После объявления в СМИ очередной даты возможного наступления врага, на восьмом году войны, мои соседи таки собрали «тревожный чемодан». Сына-третьеклассника к процессу не приобщали — дескать, малыш и так напуган. «На днях Саша начал хныкать прямо во время ужина, когда бабушка завела разговор о том, что придется куда-то бежать из города, — объясняют родители, — мы его еле успокоили».

Как ожидание катастрофы влияет на детскую психику и можно ли обезопасить ее от новой «пандемии страха», «Голосу Украины» рассказала заведующая лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии НАПН Украины, доктор психологических наук Ирина Губеладзе.

— Полностью защитить или изолировать детей от того информационного влияния или тревожных настроений, которые есть у родителей да и в целом в обществе, невозможно, — уверяет она. — Единственное, что мамы и папы могут в этой ситуации сделать, это самостоятельно поговорить с детьми о потенциальной опасности.

Надо на понятном им языке (учитывая возраст и развитие сына или дочери) объяснить, что происходит, что может произойти, и дать четкие инструменты реагирования и алгоритм действий в случае возникновения реальной угрозы. Часто нам кажется, если мы изолируем детей от информации о войне или возможной эскалации, то убережем их психику.

На самом деле это обманчивое убеждение. Одни родители выключают телевизор, где транслируют негативные новости, другие — нет, но школьники все равно их обсуждают между собой при встрече. Кроме того, ребенок может чувствовать и перенимать тревожное состояние родителей, даже не понимая, что его вызвало. А тревога всегда возникает в ситуации неопределенности, незнания.

Наоборот, о войне с детьми надо говорить, объяснять на доступном для них языке, какие могут быть угрозы, не слишком акцентируя на некоторых драматических картинках, но четко давая определенные инструменты реагирования, план действий в случае опасности и стабилизируя эмоциональное состояние ребенка.

Он должен знать — что будет, если возникнет чрезвычайная ситуация во время его пребывания в школе, куда он пойдет, как коммуницировать с родителями. Дайте ему уверенность в том, что в конце концов все будет хорошо и, что бы ни случилось, родители его защитят, потому что семья — это такая команда суперменов, которая справится с любой сложной ситуацией.

— Надо ли дозировать просмотр новостей на эту тему?

— Однозначно. Даже взрослым крайне необходимо дозировать потребление новостей, сводя его к просмотру 2—3 каналов, которым вы доверяете. Младшим школьникам вообще не обязательно смотреть такие новости — достаточно того, что родители им в доступной форме перескажут важные моменты.

— Взрослые в будничных разговорах сводят все к шуткам, поскольку это позволяет не поддаваться панике. Но дети младшего школьного возраста воспринимают все за чистую монету. Например, когда им говорят такое: «Если завтра не начнется война, то пойдем в гости к бабушке...»

— Если для взрослых и подростков это защитная стратегия — юмор и высмеивание панических настроений, например, то дети младшего школьного возраста или дошкольники этих шуток еще не понимают и воспринимают буквально. Поэтому их следует избегать. Так же нельзя обесценивать переживания самого ребенка или других людей относительно возможной полномасштабной войны.

— Какие последствия для детской психики может иметь продолжительное пребывание в ситуации «ожидание катастрофы»?

— Это по меньшей мере вызывает тревожность, а в определенных случаях — даже невротические расстройства и панические атаки. У детей младшего школьного возраста эту тревожность легче заметить, они демонстрируют прямые реакции — неспокойный сон, замкнутость, нарушение пищевого поведения, обгрызание или подергивание ногтей, другие компульсивные действия, которые повторяются регулярно и автоматически (например, дерганье или нервное листание тетради во время беседы, резкие нервные движения). Подростки наоборот могут маскировать свою тревожность за показательной бравадой, шутками. Это тоже может быть сигналом для родителей: к сыну или дочери следует внимательнее присмотреться. Беседа с родителями о причине этих тревог может иметь намного лучший терапевтический эффект, чем стратегия избегания разговоров о войне.

— Когда надо обращаться за помощью к психологам?

— Когда заметите нетипичное для вашего ребенка поведение. Например, если он становится нетипично вялым, подавленным, плохо спит, отказывается от пищи, часто плачет или наоборот становится чрезмерно возбужденным, нервно и бурно реагирует на обычные вещи. Если такое состояние продолжается неделю или больше и родители не могут этому помочь, обращайтесь к специалисту. И чем раньше, тем лучше. Это позволит избежать осложнений в психологическом состоянии ребенка.

— Надо ли привлекать детей младшего школьного возраста к сбору «тревожного чемодана»?

— Я бы его скорее назвала «чемоданом безопасности». Привлекать можно, причем не только школьников, но и старших дошкольников — 5—6 лет. Подавать это следует скорее в формате игры, подготовки к путешествию на неизвестную планету, куда надо взять самые важные вещи. Спросить у ребенка: что бы он туда упаковал? Младших школьников на их уровне следует научить, как обезопаситься, как предоставлять помощь другим. Рекомендуется, чтобы ребенок имел свой отдельный «рюкзак или чемодан безопасности» с одеждой, едой, зарядным устройством для мобилки, фонариком, средствами гигиены и т. п. и знал, что он туда положил. Во-первых, это объединяет семью и дает сигнал, что все в ней равны и важны, у каждого рюкзак свой, но все — одна команда, которая готова действовать. Во-вторых, если во время чрезвычайной ситуации родители будут, скажем так, «на расстоянии», ребенок сможет помочь себе сам. Мы рекомендуем попросить младших школьников выучить наизусть телефоны родителей, свой адрес и адрес ближайших родственников, знакомых или соседей, к которым можно обратиться в случае чрезвычайной ситуации.

— Есть ли психологические техники, помогающие снять тревожность?

— Есть определенные дыхательные упражнения, например «дыхание по квадрату». Положите ребенку на животик мячик или мягкую игрушку и попросите ее «покачать». Это и весело, и полезно. Любая физическая активность — не только тренировки, но и простые прогулки на свежем воздухе — будут иметь стабилизирующий эффект. Чтобы отвлечься от негативных новостей, разберите вместе с ребенком его книги или игрушки, наведите порядок в детской комнате или на кухне. «Забрасывать» в такой ситуации малыша новыми игрушками и сладостями не стоит. Это будет иметь краткосрочный эффект, но может привести к проявлениям зависимости в будущем. Привычка «заедать стресс» или тревогу во взрослой жизни формируется еще в детстве...

На жалейте времени на беседы с детьми. Когда мы проговариваем свои переживания, нам становится легче. Так же и у сына или дочери должна быть возможность рассказать о своих чувствах, своей тревожности, своих страхах. Родителям не следует делать вид, что они совсем не волнуются — это не помогает созданию доверительных отношений с детьми.

Волноваться в таких обстоятельствах — это нормально! Но надо передать ребенку уверенность, что, несмотря на все переживания, у вас есть четкий план — как лучше выйти из ситуации. Также стоит доверять нашим военным, которые защищают страну.