Сложно себе представить, но военные преступления, совершенные на территории Украины рашистами после их вторжения 24 февраля этого года, это не случай, а норма, массовое явление, которое пугает аморальностью всего российского общества. Общества, для кого убить, изнасиловать ребенка, подростка, и даже младенца, это обычная будничность или, возможно, генетическая привычка.

Служба безопасности Украины, перехватив разговор российского оккупанта, который воюет в Харьковской области, со своим отцом, получила новые доказательства зверств рашистов в нашей стране.

– Как дела у тебя? – спрашивает отец.
 
– Мы сейчас в Харьковской области, село вот зачищаем.

– "Грады" есть?

– Ну они, это, за селом стоят и поливают оттуда. "Грады", минометы, БУКи... Ну сегодня мы (нецензурная лексика) проявили себя. Мы считай деревню с трех сторон окружили (нецензурная лексика) и (нецензурная лексика). Просто дома (нецензурная лексика) выносили, стреляем по всему: по домам, по машинам. Все дома (нецензурная лексика) танками разнесли (нецензурная лексика) и БТРами. Двоих пленных взяли. Ухо одному отрезали.

– Зачем? – равнодушным голосом спрашивает отец рашиста.

– Не хотел говорит, ему ухо отрезали. Ха-ха-ха, – заливается смехом палач.

– Жестко, говорю у вас там.

– Это мягко. Это еще нормально, что ему пулю в лоб не пустили. Или БТРом не четвертовали. А так можно было его просто поставить и короб вот пулемета, 100 патронов, просто в него выпустить, и дуршлачок сделать. Ну, максимум, можно было палец отрубить. Или два.

– А так можно?

– Нужно!!!

Дальше рашист с восторгом рассказывает отцу о том, как его однослуживцы грабят местное население, забирают у местных продукты питания.

– Пайки дают, сынок?

– Вот как с болот, с россии уезжали, они нам давали. И все. Сейчас вот пацаны на разведку сходили и принесли колбасы, майонез, сало.

– В магазин зашли?

– Да нет, по людям вон прошлись. А смысл им (нецензурная лексика)... У нас стволы, танк. Если кто (нецензурная лексика) – минус дом, и живи как хочешь, на улице.
 
Еще один перехваченный СБУ разговор российского оккупанта, который стоит на востоке Украины, со своими родными в россии свидетельствует, что рашисты без колебаний расстреливают гражданских, пытающихся вырваться из оккупированных территорий.

"Им сейчас деваться некуда, они по ночам пытаются проходить. Мы их ху*рим. Мне их не жаль, даже мирное население. Кто хотел – тот уже уехал. Так что мы хе*ачим и пох*р".

В голосе убийцы мирных людей нотки удовлетворения. Такая же радость и в голосе его собеседника, который не удивляется и не возмущается, не впадает в отчаяние от совершенного родственником преступления. Для российского общества преступление против человечности – норма. А что мы хотели от извергов?