Чтобы не остаться наедине с болезнями
 
Несколько недель назад небольшое село Адамовка, что в Виньковецком районе на Хмельнитчине, взбудоражилось. Местные вышли защищать своего фельдшера. Приезжие готовы были избавиться от такого медработника, ссылаясь на промахи в его работе. Но люди с таким решением не соглашались. Всерьез были обеспокоены тем, что останутся без своего «доктора». А что тогда?
 
Не надо такого — не будет никакого
 
Конфликт вроде бы местный, но за ним — все та же давняя и нерешенная проблема. Хотя чиновники от медицины продолжают отчитываться о том, что начатая предыдущей властью медицинская реформа все-таки принесла определенные изменения, и положительные тоже, однако в селах их мало ощущают. О качественном обслуживании по давно известным уже мировым стандартами речь не идет. Сельские жители на такое даже не претендуют. Очень часто людям нужен хотя бы элементарный медицинский совет, не говоря уж о сложной диагностике. Поэтому готовы мириться с любым специалистом в белом халате. Главное — чтобы он был. Не приезжий, а на месте, свой. К которому можно прибежать даже среди ночи и который обязательно послушает, придет к больному.
Именно это продемонстрировал конфликт в Адамовке. Случилось так, что за последних полгода руководитель тамошнего ФАПа получила от главного врача районного центра первичной медико-санитарной помощи два выговора. Это и стало поводом для того, чтобы руководство усомнилось в целесообразности пребывания такого специалиста в должности.
Сложно судить со стороны об обоснованности такого наказания. Это дело специалистов. В конце концов, и позицию районного начальства можно понять, ведь там тоже несут ответственность за безопасность жизни людей. Но, вот чудо, адамовчане не то что не высказали претензий к неквалифицированным действиям фельдшера, а наоборот, решили защитить ее. Дескать, причиной ошибок стало отсутствие надлежащего опыта. Зато желание работать у заведующей есть. Да и к людям она относится так, что другой те не хотят. Даже сельский голова поддержал такую позицию.
В конце концов, сошлись на том, что фельдшеру дали месяц испытательного срока. Справится — будет в селе свой медработник. А не справится — не будет?
 
Кадров достаточно. Врачей не хватает
 
Уже годами медицина страдает кадровой болезнью, которая превратилась в хроническую. Симптомы ее, судя по рассказам, следующие: для того, чтобы устроиться в районном, городском или областном медицинском учреждении, придется приложить немало усилий, а то еще и хорошую взятку дать. Правда, о подобном все разговоры лишь на уровне слухов, так как на самом деле ни одного случая, когда был бы выявлен взяточник во время кадровых назначений, обнародовано не было. Но вместе с тем поговаривают, что не меньше взятку надо дать еще и за то, чтобы тебя... не назначили на должность. Только на этот раз речь идет о сельских учреждениях.
Директор департамента здравоохранения Яков Цуглевич на ведомственной коллегии признал, что с кадровыми вопросами есть проблемы в лечебно-профилактических учреждениях области, где не хватает врачей общей практики семейной медицины. Хотя только в этом году на курсах первичной специализации по общей практике семейной медицины должны подготовить 52 врача. Кроме того, зачислены в интернатуру 93 выпускника высших медицинских учебных заведений, учившиеся по государственному заказу, из которых почти половина — по упомянутой специальности. Да и из медицинских училищ и колледжей области вышли 442 выпускника. Из них 117 трудоустроены в селах.
Но долго ли они там будут работать. И какой процент останется навсегда?
Перспективные планы в отношении своих интернов не отваживается строить главный врач Красиловского центра первичной медико-санитарной помощи Олег Ватажук. Рассказывает, что сейчас есть четверо, которые согласно закону должны отработать в селе три года. Возможно, их и удастся задержать на это время. Но что удержит в подольском селе этих уроженцев Винницы, Черновцов, других городов? Никто даже не сомневается, что как только придет время, они сразу разъедутся по домам.
— Заниматься семейной медициной, а тем более в селе, мало кто хочет, — говорит Олег Михайлович. — Сегодня из полусотни наших врачей треть — пенсионного возраста. Думаете, это плохо? Наоборот, эти люди преданы делу и никогда не покинут свои села. Но рано или поздно кто-то должен прийти им на смену.
 
Одни реформы отшумели. Теперь ждут другие
 
Замены и изменения в сельские медицинские учреждения все же приходят. Но сказать, что при этом пациенты ощущают кардинальные изменения, сложно. Реформа, провозглашенная прошлой властью, принесла свои плоды. Вернемся в тот же Красиловский район. Из 54 тысяч его жителей 32 тысячи — сельские. Они, как никто, заинтересованы в том, чтобы на местах были ФАПы, амбулатории, семейные врачи... Ведь как бы мы мы ни хвастались, современными медицинскими центрами в городах, какую высококлассную помощь ни оказывали там специалисты, в основном крестьяне отдают предпочтение «своим» врачам и больницам. Потому что так удобнее, доступнее и дешевле. И эти обстоятельства никуда не денешь.
Так вот, в упомянутом районе в свое время работали даже две районные больницы, одна из которых была в Антонинах. Теперь ее лишили этого статуса. Но дело не в названии, а в том, что вместо ста коек там функционирует всего тридцать. Участковая в Федоривцах превратилась в ФАП. В Кременчуках было два десятка коек, а теперь нет... В целом в районе осталось лишь две отделенных сельских амбулатории. Этого мало. Планируют открыть еще хотя бы две. Но когда это будет. А главное — за какие средства?
Финансирование остается одной из больных проблем области. Хотя формально большинство главных врачей констатируют: перебоев со средствами нет, некоторые статьи расходов даже выросли. Но при этом потребности остаются крайне большими.
Частично законсервируют
 
Если еще не так давно одним из главных лозунгов медицинской реформы была оптимизация, то теперь оптимизировать, а точнее, закрывать учреждения становится все тяжелее. В первую очередь из-за того, что их остается меньше. Но содержать даже те, что есть, весьма проблематично.
В Старом Острополе, что в Староконстантиновском районе, нашли свой вариант выхода из тупика — тамошнюю больницу решили частично законсервировать. Содержать трехэтажное помещение, в котором разместились отделения неотложной скорой помощи, поликлиника, лаборатория, палаты для больных, проходящих лечение стационарно, оказалось финансово невыгодно. Поэтому решили третий этаж закрыть и отключить от отопления. Такое решение главного врача центра первичной медико-санитарной помощи Анатолия Швеца вполне понятно — он всячески старается сэкономить средства. Возможно, даже надеется, что вскоре в пустых палатах снова появятся врачи и пациенты. Но не сейчас.
В свое время председатели сельских советов с облегчением вздохнули, когда с их баланса были сняты местные учреждения здравоохранения. Так как средств на их содержание в сельских бюджетах не было. Теперь они финансовым бременем лежат на центрах ПМСП. Но хуже всего то, что и там нормального финансирования для их содержания не предусмотрено. Практически 85 процентов бюджетных расходов идет на зарплату и оплату коммунальных услуг медучреждений. Остальное надо разделить на лекарства, новое оборудование, ремонты, реконструкции...
В результате получается, что на лекарства для одного потенциального пациента центров ПМСП приходится до пяти гривен в месяц. Едва не половина медицинских учреждений на местах не отвечает табелям оснащенности. Годами приходится пользоваться нехитрым оборудованием, которое давно подпало под списание. К пациентам продолжают ездить и такие машины, которым более трех десятилетий...
Это реалии сельской медицины. Но в селах рады и тому, что имеют. И боятся потерять. Поэтому и всячески пытаются отстоять своих врачей, фельдшеров и медсестер. Ибо в них — олицетворение всех современных достижений отрасли.
Хмельницкий.
 

Пациенты сельских медучреждений всегда отмечают, что там к ним относятся по-домашнему тепло и с сочувствием. Часто это заменяет дорогие лекарства и современное оборудование.

 
 
Фото автора.