Когда приезжаешь в Бучу, Ирпень, Гостомель, разгромленные и разграбленные российскими оккупантами, где уже убраны от человеческих тел и разбитой военной техники улицы, а дома, в которые попали танки и «Грады», стоят без окон и дверей, без крыш, где-то уцелели стены, хотя внутри все выгорело, а где-то на месте коттеджей только куча битого кирпича, переживаешь сначала шок, затем страх, ведь враг продолжает уничтожать другие украинские города и села, потом удивление – наши северные соседи, что с экранов телевизоров продолжают кричать, что украинцы и русские братские народы, на самом деле оказались жестокими варварами, и это в XXI веке, монстрами, зверями в человеческом облике. Аж потом приходит ярость и ненависть – совершенных на нашей земле преступлений не простим никогда. Какое-то время не можешь избавиться от мысли, что это не может быть реальностью, правдой, это всего лишь декорации к фильму ужасов. К сожалению, нет… Здесь, как и в Мариуполе, Волновахе, Бородянке, Харькове, Херсоне (в длинном списке Макаров, Мотыжин, Шевченково, Великая Дымерка и так далее), российские оккупанты устроили настоящий ад – здесь горела земля, горели дома, плавился металл, куски его, где-то еще лежащие под ногами, напоминая затаившийся растопленный шоколад, приобретает причудливые формы. Под стенами одного из разбитых домов на клумбе, как на столе, стоит монитор, рядом газовая плита, видимо, выброшенные из квартиры взрывной волной. Через выбитое окно на улицу свисает зеленая штора… Из другого обгоревшего окна на третьем этаже развевается сине-желтый флаг. Как он уцелел на пепелище? Или кто-то, уже после пожара, вывесил знамя, утверждая, что Ирпень – это Украина!

В разбитых домах пустота. Когда-то здесь жили люди, мечтали, строили планы. Где они? Живы ли? В аду, разожженном российскими оккупантами, сгорело немало человеческих жизней – в Киевской области от их рук, по официальным данным, погибли более 1000 гражданских. Большинство людей, как отмечает руководитель полиции Киевской области Андрей Небитов, застрелены.

Городской голова Бучи Анатолий Федорук говорит, что россияне убивали местных по составленным спискам. «У них были списки – я видел эти списки. То есть они заранее знали, к кому идут, по какому адресу, что это за человек», – подчеркивает он. И добавляет, что среди людей, которых должны были убить, были фамилии представителей органов местного самоуправления. «Поскольку мы в пригороде столицы, то здесь большое количество чиновников проживало, политиков. Слава Богу удалось, благодаря имеющимся возможностям, уехать из Бучи, они довольствовались теми, кто остался. В основном это были активисты, участники АТО», – дополняет Анатолий Федорук.

В первые дни войны в Буче, находившейся в оккупации 33 дня, был убит Михаил Романюк. Он ехал на велосипеде в военкомат, чтобы записаться в местную терроборону, чтобы защищать свой город от врага. «Он говорил, что не может сидеть в подвале, когда агрессоры пытаются захватить нашу землю, – рассказывает мама Михаила. – У меня, говорил, сердце разрывается. Он собрался в военкомат и успокаивал меня, что будет долго жить». Жительница Бучи Виктория Батура рассказала, что по Михаилу и ее зятю россияне стреляли со второго этажа жилого дома. Пуля попала Романюку в голову. Тело Михаила рядом с велосипедом, как и других расстрелянных горожан, лежало на улице до освобождения города украинскими войсками.

Полиция Киевщины продолжает фиксировать преступления, совершенные российскими военными во время оккупации – убийства, изнасилования, преступления против человека, пытки людей, ограбления. 

Правоохранители уже установили около 200 российских солдат, которые зверствовали в городах и селах Киевщины. Заочно сообщено о подозрении капитану Алексею Булгакову и майору Александру Васильеву из мотострелковой роты 15-й бригады 2-й гвардейской армии Центрального военного округа вооруженных сил РФ (воинская часть 90600, месторасположение – Самарская область) в жестоком обращении с военнопленными и гражданскими. В марте во время оккупации села Богдановка Броварского района капитан приказал искать среди жителей военнослужащих ВСУ, Нацгвардии, террообороны, ветеранов АТО, сотрудников правоохранительных органов. Им удалось взять в плен бойца территориальной обороны села. Мужчине связали за спиной руки, бросили на землю и били прикладом автомата по спине, рукам и ногам. Майор наступал ногами на пальцы, а после пыток пленника на несколько дней оставили в подвале без еды и воды. Русские пытали и местного священника – его раздели, натянули на голову шапку так, чтобы закрывала глаза, связали за спиной руки и били. Священник узнал палача Васильева по фотографиям в соцсетях.

Фото Андрея НЕСТЕРЕНКА.