Коронационный выход Анны. Зарисовка Солнцева. Середина ХІХ века.

Окончание. Начало в № 24 от 9 февраля 2022 года.

Великая княгиня Анна Порфирородная: путь к канонизации

Возрождая нашу правдивую историю, профессор исследует жизнь и деятельность киевского князя Владимира Великого и его жены —  византийской царевны Анны из Македонской династии, дочери императора Романа II, сестры императоров Василия II, прославленного полководца и государственника, и Константина VIII. Христианской женой крестителя Руси-Украины она стала в 988 году. Брак между киевским князем и царевной был условием русько-византийского договора, результатом которого стала христианизация Киева и подвластных ему земель. Родилась Анна 13 марта 963 года в Порфировом зале императорского дворца. «Она была царевной по рождению, — говорит Надежда Никитенко. — Появилась на свет тогда, когда ее родители занимали трон. По понятиям тех времен, это означало высочайшую знатность в тогдашнем мире. Анна была принцессой крови в пятом поколении».

Ее прапрадед — основатель Македонской династии император Василий I Македонянин. Эпоха Македонской династии (867—1056) стала временем высочайшего расцвета средней Византии. Дед Анны — Константин VII Багрянородный, автор знаменитых трактатов, «писатель на троне». Родители — легитимные наследники трона Священной империи Роман II и известная красавица Феофано — дали правителям Руси-Украины царскую кровь.

«Росла Анна в особой атмосфере дворца византийских царей и стала желанной невестой для правителей нескольких крупных государств — Священной Римской (Германской) империи, Болгарии, Франции, — подчеркивает Надежда Никитенко. — Но их брачные домогательства были проигнорированы византийцами».

Византийская традиция запрещала отдавать багрянородных царевен (родившихся в Багряной палате императорского дворца, когда их отец занимал трон) за «варваров». Только Владимиру Святославичу удалось получить руку порфирородной Анны. Киевский князь, выполняя соглашение с императором Василием II, предоставил ему военную помощь — шеститысячный отряд русов, который помог подавить восставших в Византии во второй половине 80-х годов X века феодалов, возглавляемых Вардой Фокой. Впрочем, после того, как руськие воины помогли Василию II одолеть мятежников, тот отказался отдать сестру за язычника. Возмущенный князь Владимир нанес удару по центру господства империи в Крыму и взял в осаду византийский Херсон (летописный Корсунь, античный Херсонес Таврийский), бывший одной из житниц Византии. Не надеясь отвоевать город, братья-императоры отправили Анну в Корсунь, где и состоялась брачная церемония киевского князя и византийской принцессы. Вскоре князь Владимир с новой женой возвращается в Киев, где, по летописи, в Почайне, притоке Днепра, в 988 году крестит население. Христианизация Руси шла постепенно: сперва веру приняли крупные центры, потом провинция. Если киевляне крестились без сопротивления, то на севере, в Новгороде, Суздале и Белозерье волхвы подстрекали местное население к открытым выступлениям против христианских священников.

Истории крещения Украины-Руси, историческим последствиям этого события, личности Великого киевского князя Владимира посвящены тысячи книг и статей. А какова была роль византийской царевны в процессах христианизации Украины-Руси, крупного европейского государства, и его окраин?

«Вместе с Владимиром Анна правила 22 судьбоносных года, с 989-го по 1011-й, которые стали определяющими в истории христианизации, принятии и утверждении новой веры, в развитии христианского государства и Украинской Церкви, — отмечает Надежда Никитенко. — Нет сомнений, что Анна, вокруг которой сплачивалась византийская духовная и культурная элита, сыграла выдающуюся роль в христианизации Руси и в ее церковной, государственной и культурной жизни. Об этом свидетельствуют древнейшие, наиболее авторитетные источники».


Коронационный выход Анны. Зарисовка Солнцева. Середина ХІХ века.
 

Исследовательница подчеркивает, что современник Владимира и Анны немецкий епископ Титмар Мерзебургский (ум. 1018) в своей хронике, которая дошла до нас в оригинале, говорит, что киевский князь принял святую христианскую веру по настоянию своей жены. Кроме Титмара, роль Анны в обращении Владимира в веру подтверждают и другие их современники, западноевропейские авторы ХІ века, — хронист Адемар Шабанский (ок. 988—1034) и кардинал Петр Дамиани (1007—1072). «Это надежно подтверждают летопись «Повесть временных лет», а также житие святого равноапостольного Владимира, которые рассказывают о крещении в Корсуне по совету Анны внезапно ослепшего из-за нежелания креститься Владимира: «Крестись, тогда прозреешь», что и в самом деле произошло», — подчеркивает Надежда Никитенко.

Арабский христианский историк ХІ века Яхья Антиохийский свидетельствует, что Анна привезла с собой в Русь «митрополитов и епископов и они окрестили царя и всех, кто находился на его землях», а по прибытии В Киев «построила много церквей в стране русов».

Пока Владимир был в походах (в течение десятилетия военных действий князь объединил все восточнославянские племена в пределах одного государства и таким образом окончательно сформировал территорию Киевской Руси, которая стала наибольшим государством в Европе с площадью более 800 тысяч километров), Анна занималась церковными вопросами. Она советовала мужу какие и где строить церкви.

Во времена Владимира и Анны, как подчеркивает профессор, в Киеве было построено два грандиозных первохрама — Десятинную церковь Пресвятой Богородицы (989—996) и собор Святой Софии Премудрости Божьей (1011—1018). Возводили и украшали эти сакральные сооружения византийцы, которых Анна привезла с собой. На 1018 год, как сообщал Титмар Мерзебургский, в Киеве уже было 400 храмов, что свидетельствует о невиданном размахе церковного строительства.

От Десятинной церкви до руського монастыря на Святой Горе Афон

«Высокообразованная византийская принцесса, вне сомнений, привезла с собой и большое духовное сокровище — книги и ученых, монахов-интеллектуалов, которые с блеском владели «мудростью книжной», — говорит Надежда Никитенко.

О религиозности и высоком церковно-политическом статусе Анны свидетельствует и тот факт, что она из собственной казны давала щедрые пожертвования на Десятинную церковь и обогатила ее ризницу бесценными реликвиями — мощами святых и ценной церковной утварью. Более того, она принимала участие в составлении церковного Устава-судебника, принимала в Киеве иностранных послов. Владимир советовался с женой, принимая решения по государственным делам, о чем свидетельствуют строки Устава, в котором он называет Анну почтительно и с гордостью «княгиня моя».


Княгиня Анна на княжеском портрете.
Рис. Вестерфельда, 1651 год.

«Ученые считают, что именно Анна убедила Владимира устроить на Святой Горе Афон руськую обитель Богородицы Ксилургу (Древодила) и уговорила своих братьев Василия ІІ и Константина VIII предоставить для этого один из святогорских монастырей. Этот древнейший руський монастырь, упоминавшийся в афонском акте с 1016 года, посвящался Пресвятой Богородице, как и Десятинная церковь», — продолжает Надежда Никитенко.

В Ксилургу принял монашество преподобный Антоний Печерский, основатель Киево-Печерского монастыря. Его ученик и сподвижник Феодосий Печерский в 1073 году заложил строящийся Свято-Успенский собор. Один из древнейших и богатейших храмов Киевской Руси, по одной из версий, подорвала 3 ноября 1941 года во время отступления советских войск, применяя тактику «выжженной земли», саперная диверсионная группа Ивана Кудри.

Основатель монашества в Руси-Украине Антоний как преподобный был канонизирован на рубеже XIII—XIV веков, Феодосий еще раньше — в 1108 году. Первыми святыми Руси-Украины были сыновья киевского князя Владимира и Анны — Борис и Глеб, причисленные к лику святых как князья-мученики и защитники нашей земли в 1072 году.

«Когда в 1011 году Анна умерла, ее похоронили в Десятинной церкви в мраморном саркофаге, а в 1015-м, очевидно, по завещанию ее мужа, рядом с ней, тоже в мраморном саркофаге, упокоился Владимир, — отмечает Надежда Никитенко. — Как свидетельствует Титмар Мерзебургский, их саркофаги стояли открытыми в алтаре св. Климента Римского. То есть там была устроена открытая для доступа почитателей княжеская усыпальница, освященная мощами мужа апостольского Климента. Этим декларировалось, что Владимир и Анна тоже заслуживают равноапостольной чести».

Широкое прославление и почитание крестителей Руси Владимира и Анны нашло отображение в фресках и мозаиках Софии Киевской, архитекторами которой были эти супруги. Фрески башен храма рассказывают о помолвке киевского князя с византийской принцессой на рубеже 987—988 годов. Анна прославляется и на фресковом княжеском портрете в центральной наве собора, где она рядом с Владимиром.

«На портрете, значительные фрагменты которого сохранились по сей день, изображен торжественный вход в храм княжеской семьи, олицетворяющей собой всю Русь-Украину, которая направляется к алтарю св. Софии, — подчеркивает исследовательница. — Иллюстрирован обряд освящения храма, который символизирует крещение Руси. Владимир и Анна как «новые Константин и Елена» ведут свой народ к алтарю Спасения».

Архитектура, мозаики, фрески, графити Софии Киевский рассказывают нам о том, что собор был заложен в 1011 году Владимиром и Анной, а завершен Ярославом Мудрым в 1018-м, уже после смерти крестителя Руси. По мнению Надежды Никитенко, со стенописей храма видно, что супруги—про-светители Руси-Украины, Владимир и Анна, уже тогда готовились к канонизации. Впрочем, этого не произошло ввиду политических факторов и изменения династической ситуации в Руси и Византии.

После захвата Киева Батыем, разрушения Десятинной церкви, массового уничтожения завоевателями населения, о чем свидетельствуют археологические раскопки (это была их стандартная тактика запугивания и террора) в народной памяти имя Анны почти стерлось.

Учитывая то, что крещение Руси-Украины — совместное свершение киевского князя Владимира и его жены, восстановление церковного чествования Анны Византийской как равноапостольной просветительницы было бы данью исторической справедливости.

«Отметив в 2011—2018 годах тысячелетний юбилей Софии Киевской — мемориала крещения Руси-Украины, необходимо возродить память жены Владимира Святого великой киевской княгини Анны Порфирородной, почтить ее по заслугам. Особого значения этой проблеме придает возвращение в 2018 году нашей Православной Церкви в лоно материнской Константинопольской Церкви. Наиболее адекватным почтением Анны Порфирородной стала бы ее канонизация как святой и равноапостольной киевской княгини, крестительницы Руси-Украины, чтобы она вслед за святой равноапостольной княгиней Ольгой как предтечей киевского христианства заняла в Святцах Православной Церкви Украины достойное место рядом со своим мужем Владимиром Равноапостольным. Это засвидетельствует глубокие и славные исторические корни нашего государства и Церкви, обогатит сокровищницу их святости, высоко поднимет международный авторитет и имидж, даст народу Украины новую святую покровительницу», — констатирует Надежда Никитенко.

Фото предоставлено Надеждой Никитенко.