По данным некоторых авторитетных источников, сегодня в Украине насчитывается более 2,5 миллиона студентов. 250 тысяч из них, то есть каждый десятый, учатся в столичных вузах І—ІV уровней. Их здоровьем занимается Киевская городская студенческая поликлиника, которая расположена в семиэтажном здании по улице Политехнической, 25/29. К ней прикреплено 170 тысяч юношей и девушек, которые имеют студенческие билеты 59 учебных заведений государственной формы собственности.

Без шика, но все же гарантировано

...Простые, без вычурных украшений, но тщательно прибранные ступеньки ведут нас на этажи, где принимают врачи разных специальностей, где к услугам студентов диагностические и процедурные кабинеты. Знакомя нас с лечебным учреждением, его главный врач Владимир Войнаровский рассказывает, что медпомощь в поликлинике предоставляется по 21 врачебной специальности. Кроме таких распространенных и «обязательных», как, скажем, терапевт, лор, окулист, невропатолог и т. п., есть еще и психиатр, эндокринолог, стоматолог, хирург и другие специалисты «узкого» профиля. Действует также своя фтизиатрическая служба. Утвержденный кадровый лимит составляет 585 штатных единиц, хотя по существующим нормативам их должно быть 1250.

— Этот штат обслуживает как поликлинику, так и поликлинические отделения, функционирующие при Национальном техническом университете Украины «Киевский политехнический институт» и Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко, а также медицинские пункты в 27 других столичных вузах. Основанием для кадрового «урезания» стало то обстоятельство, что по статистике половина студенческой молодежи — киевляне, и посему они могут пользоваться услугами медицинских учреждений по месту проживания, — объясняет Владимир Романович.

По его словам, примерно 60 тысяч прикрепленных — это студенты-контрактники. Между тем финансовое обеспечение поликлиники рассчитано лишь на тех, кто учится по государственному заказу. Поэтому приходится делить ресурсы на всех. На вопрос, есть ли в составе лечебного учреждения стационарное отделение, главный врач отрицательно качает головой. Но подчеркивает, что его отсутствие не создает серьезных проблем, так как в случае возникновения необходимости в стационарном лечении или глубоком обследовании кого-то из контингента пациентов на обращение студенческой поликлиники откликаются и столичные лечебные учреждения, и диагностические центры, и институты Национальной академии медицинских наук.

Тревожная статистика, неадекватные решения

Как же чувствуют себя те 170 тысяч студентов, насколько удовлетворительно состояние их здоровья? Как выяснилось, по итогам обследований, проведенных медиками поликлиники, к лицам, у которых нет отклонений в состоянии их здоровья, можно отнести сегодня всего 22 процента прикрепленных к ней студентов. А 78 процентов такие отклонения имеют. На первом месте в их перечне — неудовлетворительное состояние костно-мышечной системы. У каждого второго из каждой тысячи осмотренных есть искривление позвоночника, плоскостопие, нарушение подвижного аппарата. Дальше идет нарушение зрения — 25—28 процентов от общего количества. У 16 процентов девушек — заболевания женских органов. Диагноз «гастрит» можно ставить двум студентам из трех, особенно тем, кто живет в общежитиях. Имеются, к сожалению, и больные туберкулезом и другими опасными недугами.

Ссылаясь на эти и другие статистические данные, которые, вне сомнения, тревожны уже сами по себе, главный врач и его коллеги особенно акцентируют внимание на том, что разговор об отклонениях. Об отнесении обследованных студентов к категории «здоровых», к сожалению, вообще речь не идет. Так что, учитывая и мнение авторитетных специалистов, можно с досадой говорить, что стопроцентно здоровых студентов в нашей стране совсем мало. За этим — отнюдь не розовые прогнозы относительно будущего нашей нации, в том числе и физического состояния тех, кто после окончания вузов ступит на трудовую стезю.

Последний момент заставляет серьезно задуматься, еще и учитывая позицию отечественного Минюста, который исключает любые ограничения в выборе молодыми людьми профессии и, соответственно, места учебы, говорит Владимир Войнаровский. По его словам, никто же не оспаривает право абитуриентов на получение высшего образования. Но бывают случаи, когда не только работа, но и прохождение практики по избранной специальности тому или другому лицу противопоказаны. Главный врач ссылается на пример: больной бронхиальной астмой молодой человек хочет учиться на химика-технолога. Сложно ли представить, что будет с этим специалистом во время работы на химическом заводе. Бывают также ситуации, когда состояние здоровья подготовленного специалиста не дает ему возможности выполнять те или иные функции. В частности, при наличии эпилепсии: работая, скажем, на машиностроительном предприятии, он в любой момент может потерять сознание, попасть в механизмы производственного конвейера, покалечиться или даже погибнуть.

Главный врач вспомнил, в частности, случаи, когда будущими педагогом дошкольного обучения и медицинским работником оказались ВИЧ-инфицированные юноши. Их право быть защищенными сомнению не подлежит, отмечает Владимир Войнаровский. Но на выбор профессии, по его убеждению, должно быть ограничено. Ведь парадокс: запретить первому практику в детсаду никто не может, так как есть вето на разглашение врачебной тайны. Что же до будущего медика, то та или другая медицинская манипуляция с его участием может стать источником распространения опасной инфекции. Так не должно быть, считает руководитель медицинского учреждения. По его словам, юридическая база должна предусматривать защиту не только одного человека, но и всего общества.

У трех мамок на правах золушки

Единичные примеры и острые проблемы, с которыми сталкиваются медицинские работники студенческих лечебных учреждений, в частности и киевской поликлиники, отражают, по их мнению, общее состояние со здравоохранением студенческой молодежи в нашем государстве. А здесь, как выясняется, не все обстоит благополучно. Так как внимание к этой категории граждан у нас, скорее, равняется нулю. Единственным нормативным документом, принятым за 22 года независимости Украины, является приказ, который регламентирует порядок предоставления академических отпусков по состоянию здоровья, принятый, кстати, еще аж в 1996 году. Проекты других документов, крайне необходимых для функционирования этой специфической и вместе с тем весьма важной подотрасли медицины, так и остались проектами. Существуют лишь не действующие приказы СССР относительно организации медпомощи студенческой молодежи, совместный приказ союзных министерств высшего образования и здравоохранения №805-857 и разрозненные, нескоординированные действия наших Минобразования и Минздрава. Минобразования считает, что его задача — организовать учебный процесс, а организация медпомощи студентам — дело Минздрава. Законодательной базы нет совсем. Более того, сначала Минобразования, а сегодня уже и руководители учебных заведений вопросом здравоохранения системного внимания практически не уделяют.

— Раньше заболеваемость студентов, состояние их здоровья, временная потеря трудоспособности ежегодно рассматривали на всех ученых советах, — рассказывает Владимир Войнаровский. По меньшей мере раз в год — на заседании совета ректоров киевского региона. Теперь я уже даже не помню, когда в последний раз эти вопросы выносились на такую аудиторию.

Ярчайшим проявлением разрозненных действий и различного видения ведомствами своих места и роли в организации медпомощи студентам стали правила приема в вузы на 2015 год, утвержденные Минобразования. Ими уже не предусмотрены, а фактически отменены любые медицинские документы, которые абитуриент должен предоставить при поступлении. Единственное, что есть, — право вуза проводить обследование в случае, если выбранная молодым человеком профессия связана с вредными условиями труда. За чей счет и какими лечебными учреждениями может проводиться такое обследование, не прописано.

— Речь идет о форме 086/о, которая действовала с начала 60-х годов, — рассказывает Владимир Романович. — Она определяла состояние здоровья будущего студента и его профпригодность, ориентировала врачей на определенные профилактические действия. До отмены формы в определенной степени причастен и Минюст, который постоянно высказывается против медицинских справок как, по его мнению, ограничивающих права лица.

Получается так, что каждое ведомство смотрит на проблему со своей колокольни. Одно видит в медицинской справке ограничение прав выбора профессии, другое кивает на отсутствие абитуриентского конкурса. Значит, надо принимать всех без исключения. Кстати, уже в прошлом году медработники были отстранены от участия в работе приемных комиссий.

Спрашиваем у главного врача, насколько хлопотливое дело — получение формы 086/о?

— Если взять регионы, сфера здравоохранения в которых прошла через так называемое реформирование, то побегать за справкой приходится еще и как. Ведь здесь медпомощь административно разделили на первичную и вторичную. Так что теперь узкий специалист — офтальмолог, хирург, гастроэнтеролог и т. п. — не примет никого без направления врача общей практики. То есть сначала надо попасть на прием к последнему как представителю первичного звена и получить соответствующее направление «дальше». А сколько у врача общей практики талонов к специалистам? Даже не ежедневно — ежемесячно. И хорошо, если выпускник школы живет в городе. А если в селе, то сколько времени ему понадобится, чтобы получить форму 086/о, где должны быть заключения семи специалистов? Кроме того, еще же надо пройти обследование в диагностическом центре. И только собрав все данные, потом снова обратиться к врачу общей практики или семейному врачу, который и пишет окончательное заключение, определяет степень пригодности по состоянию здоровья.

Казалось бы, отмена формы 086/о упрощает ситуацию. Но это лишь на первый взгляд. Главный врач студенческой поликлиники загибает пальцы, считая новые свалившиеся проблемы. И не только на лечебное учреждение. Прежде всего, первокурсники прикрепляются к поликлинике с чистым листом: обследовать их на предмет состояния здоровья придется полностью здесь. Во-вторых, каждому, кто поселяется в общежитие, нужна медицинская справка, обязательным атрибутом которой должна быть флюорография. И даже если молодой человек несколько месяцев назад далеко не безвредный для организма рентген делал по предыдущему месту жительства, а выписки об этом нет, его приходится облучать снова. Отсутствие формы 086/о скажется, в конце концов, и на общей социально-экономической ситуации в государстве: насколько состояние здоровья подготовленных специалистов будет отвечать их возможностям реализовать себя в избранной профессии, а также условиям их трудовой деятельности. Если проще, то все ли из них будут иметь необходимую профпригодность. Самой болезненной проблемой станет отсутствие информации относительно проведенных профилактических прививок против управляемых инфекций, что обязательно приведет к вспышкам инфекций среди студенческих коллективов.

Но это уже вопрос к государственным мужам. И, конечно же, к парламентскому Комитету по вопросам здравоохранения, который будет сформирован уже в скором времени.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.

Главный врач Владимир Войнаровский и медсестры Елена Коба и Виктория Остапенко.

Киевская городская студенческая поликлиника.