В судебном заседании по делу против экс-премьера Украины Юлии Тимошенко о злоупотреблениях корпорации «Единые энергетические системы Украины» был объявлен перерыв до 18 января 2013 года. Стало быть, послезавтра ей надо предстать перед судом. Но Юлия Владимировна заявила твердо и однозначно: не пойду! А если будут пытаться доставить силой — будет оказывать сопротивление.
— Экс-премьер-министр Украины, лидер партии «Батьківщина» Юлия Тимошенко не прекращает акции протеста, потому что ее требования не выполнены, — сообщил накануне журналистам в Харькове народный депутат от партии «Батьківщина» Александр Бригинец. По его словам, ранее начальник Качановской исправительной колонии Игорь Колпащиков якобы заявил народным депутатам, что видеокамеры в палате Тимошенко будут сняты.
— Меня поражают комментарии народных депутатов, — говорит Игорь Колпащиков, — которые позволяют себе делать заявления в СМИ, подписывая их моим именем. Во-первых, никто никогда не обещал снимать никаких камер в палате осужденной. И вообще разговоров на эту тему мы не вели. А во-вторых, я не пойду на нарушение закона под их политическим давлением и шквалом ложных заявлений. Еще раз подчеркиваю, что камеры в палате Тимошенко установлены законно, как того от нас требуют нормативные акты, которые никоим образом не противоречат международным стандартам, — подчеркнул начальник колонии. 
— Их три, и так было всегда, и так останется. Никогда не было ни скрытых камер, ни камер в туалетах, ни еще где-либо. Распространение наглой лжи по этому поводу является политическим фарсом и не больше. За Юлией Тимошенко наблюдают только сотрудники-женщины. За видеозаписью постоянно следят исключительно сотрудницы службы, охрану осужденной в палате тоже обеспечивают только женщины. Сотрудники-мужчины дежурят лишь за пределами места содержания Тимошенко.
Напомним, 8 января 2013 г. Ю. Тимошенко объявила акцию гражданского неповиновения и отказалась возвращаться в свою палату до тех пор, пока оттуда не уберут видеонаблюдение и круглосуточную охрану. Тимошенко также заявила, что в знак протеста она больше ни разу не приедет добровольно в суд, «потому что это давно не суд, а инквизиция без справедливости и чести».
Харьков.