пройдя «обкатку» в прессе, со временем попадали в книги, которые моментально расходились среди читателей.

Его стихи иногда и теперь читают с эстрады.

Одно из произведений — «Пес Барбос» (1960) легло в основу киноленты Леонида Гайдая «Пес Барбос и необычный кросс». Гайдай говорил, что его слава началась именно с этого фильма, а композитор Никита Богословский считал, что свою лучшую музыку он написал именно для «Пса Барбоса». Это кинопроизведение, созданное на основе юморески Степана Олейника (в титрах его фамилию почему-то не вспомнили), тогда закупили десятки стран.

Во имя добра

Будучи в жизни человеком смирным, чрезвычайно ласковым, сатирик-юморист, однако, проявлял свой бойцовский характер в развенчивании бюрократов, высокомерных чиновников, расхитителей народного добра, губителей природы. Сложно найти другого подобного Мастера, такого щедрого на интересные детали в изображении негативных типов. Тогдашняя критика отмечала, что в украинской сатирической послереволюционной литературе Степан Олейник занимает вторую строку после Остапа Вишни. А сам Вишня называл своего младшего коллегу одним из самых боевых литературных солдат.

Хотелось бы выделить его дружбу с Олесем Гончаром. Они появились на свет в один день — 3 апреля, с разницей в десять лет.

«Как-то так происходило, — не раз мне говорил Степан Иванович, — что Олесь Терентьевич каждый такой день всегда успевал поздравить меня первым. «Как это у вас получается? — удивляюсь. — Ведь я только что собирался звонить вам?» В ответ слышал шутливое: «Я ведь младше вас, вот и должен быть первым».

Олесь Гончар чувствовал человеческую доброту, которая шла от самой души его старшего побратима, знал о его скромности, добропорядочности, о которой среди писателей ходили легенды.

Когда С. Олейник получил квартиру в писательском доме на тогдашней улице Красноармейской, около Крещатика, он узнал, что его сосед, у которого было трое детей, селится в немного меньшей по размерам квартире.

Фактически ни с кем не советуясь, Олейник предложил ему свое жилье, а сам с женой и дочерью поселится в соседское. А этим соседом был известный писатель Юрий Збанацкий.

Любимое выражение Степана Ивановича «Спешим делать добро людям!» проявилось и во многих других поступках.

Степан Олейник был депутатом Верховного Совета Союза двух созывов. Наделенный высоким званием и сверхчувствительным сердцем, он в тот период, без преувеличения, помог тысячам людей.

Нетерпимый к фальши

Степана Олейника не стало 11 января 1982-го. А в моем сердце он жив. Будто сейчас вижу его прищуренный взгляд, ласковую улыбку, гордую осанку мудрого, доброго человека. Мы все его любили. Память о нем ревностно бережет дочь Леся, в которую он с женой вложили всю душу и сердце. Ныне она — известный в Украине человек, проректор Национальной музыкальной академии имени Чайковского, секретарь Национального союза композиторов Украины, а еще — неутомимый пропагандист творчества своего именитого отца.

— Он — мое все, — говорит Леся Степановна. — Если бы меня спросили, какие главные качества у него были, я выделила бы в первую очередь его врожденную интеллигентность, а еще точнее — аристократизм, который проявлялся во всем — в повседневной жизни, в быту, в общении с людьми: с шахтерами или земледельцами; с самим Хрущевым или с высшими чинами Испании, где он, как депутат, представлял государственную делегацию; с карикатуристом Херлуфом Бидструпом, который гостил у нас, или с нашим почтальоном — со всеми он был благородным, приветливым, доброжелательным, внимательным. Я часто ловлю себя на мысли, что ему не надо было бы, как многим его коллегам, перестраиваться в новой независимой Украине.

По словам Леси, Степан Иванович работал каждый день очень напряженно. Проснется в пять часов утра и до обеда не встает из-за рабочего стола. Как самое дорогое сокровище, Леся Степановна достает из ящика четыре объемные тетради в черном коленкоре. Здесь день за днем рукой юмориста выписаны все стихи, которые он создал в течение двух последних десятилетий — с 6 октября 1962 года. Про себя отмечаю: практически все они прошли и сквозь мое сердце. Но нет — не все. Вот последний из них, датированный 14 декабря 1981-го. Он еще нигде не печатался. А посвящен он киевскому «Динамо», ярым болельщиком которого Степан Иванович был до последнего. В команде это знали и часто приглашали сатирика на свои праздники. Так было и на этот раз, о чем узнаем из приписки к стиху: «30 декабря 81 г. вручают киевским динамовцам золотые медали. Позвонили, чтобы и я их поздравил. Я сказал, что охотно сделаю это (просили не больше 8—10 строк)».

А дальше сам стих:

«Разом з усіма, від душі,
по заслузі
Вітаю вас щиро,
динамівці-друзі!
Вітаю і вірю,
що славне «Динамо»
Порадує нас і на той рік
 так само,
Бо є у команді
майстри-бомбардири,
Яким не страшні
й закордонні «кумири».
Динамівські хлопці у змозі
і в силі
Підкинуть м’ячів
не одній «Астон Віллі»!
То ж де б не були —
забивайте голи!
З медалями вас!
Здоровенькі були!
Ваш друг-болільник

Степан Олійник».

Это было последнее выступление поэта перед зрительской аудиторией. 11 января 1982 года перестало биться его добром согретое сердце.

...В свое время коллектив, где я трудился, выдвинул творчество выдающегося поэта-сатирика на Шевченковскую премию. Выдвигал один раз, потом еще раз. Думал, что высокая комиссия непременно достойно оценит классика украинской сатиры. Не оценила. Возможно, кому-то не давали покоя его острые стихи, где говорится о том, что в нашем союзе развелось много поэтов, но все они такого калибра, что их легко можно разместить в шапке Кобзаря...

Так что как Шевченковский лауреат С. Олейник не состоялся. Я чувствовал себя от этого неловко. «Не волнуйтесь, — успокаивал меня Степан Иванович, и добавил: — Видите, сатира — дело скользкое. Вот я где-то и поскользнулся. Но ничего. Будем жить...»

Память о выдающемся Смехотворце живет в его произведениях и в сердцах всех, кто его знал. Особенно чтят художника его земляки — и в селе Пасицелы, где он родился, и в Левадовке, где оканчивал четырехлетнюю школу, и в самой Балте, и в Одессе. На родительской земле действуют созданный в его честь музей, усадьба С. Олейника, к его памятнику люди постоянно возлагают живые цветы...

Вот уже сорок лет прошло, как ушел от нас Степан Олейник. Перед глазами возникает тот обвитый горечью зимний день, огорченные лица побратимов выдающегося украинского пересмешника, которые пришли в Союз писателей проститься с дорогим человеком. Среди них и Олесь Гончар. Он записал в дневнике: «Пішов із життя значний народний письменник. Мужній по своєму і по народному совісний. І коли йшлося в СПУ про речі принципові, завше вибирав достойну позицію... Дехто вважає, що Ст. Ів. був надто обачний, навіть лякливий, але це не так. Був нетерпимий до фальші, як міг захищав здорову народну мораль — хіба це мало? Його совісність, ота його проста «селянська» порядність для мене дорівнює мужності».

Сущие слова, достойные Корифея украинского юмора!

Андрей МЕЛЬНИЧУК, заслуженный журналист Украины, лауреат литературно-художественной премии имени Степана Олейника.