Должно ли Минэкологии информировать общественность, по какой дороге и на каком транспорте будут перевозить свыше тысячи тонн сильнодействующего яда?
Из самого большого в государстве могильника химических отходов, что в поселке Джурин на Виннитчине, в начале осени планируют вывезти свыше тысячи тонн опасных для людей и окружающей среды веществ. Пункт доставки — Одесса.
Смертельная смесь
Одна тонна ртути, почти 500 тонн дуста (ДДТ), 200 тонн гексахлорана, 6 тонн мышьякосодержащих соединений — всего 1024 тонны ядовитых веществ, которые относятся к группе сильнодействующих, хранится в могильнике возле поселка Джурин Шаргородского района. Завезли их сюда еще в 1978 году. За это время тара, а это металлические и деревянные бочки, прогнила, смесь смешалась и образовались новые, никому не известные, химические соединения. Как они могут проявить себя, также никто не знает.
По количеству непригодных химических средств Джуринский ядомогильник не имеет аналогов в Украине. Столько опасных химикатов, сосредоточенных в одном месте, не зафиксировано ни на одной свалке стран Европы, утверждают специалисты.
Летом могильник открыли, яд собирают в специальную тару и готовят к вывозу. Сыпучие вещества загружают вручную, жидкости — насосами. Ими заполняют бочки и мешки из специального материала. Уже очистили пять бункеров. На этом работы остановили. Почему?
Трактористы отказываются работать
— Здесь такой коктейль намешан, страшно представить! — говорит поселковый голова Джурина Сергей Гончарук. — Тем, кто взялся за такую работу, надо памятник поставить. Жители нашей громады, как и соседних сел, признательны людям, которые убирают от нас это «добро». До сих пор мы все жили, как на пороховой бочке.
Как сообщили в Государственном управлении охраны окружающей природной среды в Винницкой области, на вывоз ядохимикатов из Джурина выделено 35 миллионов гривен. Это государственные средства. По словам начальника управления Владимира Крысько, работы выполняют специалисты одного из специализированных предприятий из Киева. Тендер на утилизацию отходов выиграла израильская фирма, уточнил собеседник.
С помощью экскаватора поднимают бетонные плиты, а затем рабочие вручную лопатами достают химические препараты. Работы начали в конце июля. Завершить планируют в начале осени. Правда, коррективы внесла не только погода. В июле стояла невыносимая жара.
— При такой жаре работать невозможно, — говорит руководитель группы рабочих Виктор Жуковский. — За лопаты брались только утром и ночью. Хотя и в это время суток температура такая, что пот глаза заливает. Ведь мы одеты в специальные средства защиты.
Технику нанимали местную, в хозяйствах соседних сел. С ее помощью раскопали пять бункеров. Дальше работы остановили.
— Экскаватор сломался, а найти другой не удается, — говорит Виктор Жуковский. — Одни отказываются работать в таких условиях, другие требуют большие деньги. Я сообщил об этом своему руководству в Киев. Сам собираюсь туда, чтобы доложить о ситуации. Еще надо достать яд из четырех бункеров. Сейчас температура снизилась, как раз работать бы, но без техники это невозможно.
Точка взвешивания — село Русава
Ядомогильник находится в 12 километрах от поселка Джурин. Дорога к объекту такая, что на ней можно потерять даже колеса от автомобиля. Одна выбоина глубже другой. А вот до села Русава соседнего Томашпольского района расстояние наполовину короче и дорога немного лучше. Хотя все равно на многотоннажном авто добраться до свалки вряд ли удастся. Именно такими автомобилями планируют вывозить опасный груз.
Как нам стало известно, сначала его будут загружать в кузова небольших автомобилей. Ими довезут до упомянутого села Русава. Там перегрузят в «сорокатонки».
Но сначала груз должны взвесить. Оборудование для взвешивания автомобилей в Русаве есть только в одном месте — на току, где взвешивают зерно, объяснили в селе. Насколько безопасно заезжать автомобилям с таким грузом на территорию хозяйства, пусть об этом говорят специалисты. Впрочем, официально никто не подтвердил информацию, что именно так будут определять вес груза. Возможно, предприятие, выполняющее работы, доставит из Киева специальные автомобильные весы. Пока яд, собранный в специальные мешки и бочки, находится возле ядомогильника. Тара установлена на поддоны. Рабочие уверяют, что она герметична, а ее содержимое не имеет никакого контакта с окружающей средой. Дождевые осадки не проникают внутрь.
— Мне известно, что яд из Джурина планируют переправлять на утилизацию за рубеж морским путем, — говорит начальник Государственного управления охраны окружающей природной среды Владимир Крысько. — Ближайший порт от нас — Одесса. Маршрут до Одессы от небольшого села Русава можно проследить, посмотрев на карту автомобильных дорог. Впрочем, даже не это главное. Общее количество груза, как уже упоминалось, свыше тысячи тонн.
— Задокументировано 1023,7 тонны яда, — рассказывает Владимир Крысько. — Но раскопка первых бункеров засвидетельствовала, что цифра будет больше. Возможно, потому, что все перемешано с землей и тарой... Однозначно вес будет больше того, который значится в документах.
Если действительно груз будут доставлять автомобилями 40-тонной грузоподъемностью, то одной единицей такого транспорта придется сделать более 25 (!) рейсов. И это в то время, когда дороги в направлении Одессы и в обратную сторону отличаются особой интенсивностью движения!..
Возможен вариант транспортировки по железной дороге. Недалеко от Джурина — железнодорожная станция Вапнярка. Железная дорога, как известно, имеет опыт перевозки таких грузов. Как будет на самом деле, исполнители работ карты не раскрывают.
— Это уже не наше дело, куда повезут яд, — объясняет Виктор Жуковский. — Наша задача — вычистить бункера и надежно затарить. Куда их отправят на переработку, нам об этом не говорят.
Винницкие экологи повторяют то, что уже сказали: груз из Джурина отправят на утилизацию в одну из западных стран морским путем. Не удалось также узнать, кто именно будет сопровождать опасный груз. Будут ли информировать о его перевозке громады, по территории которых проедут автомобили, на которых, по словам одного из жителей Джурина, так и хочется написать слово «смерть!».
Откуда столько химикатов?
Пункт захоронения ядохимикатов близ поселка Джурин, так называли в советское время этот объект, построен почти сорок лет назад. За его появление должны «благодарить» тех, кто принимал распоряжение Совета министров УССР от 19.12.1073 года «Об уничтожении непригодных и запрещенных ядохимикатов для использования в сельском хозяйстве». Особенность такой свалки заключалась в том, что сюда свезли отходы из девяти областей государства. Даже из таких отдаленных, как Закарпатская, Волынская, Ривненская, Львовская. А также с Ивано-Франковской, Тернопольской и соседних Хмельнитчины и Житомирщины. Больше всего непригодных и запрещенных химических веществ доставили из нашей области — 321,1 тонны. Всего, как свидетельствуют архивные документы, под Джурином выгрузили 1023,7 тонны химических веществ.
Девять бетонных бункеров для могильника обустроили в бывшем карьере на площади 4,5 гектара. Ядохимикаты затарили в металлические и деревянные бочки. Они находятся на глубине немного более двух метров. Над каждым из бункеров установили железобетонные панельные плиты. Сверху присыпали землей.
Уже тогда жители Джурина и соседних сел «проявляли беспокойство относительно загрязнения окружающей среды». Так записано в одном из архивных документов того времени. Из области информировали в Киев, что люди неоднократно обращались по этому поводу в обком партии, облисполком, писали в Верховный Совет. Их обращения рассматривали на общем заседании бюро обкома партии и облисполкома. Внесли предложение разработать проектную документацию на сооружение контрольных скважин для того, чтобы осуществлять контроль за качеством грунта и подземных вод. Пятьсот тысяч советских рублей попросили у Киева на такие меры. Контрольные скважины пробурили. Они сохранились до сих пор. Но ситуацию они не спасали. Жители продолжали требовать убрать от них яд. И через 36 лет все-таки дождались.
Винницкая область.
На снимке: очистить крупнейший в государстве могильник ядохимикатов возле села Джурин планируют осенью нынешнего года.
Фото Олега КРИВОНОСА.