Во всемирно известном национальном биосферном заповеднике Аскания-Нова — невиданная вспышка размножения редчайших животных. После тяжелой зимы 2009—2010 годов из-за гололедицы и морозов в результате естественного отбора здесь погибли 107 экзотических копытных (самые слабые или старые), содержащихся в полусвободных условиях на отгороженном участке целинной степи, а в этом году поголовье этих же копытных стремительными темпами начало расти. «Включился» природный механизм сохранения популяции, вследствие чего потери компенсировались в два раза!

Посему «на руках» у обрадовавшихся, но и немного сбитых с толку «беби-бумом» научных работников их оказалось значительно больше, чем нуждается в этом заповедник. Создался «излишек» из 12 бизонов, 50 туркменских куланов, 20 благородных оленей, десятков сайгаков и муфлонов. Их уже начали раскупать зоопарки и частные питомники Украины и России от Харькова до Санкт-Петербурга, однако, говоря на языке деловых людей, предложение все равно значительно превышает спрос — даже при том, что стоимость уникальных животных более чем умеренная: того же бизона, например, можно приобрести за 15 тысяч гривен, а «красно-книжного» оленя Давида — за 17 тысяч. Можно было бы продавать и дороже, но покупательная способность зоопарков, к сожалению, тоже значительно ограничена.

— Из-за того, что бюджетное финансирование ограничивается преимущественно компенсацией затрат на заработную плату и коммунальные услуги, в заповеднике образовался дефицит средств на медикаменты для лечения животных, корма, горючее. Поэтому торговля редчайшими копытными согласно государственным лимитам сегодня является своеобразным «спасательными кругом»: в нынешнем году выручка от их реализации уже составляет свыше полутора миллионов гривен и позволила покрыть половину из трехмиллионного денежного дефицита. Закупили на 400 тысяч гривен 230 тонн зерновых для зимней подкормки птиц и копытных, но дыр в хозяйстве еще хватает. Поэтому сейчас мы как тот солдат перед генералом, который в ответ на вопрос, хватает ли ему каши, лихо вытянувшись в струнку отвечает: «Каши достаточно, еще и остается!». А когда генерал переспрашивает, что делают с остатками каши, то слышит: «Съедаем, еще и не хватает!», — грустно пошутил в разговоре с автором этих строк директор национального биосферного заповедника Аскания-Нова, кандидат биологических наук Виктор Гавриленко.

В Аскании сегодня налажено сотрудничество с коллегами едва ли не на всех континентах Земли. 

Научный авторитет работников заповедника, созданные здесь достойные условия для содержания и размножения фауны позволяют постоянно получать из-за границы заманчивые предложения об обмене или даже дарении животных. 

По желанию, администрация резервата могла бы на протяжении довольно короткого времени значительно увеличить свою коллекцию, пополняя ее на радость десяткам тысяч посетителей, хоть кенгуру или африканскими слонами и жирафами. Тем более технические возможности для этого есть: свыше 25 гектаров территории Аскании-Новы до сих пор находится «в резерве». Проблема только в том, что обеспечение комфортных условий для содержания животных по всем международным стандартам (а именно их неуклонно соблюдает руководство заповедника) нуждается в немалых финансовых «вливаниях» со стороны государства: средств от продажи «излишков» животных, какими бы большими они ни были, для этого одно-значно не хватит.