Решится ли Россия на широкомасштабное вторжение в Украину, все ли перемещения российских войск у наших границ, бряцание оружием и «Союзная решимость-2022» на территории Беларуси — это только принуждение к выполнению геополитических капризов Кремля и демонстративный спектакль для внутренней аудитории, наверное, знает только Путин. Но эти маневры и заявления Кремля активизировали к защитным действиям не только Украину, но и западных партнеров. Все хотят мира, но готовятся к войне. Точнее, к разным фазам и проявлениям гибридной агрессии со стороны РФ, ведь российско-украинская война на востоке нашей страны идет уже восьмой год. Наверное, намного дольше Кремль ведет гибридную войну, и не только против Украины...

Аналитики Центра оборонных стратегий рассматривают возможность развития определенных сценариев, которые могут реализовываться РФ как отдельно, так и в нескольких комбинациях. По их мнению, базовый сценарий, который уже реализуется и будет первичным для любого из возможных вариантов, — это гибридное наступление. Его компонентами являются кибератаки, а также активная дезинформация, массовое «минирование школ», метро, административных учреждений и других объектов, информационное расшатывание ситуации и т. п. Такая эскалация, к сожалению, будет продолжаться с очень высокой вероятностью.

«В случае активизации возможны повреждения или вмешательства в работу критической инфраструктуры — электростанций, мобильной связи, Интернета, правительственной связи, транспорта. Ключевая цель таких операций — внутренняя дестабилизация и деморализация населения.

Целью может так же быть психологическое истощение правоохранителей, военных и активной части населения из-за постоянного высокого уровня угрозы и периодических обострений. Уровень эскалации может быть резко повышен. Это может быть как основной формой ведения гибридной войны, так и подготовкой к более активным военным действиям», — такие прогнозы аналитиков содержатся в статье «Каковы перспективы большой войны в Украине», размещенной в «Украинской правде».

В Центре оборонных стратегий считают реальной масштабную военную эскалацию на востоке Украины с официальным введением на оккупированную территорию вооруженных сил РФ. Не исключают попытки прорыва линии разграничения и общую активизацию боевых действий. Дескать, поводом может стать сфабрикованное обоснование, например, спланированной провокации, в результате которой погибнут российские граждане на временно оккупированных территориях или будет совершен теракт «от имени» украинской стороны. О вероятности такого сценария неоднократно говорила военная разведка.

Между тем, по данным штаба ООС на 26.01, за минувшие сутки со стороны российско-оккупационных войск зафиксировали пять нарушений режима прекращения огня. В результате действий врага двое военнослужащих

Объединенных сил получили ранения. Кроме того, эксперты также не исключают значительного обострения ситуации в Азовско-Черноморском регионе с блокированием Керченского пролива и морских путей для Украины, что скажется в первую очередь на экономической активности региона. Кстати, вчера Черноморский флот РФ начал в акватории Черного моря большие военные учения с привлечением более чем двадцати кораблей. Россия продолжает стягивать технику и вооружение на территорию Беларуси для участия в совместных учениях, анонсированных на 10 февраля. После этого дислоцированные там войска могут использоваться для провокационных операций и действий в отношении Украины. Подобная активизация сил РФ возможна и в Приднестровье.

Потенциально возможными, считают аналитики, являются ракетные или авиаудары по объектам военной и критической инфраструктуры как часть подготовки к ограниченному наземному вторжению и провоцированию ответа со стороны ВСУ или как самостоятельные операции для запугивания населения и создания панических настроений. В этом контексте возможна организация терактов на одном или нескольких объектах одновременно.

Сейчас у Украины есть внутренний потенциал для самозащиты по всем реалистическим сценариям нападения со стороны РФ. У нас есть воюющая, боеспособная армия, которая усиливается резервом и подразделениями теробороны. Уникальное украинское оружие, которого очень боится Путин, — это гражданское общество, которое способно оказывать сопротивление войскам оккупанта, в том числе через асимметрические действия, мероприятия в информ- и киберпространствах. Эксперты отмечают, что сейчас очень важно своевременное информирование и привлечение населения к активным действиям во избежание паники и для обеспечения психологической устойчивости. Главное — сохранять спокойствие, стойкость к дезинформации и критическое мышление. Ведь паника, уныние, хаос в обществе — основная цель большинства гибридных операций врага.