Чем жестче российские оккупанты насаждают в Херсоне свои порядки и чем больше разговоров о «Херсонской народной республике», тем больше тех, кто хочет ее покинуть, оставив и дома, и приобретенные собственным трудом ценности. Однако «русский мир» вцепился в беглецов всеми своими когтями и не отпускает их. Вот – горькая исповедь одного из них.

– Жить в «ХНР» с самого начала не собирались, но выезжать было опасно – вокруг шли ожесточенные бои. Пока решились, пока собрались в дорогу, а путь на Снегиревку и дальше на Николаевщину орки уже перекрыли. Попробовали другое направление – через Берислав на Днепр.

Мы были такие не одни – на выезде из областного центра собралась целая колонна беженцев, растянувшаяся на несколько километров. На первом блокпосте российский воин открыл багажник, посмотрел, что вещей немало, и поинтересовался: «Уезжаете?». Я говорю: «Да». Он: «Вы не проедете». Отвечаю, что все-таки попробую. Он только пожал плечами и пропустил, рассказывает херсонец Александр.

– До Берислава проехали много блокпостов, и на всех дежурили какие-то «дэнээровцы» – вероятно, мобилизованные. Контраст с российскими солдатами, которых видели под самим Херсоном, казался разительным. Российские были в хорошо подогнанных униформах, с баллистическими масками, в современных шлемах. А бойцы из непризнанных республик и одеты были кое-как, и без баллистических масок, а шлемы – точно времен Второй мировой. Из вооружения – тоже не менее древние карабины «СКС». Бронетехники рядом – ни одной. Блокпосты спешно укрепляют подручными средствами – мешками с песком, обметают землей и укрепляют какими-то листами пластика. Я не специалист по военному делу, но и без опыта понятно, что в случае серьезного обстрела такую «крепость» через минуты с той же землей перемешают вместе с ее содержимым.

Такие бойцы продовольствия не просили, денег не отбирали: разве что один заглянул в сумку, увидел там бутылку колы и затрясся: «Можно я возьму?». «Бери, – говорю, – как запретишь?» Но под Бериславом колонну остановили. Стояли часа два без движения.

Из соседней машины мужчина пошел на блокпост узнать, когда пропускать начнут. Так ему сказали, что пропускать не будут вообще, поскольку «готовятся к наступлению». Пришлось возвращаться в Херсон, где постоянно слышны взрывы – работает артиллерия и «Грады». Правда, кто-то остался в Бериславе или в придорожном селе Давыдов Брод – ждут более удачного случая проехать.

Около одиннадцати легковушек отсоединились от основной колонны – найденный проводник вызвался провести на свободную землю какими-то «муравьиными тропами». Некоторые пассажиры этих машин оставили свои контакты, но с тех пор их телефоны на звонки не отвечают, и что с ними, никто не знает. Остальные беженцы не исключают подрыва на мине или попадания под обстрел на линии фронта. Ведь о таких случаях со склонными к чрезмерному риску беженцами сообщают едва ли не каждый день. Хотя вряд ли здесь уместно выражение «чрезмерный риск». На войне и в глубоком подвале выжить не всегда повезет.

Сергей ЯНОВСКИЙ.

Херсон.