В канун Нового года девятимесячная Диана Гулей из Доброполья оказалась на грани жизни и смерти. Причина — менингококцемия. Началось заражение крови, тело малышки покрылось глубокими ранами, девочка впала в кому. Но врачи Донецкого ожогового центра Института неотложной и восстановительной хирургии имени Гусака вернули ребенка к жизни.

«Вышли погулять, вдруг Дианка стала очень тяжело дышать, зашли в дом — еще и температура поднялась», — вспоминает Лидия Гулей, мама девочки. Сначала думали, что режутся зубы. Дали жаропонижающее, но температура держалась. На другой день появились два синих пятнышка на животе и ягодице. Обратились к педиатру в Доброполье. Врач успокоил, мол, это просто аллергия на жаропонижающее, и отправил домой. А к вечеру дочка полностью посинела, лежала без сознания. Поехали в местную инфекционную больницу»...

С 24 по 31 декабря ребенок находился в коме, потом — в состоянии токсического шока. Девочку перевезли в Донецк, где в городской клинической больнице №1 установили диагноз: менингококцемия, или менингококковый сепсис. Болезнь прогрессировала очень быстро. Через 18 дней из инфекционного отделения Диану доставили в ожоговый центр. К тому времени инфекция уже попала в кровь, начался некроз тканей: 40 процентов кожи малышки покрылось глубокими ранами.

— К нам и раньше поступали такие пациенты, но этот ребенок — особый случай. Были повреждены не только кожные покровы, но и два коленных сустава. Ноги и руки пострадали больше всего, также ранки были на лице, туловище. Девочке угрожала смерть, — рассказывает руководитель ожогового центра профессор Эмиль Фисталь.

— С помощью ультразвуковых аппаратов медики очищали раны от омертвевших тканей. «Для временного закрытия ран использовали искусственное биологическое покрытие — ксенокожу — и кожу самой Дианы, в основном со спины: там покровы были поражены меньше всего. Спина девочки заживала так быстро, что мы могли брать материал повторно», — делится руководитель ожогового центра.

Сейчас девочку-непоседу ограничивают в движениях: недавно ей прооперировали поврежденные коленные суставы. Таким образом, раны ликвидированы, Лидия уверена: дочка скоро пойдет.

Откуда свалилась страшная инфекция — неизвестно. В панике женщина хотела ехать лечить дочку за границу, но ее остановили: мол, хорошие специалисты есть и в Украине.

«Не менее 40 процентов пациентов ожогового центра составляют больные с новообразованиями, трофическими язвами, последствиями травм и инфекционных заболеваний. Для них важно получить современное и эффективное лечение», — отмечает директор института Владислав Гринь.

При лечении Дианы использовали фетальные фибробласты. Эта клеточная технология применяется в институте уже несколько лет и дает отличные результаты. «При обширных повреждениях покровов, как в данном случае, кусочек фетальной кожи мы размельчаем и помещаем в особую среду, где клетки размножаются и растут. Затем делаем специальные подложки, можно даже из марли, и перекладываем материал в чашки Петри. На марле образуется тонкая пленка клеток. Ею мы покрываем рану — это значительно улучшает заживление», — объясняет технологию руководитель ожогового центра.

Донецк.

 

На снимке:самое страшное позади, уверена мама Дианы Лидия Гулей.

Фото Лины КУЩ.