С этими словами многие из тех, кто пришел на прием к народному депутату Алексею Кайде (ВО «Свобода»), переступали порог его общественной приемной. Люди утратили веру после хождений по чиновничьим кабинетам. У многих в руках — кипы ответов, решения судов, конверты из высших инстанций... А в результате — пшик. Приходят как и по личным вопросам, так и по общественным. Причем не только из Тернополя, где Алексей Петрович избирался по мажоритарному округу, но и из многих районов области.

 Четвертый год не может получить надлежащую зарплату бывший бухгалтер городской газеты «Тернопіль вечірній» Людмила Марчак. Есть решение суда в ее пользу, открыто исполнительное производство, но заработанное женщине не возвращают, мотивируя тем, что в городском бюджете нет на это средств. Тем временем компенсация за задержку невыплаты долга вскоре превысит сумму самого долга. Спрашивается: неужели у городского совета, который является учредителем газеты, столько денег, чтобы накапливать этот долг? Платить ведь все равно придется.

Сергей Семенюк и Иван Шкарлупа тоже четыре года пытаются вернуть средства, вложенные в обанкротившийся кредитный союз «Злагода». Есть решение суда в их пользу, исполнительный лист, но денег пенсионерам, которые откладывали их на «черный день», не возвращают.

Обивает пороги разных инстанций жительница Тернополя Анна Шавалюк. Под ее квартирой на улице Старый рынок, 3 открыли бар — и с тех пор нет пенсионерке покоя. Музыка до полуночи, пьяные разборки, дым сигарет... «Летом, когда во время чемпионата по футболу на летней площадке бара собирались болельщики, можно было сойти с ума, — говорит Анна Ивановна. — Мало того, что бар гудит пьяными голосами, так еще и вентиляторы не дают уснуть, а я — гипертоник. Из городского совета, милиции, прокуратуры на мои жалобы — лишь отписки, в лучшем случае посылают в суд. Но я же не требую ничего особенного. Если не могут убрать бар, то хотя бы владельцы позаботились о звукоизоляции, вентиляции согласно нормам. Кстати, городской совет давал разрешение на открытие магазина, но открыли бар, и на это нарушение никто не реагирует».

Многие проблемы связаны с медициной. Внучка Николая Кулебы родилась мертвой, хоть беременность проходила нормально, никаких предостережений относительно состояния матери и плода у врачей не было. Мужчина убежден, что ребенка не стало по вине медиков городской больницы № 2. Это подтверждает и его зять, который присутствовал на родах. Кстати, это уже не первая резонансная смерть в упомянутом лечебном учреждении. «На все мои письма в соответствующие органы получаю отписки, — жалуется Николай Михайлович. — Поверьте, я не требую наказания, но хотя бы признали свою вину, потому что безответственность может привести к новым трагедиям».

Валентина Реник возглавляет в области объединение родителей, дети которых больны фенилкетонурией. Им необходимо специальное безбелковое питание. Одна упаковка стоит 1,1 тысячи гривен, а их на месяц нужно пять. Из городского бюджета выделили некоторые средства, но их катастрофически не хватает. Таких больных, возраст которых до восемнадцати лет, в области 18, после восемнадцати — 39. Валентина Ярославовна просит выступить с законодательной инициативой, чтобы о больных фенилкетонурией позаботилось государство.

К государству апеллирует и Анна Рыжак из Лановецкого района. Старший ее сын — чернобылец, младший работает в ГАИ, снимает квартиру. У него ребенок — инвалид первой группы. Мать помогла бы присмотреть, но жить негде. Почему государство не заботится о молодых семьях?

Семь и больше лет числятся в очереди на бесплатное протезирование в городской стоматологической поликлинике инвалиды второй группы Ярослава Андриенко и Екатерина Рудык. Никакой информации о том, как продвигается очередь, нет. Обещали бесплатные путевки на оздоровление — нет. Правда, одной из женщин путевку дали, но пришлось заплатить так называемый благотворительный взнос.

Не менее актуальны земельные вопросы. Павел Мигдаль из Тернополя пытается узаконить несколько метров приусадебного участка. Еще в 1969 году городской совет выделил ему участок под застройку — 550 кв. м, но вышло 658, поскольку соседи поделили площадь между собой поровну. В 1987 году городской совет выдал новый план застройки, где земельный участок указан в размере 658 кв. м. Такая площадь и в техническом паспорте на дом. За нее Павел Григорьевич исправно платил земельный налог, но когда захотел приватизировать земельный участок, то почему-то намерили 664 метра. Городской совет дал согласие на приватизацию 550 кв. м, а 114 — предложил взять в аренду на пять лет. Узенький клочок земли шириной метр между двумя усадьбами, где нельзя не то чтобы что-то построить, а просто свободно пройти. И вот уже восемь лет пенсионер обивает пороги городского совета, судов, прокуратуры, земельных отделов, но безрезультатно. Пользовался 43 года, а теперь — нельзя.

Нет земли для уроженки пригородного села Чистилова Дарьи Иваничак. Муж был чернобыльцем, сын часто болеет. Живут в однокомнатной квартире. Надумала женщина строиться в родном селе, но в выделении земельного участка ей отказали.

Людмила Скоропад и Лариса Цимарная пришли с заявлением от имени жителей двух стоквартирных домов по улице Живова. Прямо под окнами детского сада (на расстоянии четыре метра) здесь планируют построить элитную многоэтажку. Нарушены санитарно-технические и пожарные нормы, подъездных путей нет, но на протесты людей никто не реагирует. На начало строительства уже есть разрешение.

Председателя городской «Просвіти» Дарью Чубатую волнует ситуация с новым изданием «Історії міст і сіл Тернопілля». Историки, краеведы, журналисты проделали колоссальную работу, но за нее им не заплатили. В областном бюджете-2013 на издание тома предусмотрено 330 тысяч гривен, однако сам бюджет до сих пор не принят. Тернопольщина остается единственным регионом Украины, который уже четвертый месяц живет без бюджета.

Это лишь отдельные заметки, сделанные во время приема избирателей народным депутатом. Алексей Кайда реагировал оперативно: звонил ответственным лицам с просьбой принять меры, просил помощников взять на контроль, помогал деньгами.

— С начала каденции ко мне с жалобами, просьбами, предложениями обратились свыше полутысячи человек, — говорит Алексей Петрович. — Причем не только из моего избирательного округа, районов Тернопольщины, но и из других областей: Черкасской, Николаевской, Винницкой... Люди недовольны ответами чиновников, годами ходят по кругу, ищут помощи, где могут. Много дел требуют решения в судах, но наши суды... Вообще в правоохранительных органах укоренилась клановость, которую рядовому гражданину непросто преодолеть. У судей, прокуроров, начальников милиции — четкая координация: того не трогать, того не обижать, тот — кум, тот — сват, с тем вместе на охоту ходим...

— С какими проблемами чаще всего обращаются люди?

— Просят помочь материально. Не на питание, а на лечение. Когда я был председателем областного совета, то у нас был фонд материальной помощи почти 100 тысяч в год, поэтому мог выделить больше. У депутатов есть средства на депутатскую деятельность, из них и даю. Некоторые проблемы требуют законодательного решения. Скажем, кому-то из родителей нужно сопровождать в санаторий больного ребенка. Ребенку — путевка бесплатная, взрослому надо платить не меньше 200 гривен в день, а если мать безработная, как в случае с женщиной, которая пришла на прием? Надо позаботиться хотя бы о частичной компенсации. Должна быть государственная программа по обеспечению больных фенилкетонурией, ведь своими силами им не выжить. Будем выступать с законодательной инициативой. К сожалению, законопроекты от оппозиции не всегда проходят.

 Многие из депутатов голосуют не с точки зрения целесообразности, а в зависимости от того, кто подал законопроект: власть или оппозиция.

 «Свобода» прежде всего руководствуется тем, как это может помочь украинскому народу. Скажем, и коммунисты, и националисты совместно голосовали за отмену пенсионной реформы, однако голосов не хватило. Наверное, избиратели видят нашу принципиальность, потому так много обращений.

Фото автора.

На приеме у народного депутата Алексея Кайды (на снимке слева).