Киев, Государственное предприятие «Антонов». 28 декабря 2021 года. Выкатка военно-транспортного самолета Ан-178-100Р № 001. Это первый из четырех «Анов», построенных по заказу Министерства обороны. В декабре прошлого года еще два самолета заказала Госслужба по чрезвычайным ситуациям.

Фото предоставлено пресс-службой Минстратегпрома.

Разные субъекты экономического процесса оценки 2021 году выставили неодинаковые, если не сказать — прямо противоположные. Многие политологи, в министерствах и Нацбанке поставили четверки и пятерки. В деловых кругах — тройки и двойки.

Основательно подошли к «экономическому ВНО»-2021 в Минэкономики. Его пресс-служба заявила: страна «завершила год с рекордным ВВП в почти 200 миллиардов долларов, более чем пять миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций (ПИИ), ростом экспорта» и назвала счастливую семерку «ключевых достижений» ведомства.


Кременчуг, ПАО «Крюковский вагоностроительный завод». Здесь начинают реализацию программы обновления вагонного парка «Укрзалізниці». В целом на отечественных заводах построят 31 тысячу новых вагонов. Это стало возможно после того, как Верховная Рада приняла закон о локализации в машиностроении.

Фото предоставлено пресс-службой Федерации работодателей Украины.

Экспортировали... «Криворожсталь»!

На первое место в министерстве поставили «поддержку бизнеса»: предприниматели по программе «Доступные кредиты 5—7—9%» получили 65 миллиардов гривен, а по «карантинным программам» — еще 6,5 миллиарда.

На второе — занятость. За год создано 400 тысяч новых рабочих мест, а «при содействии Госслужбы занятости» работу нашли еще более полумиллиона граждан.

В-третьих, «созданы благоприятные условия для привлечения значительных инвестиций в экономику».

В-четвертых, установлен экспортный рекорд — 68,2 миллиарда долларов. В экспорте появилось 28 новых позиций, которые дали дополнительно 28 миллионов долларов. Министерство гордится тем, что наши экспортеры «начали поставки в пять новых стран — Малави, Синт-Мартен, Лесото, Ангилью, Джерси».

В-пятых, министерство активно защищает национального производителя. За год «применены 34 меры по импорту на 18,7 миллиарда гривен», а сейчас ведомство проводит 12 расследований стоимостью примерно 7,4 миллиарда гривен. Успешно идет реформа корпоративного управления. Эффективный менеджмент вводится на 15 крупнейших госкомпаниях.

Наконец, еще одну пятерку министерство ставит себе и Кабмину за «продолжение стратегического курса на приватизацию»: в течение года состоялось 345 аукционов, благодаря чему в бюджет поступило 5,1 миллиарда гривен.

Еще несколько отличных оценок в табель успехов поставил министр энергетики Герман Галущенко. По его словам, подготовлены и в течение 2022-го будут реализованы пилотные проекты по трансформации угольных регионов в Червонограде (Львовщина) и Мирнограде (Донетчина). На рынке газа «происходит развитие биржевой торговли, ведется работа по упрощению процедуры смены поставщика газа».

За год наработаны Стратегия энергетической безопасности, Энергетическая стратегия до 2050 года и Водородная стратегия Украины. Но наибольшие успехи, считает министр, достигнуты в атомной энергетике, особенно, когда в декабре она продемонстрировала, что способна работать «на историческом максимуме»: «В дни наибольшего похолодания атомные станции производили более 300 миллионов кВт-ч в сутки. А Запорожская АЭС — крупнейшая в Европе — впервые заработала всеми шестью блоками и вышла на свою максимальную мощность — рекордных 6190 МВт».

Очередным рекордом похвастался Фонд госимущества. За год «аренда госимущества принесла в казну 1,62 миллиарда гривен», а это — больше всего за всю историю, сообщает пресс-служба ФГИУ. А Национальный банк сообщил о «невиданном» росте золотовалютных резервов — до 31 миллиарда долларов.

Минагрополитики докладывает: по данным Гостаможслужбы, за 11 месяцев 2021 года наши зернотрейдеры экспортировали агропродовольственной продукции на 24,4 миллиарда долларов. Это сумма, за которую в 2005-м продали «Криворожсталь»! Нынешний размер экспорта — наибольший за последних 30 лет! К тому же трейдеры обновляют «рекорды» четвертый год подряд (в 2020-м экспортировали на 22,2 миллиарда долларов).

Добавил настроения известный экономист, глава совета Нацбанка Богдан Данилишин. По его мнению, однозначные позитивы в прошлом году — это «восстановление сотрудничества с международными партнерами» (МВФ), «продолжение кредитной поддержки» бизнеса, который, по словам господина Данилишина, получил только «доступных кредитов» на сумму «приблизительно 80 миллиардов гривен», это также «эффективная работа налоговых органов» и отмена моратория на продажу земли.

По мнению председателя совета НБУ, в будущее можно смотреть с оптимизмом, потому что имеем два основных достижения: 1) «экономика Украины восстанавливается»;

2) «сохранена финансовая стабильность», а банковская система «остается достаточно капитализированной, ликвидной и прибыльной».

Есть много и другого позитива. Словом, все идет настолько хорошо, что пресс-служба Минэкономики подвела итоги года словами, которые, создается впечатление, позаимствовала из отчета XXV съезда КПСС: «Экономика активно восстанавливается, повышается благосостояние украинских граждан».

Снова двойка?

А бизнес на хорошие оценки поскупился. В Федерации работодателей Украины (ФРУ) увидели только одну «победу»: настоящим подарком «под елку» для промышленности здесь назвали принятие Верховной Радой Закона

«О внесении изменений в Закон Украины «О публичных закупках» относительно создания предпосылок для устойчивого развития и модернизации отечественной промышленности» (так называемый закон о локализации в машиностроении).

В УСПП поставили на две «пятерки» больше — еще за «усиление диалога между правительством, работодателями и профсоюзами» и то, что удалось удержать макроэкономическую стабильность (правда, исключительно благодаря рекордному урожаю и увеличению экспорта зерна). На итоговом заседании правления УСПП больше говорили о «двойках» и « тройках».

Глобальными проблемами предприниматели считают COVID-19, аномальный рост цен на энергоресурсы, попытки усилить фискальное давление на малых предпринимателей, отсутствие комплексных программ государственной анти-
кризисной поддержки и острый финансовый «голод», который переживает много отраслей реального сектора экономики.

Больше всего волнует состояние промышленности, говорили на заседании. В самом деле, ситуация в реальном секторе далека от радужной. Преимущественно растут объемы производства в отраслях, ориентированных на экспорт сырья или продуктов первого передела (полуфабрикатов).

Это, во-первых, растениеводческая отрасль сельского хозяйства, удельный вес продукции которой в общем объеме экспорта уже превысил поступления от экспорта металла и составляет 26,6 процента. А в когда-то промышленном Киеве доля агросырья в экспорте предприятий города давно превышает... 70 процентов!

Во-вторых, добывающая промышленность, где за 11 месяцев 2021-го добыча полезных ископаемых и разработка карьеров выросли на 22,5 процента, в частности, добыча металлических руд — на 3,2, а каменного и бурого угля — на три процента. (Зато объемы добычи нефти и газа снизились на 2,6 процента).

В-третьих, это металлургия, где Индекс промышленной продукции составляет 105,5 процента, в частности, объемы производства труб, полых профилей и фитингов из стали выросли на 13,8 процента, чугуна, стали и ферросплавов — на 6,3, готовых металлических изделий — на 2,6, другой продукции первичной обработки стали — на 8,8 процента (но производство драгоценных и других цветных металлов снизилось почти на пять процентов.

В других отраслях реального сектора — по-разному. Так, существенно выросли машиностроение (на восемь процентов), текстильное производство и деревообработка. Но тяжмаш, как и металлургия за «карантинный» 2020-й упали более чем на десять процентов и еще не отыграли «ковидное» падение... В химической промышленности — полная стагнация. Успехи текстильщиков (+15 процентов за 11 месяцев) нивелирует положение дел на швейных фабриках, где падение составляет 12 процентов.

В целом, сообщает Госстат, за 11 месяцев 2021 года Индекс промышленной продукции составляет 101,3 процента.

— Такой рост не компенсирует падение предыдущего года на 5,2 процента, — говорит президент УСПП Анатолий Кинах. — Наша экономика по темпам восстановления весьма медленная и по меньшей мере в два раза отстает от остальных стран Европы. В частности, рост ВВП по итогам года будет на отметке 2,7 процента, тогда как другие экономики переходного типа, по данным МВФ и Всемирного банка, в среднем выросли на 5,7 процента!

Почему растут цены?

Но более всего волнуют цены на природный газ для промышленности, которые в прошлом году достигли рекордных, еще не виданных «высот». Это двойной удар по нашим производителям.

Во-первых, говорят в УСПП, в реальном секторе это «привело к сверхвысокой потребительской инфляции», достигшей отметки в 52 процента. Проще говоря, все, что нужно для производства товаров, в среднем подорожало более чем в два раза! В Союзе говорят: уже через месяц-другой «это скажется на карманах потребителей».

Собственно, «сказывалось» весь 2021-й, потому что газ дорожал в течение всего года, не упав в цене даже летом, когда всегда идет сезонное снижение цен. Посему, по данным Госстата, цены на продукты питания за 11 месяцев минувшего года выросли на 11,4 процента, а «рекорды» установили сахар и растительное масло, прибавившие в цене на 31,4 и 40,7 процента.

В Институте аграрной экономики НАНУ говорят, что сильнее всего подорожали мясные продукты (+10 — 26 процентов), яйца (+37), лук (+39), колбасы (+43). На мясной «линейке» наиболее дешевым остается куриное мясо, но не филе, которое стоит столько же, сколько и хороший кусок свинины. Украинские молочные продукты стали дороже импортируемых из стран Восточной Европы! А новогоднее «оливье» декабря 2021-го оказалось на 24,6 процента дороже, чем этот новогодний салат в декабре 2020-го.

Объективно говоря, рост цен, в первую очередь на продукты, — мировая тенденция. В некоторых странах ЕС они выросли даже больше, чем у нас. Но это не оправдывает правительство, считают эксперты. Так, еще весной 2021-го ученые Института аграрной экономики рекомендовали Кабмину срочно сформировать «внутренний резерв стратегически важных продуктов питания» и вернуться к практике государственного регулирования цен на них.

Но правительство обратилось к регуляторным мерам только когда запахло жареным. Лишь в конце декабря установило, что торговая наценка на хлеб не может превышать 10 процентов от оптовой цены, а 12 января нынешнего года таким же образом ограничило цены на ряд других социальных продуктов.

Известный экономист Андрей Новак считает: эти меры — что кнутом по воде: «У нас — инфляция предложения, то есть вызванная увеличениям расходов производителей, которые вынуждены поднимать цены. Поскольку это является результатом просто катастрофического скачка цен на газ и другие виды энергии, Кабмин должен был бы бороться не с последствиями роста цен, а с причиной».

Действительно, многие эксперты обращают внимание на то, что в ряде стран ЕС постоянно практикуют регулирование цен. Недавно, в разгар газового кризиса, его ввели в Венгрии, а в Польше применили другой рыночный инструмент — на длинный ряд социальных товаров установили нулевую ставку НДС... И у нашего Кабмина имеется достаточно рыночных инструментов, которые бы останавливали цены.

Но, судя по всему, конца «эры глобального подорожания» в туннеле не видно.

Закрыли заводские проходные...

Во-вторых, страшные цены на «голубое топливо» закрывают заводские проходные. Поскольку в Кабмине и НАК «Нафтогаз» за тем, как дорожает газ, весь год наблюдали с воистину олимпийским спокойствием, неудивительно, что осенью апелляции промышленников к правительству звучали, как сигналы SOS в девятибалльный шторм.

...Сентябрь. Ассоциация «Укрлегпром» просит правительство и ряд ОГА предоставить газ по льготным ценам для стратегических предприятий отрасли... Один за другим останавливаются заводы, производящие строительную известь. Предприниматели обращаются в Минэкономики с просьбой ввести санкции относительно импорта белорусской и российской строительной извести, которая ввозится по демпинговым ценам. В Минэкономики не реагируют.

Октябрь. Ассоциация «Укрсахар» при поддержке УСПП, ФРУ и Совета предпринимателей просит правительство предусмотреть в бюджете дотации сахарникам объемом 150 гривен за тонну.

Ноябрь. Союз химиков, УСПП, ФРУ и несколько аграрных союзов просят предоставить товарный кредит в виде газа нашим азотным комбинатам — производителям минеральных удобрений, потому что иначе сорвутся планы по их производства под посевную-2022.

Декабрь. Президент Ассоциации «Теплицы Украины» Евгений Чернышенко сообщает: весьма дорогой газ остановил почти все тепличные хозяйства. Ассоциация «Укркондпром» объявляет об остановке линий на кондитерских фабриках. Президент ассоциации Александр Балдинюк объясняет: «При стоимости газа 73 тысячи гривен за куб производство кондитерских изделий становится делом сомнительным, ведь стоимость продукции будет такой, что ее никто не станет покупать.

Лидер молочной отрасли страны Группа компаний «Молочный альянс» заявляет, что рост цен на энергоносители делает производство молочных продуктов убыточным.

— Ситуация парадоксальная: чем больше выпускаем продукции, тем большие получаем убытков, — говорит глава наблюдательного совета АО «Молочный альянс» Сергей Вовченко. — Мы предупредили наших партнеров: не можем дальше работать, получая лишь убытки... Ничего подобного мы не переживали даже в 2014 году!

Ассоциация «Укрхлебпром», которая объединяет почти 90 предприятий, просит у правительства «голубого топлива» по льготным ценам: с сентября часть хлебозаводов работает «в нуль» или же несет убытки. Либо продавайте нам газ по льготным ценам (объемом 10—12 миллионов кубов в месяц), либо предоставьте финансовую помощь, говорят пекари.

1 января полностью прекращает работу Днепровский металлургический завод (когда-то — имени Петровского). А в течение первого месяца нынешнего года, как сообщили в Ассоциации «Стекло Украины», — сразу три завода стеклянной промышленности...

Сколько предприятий закрыли проходные или сократили объемы продукции, пока сказать сложно. В ФРУ ситуацию оценивают как чрезвычайную, а президент Федерации Дмитрий Олейник в связи с ценами на газ еще в октябре писал в своем блоге: «Украина стоит на пороге кризиса, которого не знала за всю новейшую историю».

В Кабмине пытаются повлиять на ситуацию. Еще с ноября члены правительства вели переговоры с отечественными компаниями, добывающими украинское «голубое топливо», чтобы те 20 процентов продукции поставляли на товарную энергетическую биржу, где бы газ по «льготным ценам» покупали производители, продуцирующие «товары, имеющие существенную социальную значимость» (их перечень срочно утвердили в Минагрополитики).

Но, сообщают деловые СМИ, «голубого» на биржу поступает — с наперсток. Судя по всему, частные фирмы инициативу Кабмина успешно... саботируют. Так что, в отличие от министра энергетики, многие эксперты критикуют «Нафтогаз», Минэнерго и правительство за цены на газ, выставляя им огромную «единицу»!

«Победы» и «предательства»

Почему оценки настолько полярные? Обозреватели объясняют: это потому, что разные группы экспертов, анализируя одни и те же экономические процессы, пользуются не одними и теми же критериями.

В СМИ одну группу экспертов называют рыночными «романтиками», другую — рыночными «прагматиками», иногда — «популистами» (термин, который ничего общего с понятием «демагогия» не имеет).

Если внимательно присмотреться к реестру «побед», несложно заметить: кроме пятерок борьбе с безработицей и атомной энергетике, все остальные отличные оценки «романтики» выставили за макрофинансовые показатели.

А если пересмотреть немалый перечень «предательств», увидим: «прагматики» внесли в него факторы, мешающие устойчивому росту промышленности. Иначе говоря, критерий здесь — микроэкономический уровень, финансово-экономические возможности развития отдельных предприятий и отраслей.

Неудивительно, что дискуссии идут по всему спектру социально-экономических проблем, где одни указывают на макрофинансовые достижения и ожидания, другие — на микроэкономические проблемы.

Так, одной из реперных точек в экономике 2021-го стало «открытие рынка земли». Первая группа считает это событие «эпохальным» и доказывает: продажа земли значительно повысит ВВП и станет основанием для прихода в агросектор «огромных инвестиций». Эксперт Глеб Вышлинский (Центр экономической стратегии) пишет, что «надо шире открывать рынок земли», потому что только при этом условии земля станет «привлекательной для инвесторов, в частности для крупного сельскохозяйственного производства».

Вторая группа доказывает: главное — социально-экономическое развитие села. Ссылаясь на мировой опыт, говорят, что сохранение рабочих мест на селе, развитие его социальной инфра-структуры и устойчивый экономический рост может обеспечить исключительно фермерская модель земельной реформы. В качестве примера называют удивительно эффективные фермерские модели Франции и Польши.

А еще — пример Грузии, где земельную реформу, за которую так болеет господин Вышлинский... отменили. Это уменьшило инвестиции в агросектор, зато принесло социальный мир в село, где до этого пылали массовые протесты, дает достойный заработок грузинским фермерам, а не зарубежным «инвесторам».

Как видим, с одной стороны, — ВВП сейчас и гипотетические инвестиции в будущем, то есть макрофинансовые показатели. С другой — возможности для развития села, акцент на решении микро-
экономических проблем.

То же — с тенденцией к увеличению трудовой миграции. «Популисты» с тревогой резюмируют: только за прошлый год выехали на заработки 600 тысяч украинцев, и оценивают миграцию однозначно негативно, призывая Кабмин принять все возможные меры для создания рабочих мест. Ведь главное богатство страны — это люди. Чем больше людей действуют в экономическом пространстве государства, тем богаче страна.

А «романтики» оценивают трудовую миграцию... положительно! Аргументы «за» — либо теоретические (миграция — это проявление «экономической свободы», «победа демократии», удачная «борьба с олигархами, которые теперь вынуждены поднимать зарплаты тем, кто остался»), либо, чаще, сугубо макрофинансовые. В этом случае называют астрономические суммы «инвестиций», которые новейшие «гастарбайтеры» перечисляют родственникам в Украину.

Но действительный полемический фронтир — это проблемы промышленности.

Чего хотят «прагматики»

Ученые Института экономики и прогнозирования НАНУ во многих научных статьях доказывают: оставаясь в плену «сырьевой модели» экономики, которая нынче определяет экономическое лицо страны, мы просто обрекаем себя на то, что наш ВВП будет расти не более чем на 3—4 процента год к году. Тогда как для того, чтобы сравнительно быстро выйти на достойный уровень жизни, надо иметь минимум 6—7 процентов.

Без развития промышленности этого не достичь! Так что «прагматики» — горой за развитие приоритетных отраслей реального сектора экономики. Это прежде всего высокотехнологические сектора, которые могут производить продукцию с высокой добавленной стоимостью: ракетно-космическая и авиастроительная отрасли, заводы «Укроборонпрома», машиностроение, химическая промышленность.

Но не только эти отрасли. «Прагматики» давно твердят: для того, чтобы обеспечить устойчивое экономическое развитие, в первую очередь надо оказать регуляторную поддержку отраслям, выпускающим товары широкого спроса (ТШС), и предприятиям АПК.

— Если правительство хочет «поднять экономику», то должно прежде всего поддержать производителей ТШВ и предприятия АПК, — в разговоре с автором этих строк говорит известный экономист, доктор наук Ярослав Жалило и объясняет: «Это — отрасли с непродолжительным обращением капитала и ориентированные на потребительский рынок, следовательно — наиболее перспективные!».

Так что если «романтики», ориентируясь исключительно на макрофинансовые показатели, экспортные рекорды по вывозу агропродукции считают грандиозными, «невиданными успехами», то «популисты» эти рекорды только критикуют. Первое, что говорят: «Вывезли уже столько зерна, что муку приходится покупать в Турции». Во-вторых, обращают внимание на сугубо сырьевую структуру агроэкспорта. Так, зерна пшеницы за 11 месяцев прошлого года вывезли 15,4 миллиона тонн, а муки — всего 57,8 тысячи тонн, что, кстати, почти на 17 тысяч тонн меньше, чем в 2020 году.

Посему «прагматики» предлагают стимулировать переработку агропродукции, чтобы, с одной стороны, обеспечить продовольственную безопасность государства и иметь сравнительно невысокие цены на продукты, с другой — экспортировать не сырье, а продовольственные товары, у которых добавленная стоимость намного выше, нежели у зерна и другой непереработанной продукции.

Неудивительно, что у «прагматиков» и совсем другой перечень «побед». Это — выкатка 28 декабря на ДП «Антонов» первого из четырех «Анов», заказанных Министерством обороны. Запуск спутника «Сич», осуществленный уже в январе нынешнего года. «Популисты» особенно подчеркивают кумулятивный эффект этих достижений — только «Антонов» дал работу почти 200 предприятиям-смежникам.

Это также постановление Кабмина № 1070 от 11 октября 2021 года, благодаря которому аграрии, работающие на мелиорованных землях, будут иметь дотации на закупку отечественной техники для орошения. Законы о предотвращении рейдерства, повышении эффективности труда Экспортно-импортного агентства, об индустриальных парках.

Это, в конце концов, многострадальный закон о локализации и озвученный Мининфраструктуры проект программы обновления парка грузовых вагонов «Укрзалізниці», согласно которой на отечественных вагоностроительных заводах в ближайших семь лет должны построить более 31 тысячи новых вагонов. Программу в целом положительно оценил такой авторитетный промышленник, как глава наблюдательного совета ПАО «Крюковский вагоностроительный завод» (Кременчуг) Владимир Приходько.

«Прочь... высшее образование!»

«Романтиков», к сожалению, отмечает какое-то полное равнодушие к проблемам промышленности, а иногда даже... враждебность.

Как только запустили спутник «Сич-2-30», как в одном деловом СМИ написали: и технологически он устаревший, и слишком тяжелый (210 килограммов с полезной нагрузкой), и то не так, и это никак, словом — деньги на ветер.

Выкатили Ан-178-100Р — и снова «романтики» не скрывают... разочарования. Известный эксперт Б.К. в частном разговоре сказал, что эти госзаказы — на-
прасно израсходованные средства! Денег, дескать, надо много, между тем «Антонов», «Южмаш» и КБ «Южное», запорожские «Мотор Сич» и КБ «Прогресс», Харьковский и другие авиазаводы — это... «не стратегические предприятия» (хотя на сайте «Укроборонпрома» пишут — стратегические).

Вообще некоторые экспертные советы «романтиков» напоминают какой-то экономический... сюрреализм. Так, один политолог радовался остановке нашего автопрома, «авторитетно» объясняя: автозаводы уже не нужны, потому что если кто-то хочет новенький «Мерседес» или, скажем, Киевсовету нужны новые троллейбусы, то и авто, и транспортные средства можно... «напечатать в гараже КГГА на 3D-принтере».

Другой, выступая на ток-шоу, ссылаясь на «знакомого японца», уверял телезрителей: «В Японии промышленности уже нет», так что и нам надо переходить на «постиндустриальную модель экономики»... Но следует заглянуть в «Википедию», как узнаем: японская экономика — третья в мире как раз «по объемам промышленного производства»!.. Так к чему эти россказни? Да и что оно такое, эта «постиндустриальная», политолог объяснить не смог.

А вот совсем свежий пример, мимо которого просто невозможно пройти. Эксперт одного из столичных «центров», который дает «рынку» советы, размышляя над тем, как нам «увеличить количество и качество рабочей силы», смело предлагает: надо «сократить госзаказ высшего образования»: «Молодежь должна работать и обогащаться, создавая добавочную стоимость. Вместо этого 80 процентов выпускников вузов напрасно тратят время на низкокачественное обучение в университетах, теряя четыре—шесть лет активной жизни...».

И эту откровенную ерунду преспокойно печатает авторитетное деловое СМИ... Что здесь сказать? Полное отсутствие связи с реальностью, ужас и сюрреализм!

Да и закон о локализации. Как только его проект № 3739 сделали достоянием гласности, как полбатальона «экспертов» и политологов начали доказывать: принимать его нельзя ни в коем случае! Голоса «против» звучали даже в Кабмине. Чтобы доказать, что благодаря закону наше машиностроение пойдет вверх, а страна получит много социально-экономических бонусов, понадобилось более года!..

Лед тронулся только в июне 2021-го, во время рабочей поездки тогдашнего Председателя Верховной Рады Дмитрия Разумкова на Львовщину. На заводе «Электронмаш» («дочери» ЧАО «Концерн-Электрон») главе парламента и народным депутатам, которые его сопровождали, передали петицию в поддержку проекта закона, под которой подписались свыше 150 тысяч работников более четырех тысяч заводов!

Что же получается? По расчетам специалистов ФРУ, закон в течение трех-четырех лет позволит создать 64 тысячи новых рабочих мест, увеличить налоговые отчисления на восемь процентов, а рост ВВП — до 4,2 процента.

Единственное возражение — документ противоречит принципам... «свободного рынка». И это одно-единственное сугубо теоретическое «нет» затормозило дело на долгих полтора года... Сюрреализм, ей Богу!

Домашнее задание

Причины такой позиции «романтиков» — тема отдельного серьезного разговора. Сразу скажем: в этой очно-заочной полемике экономическая наука — на стороне «прагматиков».

Торговля, бытовые и другие услуги обеспечивают лишь круго-
оборот денег в экономике. Обогатить страну, поднять уровень жизни может только развитие промышленности — за счет продукции с высокой добавленной стоимостью. Недаром в соседней Польше звучат призывы к реиндустриализации страны.

В нашем общественном дискурсе пока превалирует «романтический» взгляд на экономические процессы. Дескать, главное — снять любое регулирование и «отпустить» ценообразование в «свободное плавание», и «незримая рука свободного рынка» сама обеспечит рост показателей.

Поскольку разговор о новых приоритетах экономической политики («новой экономической модели», о которой речь идет уже лет 20), то здесь следует говорить о такой важной проблеме.

Это — неполитическое сотрудничество ФРУ, УСПП и отраслевых союзов промышленников с Кабинетом Министров. Такое сотрудничество правительства с общественными объединениями предпринимателей — стандартная практика во всех странах ЕС. Она и у нас налажена давно. Но «домашнее задание», которое надо выполнить, — вывести ее на качественно иной уровень.

Ученые-экономисты объясняют: «Это необходимо, потому что динамика макропоказателей на-
прямую связана с экономическим состоянием отдельных предприятий и отраслей, поэтому предприниматели должны принимать участие в принятии макроэкономических решений». Даже больше. До сих пор у нас большинство решений принимали в духе «революции свыше», тогда как заказчиками экономической политики должны стать «низы» — субъекты экономического процесса, крупные предприятия и отрасли, представленные ассоциациями промышленников, говорят экономисты.

Прежде всего здесь необходима «смена вех» в общественном дискурсе. Такая «смена» идет, но очень медленно. Между тем общественные организации имеют основательные программы развития экономики.

Это, в частности, «Манифест работодателя», разработанный по заказу ФРУ, и комплексный документ «Платформа экономического патриотизма», принятый на расширенном заседании Антикризисного совета общественных организаций и УСПП. Это, наконец, стратегия экономических реформ, которую создали ученые «Института общественно-экономических исследований» и которую, что интересно, так и назвали — «Политика экономического прагматизма».

По мнению многих общественных деятелей, широкое обсуждение этих стратегий должно изменить общественный дискурс и, в конце концов, как надеются «прагматики», привести к реализации стратегии социально-экономического развития нашей страны.